Страхи двухлетнего ребенка

Категория: Двухлетний ребенок

 Страх разлуки. Вот что иногда происходит, если чувствительного, зависимого ребенка в возрасте от 20 до 25 месяцев неожиданно разлучают с матерью. Возможно, мать на несколько недель вынуждена была внезапно уехать из города. Или решила, что ей пора возвращаться на работу, и нашла женщину, которая будет присматривать за ребенком в течение дня. Обычно ребенок не поднимает шума, когда матери нет, но, когда она возвращается, он прилипает к ней, как пиявка, и не разрешает приближаться к себе другой женщине. Когда ему кажется, что мама снова уходит, он впадает в панику. Сильнее всего страх разлуки, когда нужно ложиться в постель. Ребенок в ужасе и отчаянно сопротивляется. Если мать вырывается и уходит, он может плакать часами. Если она сидит у его кроватки, он лежит спокойно. Но стоит ей пошевелиться, как он мгновенно вскакивает.

В некоторых таких случаях ребенок мочится в постель. Он начинает говорить «пи-пи» (или произносит другое условное слово), мать относит его в туалет, он выпускает несколько капель и, как только она укладывает его в постель, он снова кричит «пи-пи». Вы можете сказать, что он просто пользуется предлогом, чтобы удержать при себе мать. Это верно, но дело не только в этом. Такие дети действительно боятся обмочиться в постели. По ночам из-за этого страха они могут просыпаться каждые два часа. В таком возрасте мать начинает выражать свое неодобрение такими несчастными случаями. Может, ребенок думает, что мама его разлюбит, если он обмочится, и поэтому уйдет. Если это так, то у него есть две причины бояться уснуть.

В этом возрасте нужно избегать поводов для страха. Дети, которые с самого младенчества находились среди разных людей и которым позволили выработать независимость и общительность, меньше страдают от таких страхов.

Если вашему ребенку около двух лет, опасайтесь решительных перемен. Если можно отложить поездку на шесть месяцев или подождать с выходом на работу, лучше подождите, особенно если это ваш первый ребенок. Если вам все же нужно уехать, постарайтесь, чтобы ребенок заранее познакомился с женщиной, которая будет за ним присматривать, и привык к ней, будет ли это подруга, родственница иди служанка. (Если ребенку придется какое-то время провести в чужом дома, еще важнее, чтобы он предварительно и постепенно познакомился с новыми людьми и новым местом.) Вначале не оставляйте его на весь день. Начните с получаса и постепенно увеличивайте продолжительность отлучек. Не уезжайте в течение месяца после того, как переехали в другой город или уехал какой-нибудь другой член семьи. Ребенку в таком возрасте нужно много времени, чтобы привыкнуть к каждой перемене отдельно.

В главе «Работающая мать» содержатся другие соображения относительно того, что сделать, когда мать собирается возобновить работу.

 Как помочь двухлетнему ребенку преодолеть страх. Если ребенок боится ложиться спать, лучше всего спокойно сидеть с ним рядом, пока он не уснет. Но выполнить это нелегко. Не старайтесь тихо ускользнуть до того, как он крепко уснет. Это его испугает и не даст уснуть. Борьба может тянуться неделями, но в конце концов вы победите. Если он. испугался после вашего отъезда, постарайтесь в течение многих недель не уезжать из города снова. Если вам необходимо ежедневно уходить на работу, прощайтесь с ним ласково и весело, но решительно. Если у вас на лице боль и неуверенность, тревога ребенка только усилится.

Немного помогает, если вы лишаете ребенка дневного сна и он устает или если врач припишет успокоительное, однако в конечном счете одного этого оказывается недостаточно. Ребенок в страхе может не спать часами, даже если страшно устал. Вам нужно прежде всего его успокоить.

Если ребенок боится обмочиться, успокаивайте его, говорите, что не имеет значения, даже если он сделает пи-пи в постель, что вы его все равно любите.

Излишняя опека усиливает страхи ребенка. Ребенок, который боится разлуки — или еще чего-нибудь, — очень чувствителен к тому, испытывает ли мать те же чувства. Если она колеблется или ведет себя, как виноватая, каждый раз как уходит, если она торопится в его комнату по ночам, ее тревога усиливает его страх разлуки.

Может показаться, что я себе противоречу: ведь я сказал, что мать должна посидеть с ребенком, пока он не уснет, и не уезжать в течение нескольких недель, если он испугался. Я хочу сказать, что она должна уделять ему особое внимание, как больному. Но в то же время должна быть веселой, уверенной, ничего не боящейся. Она должна следить за тем, как ребенок избавляется от своей зависимости и страха, подбадривать, поощрять и хвалить его. Такое отношение — наиболее существенный фактор в преодолении детских страхов.

Такая связь между излишней опекой со стороны родителей и страхами ребенка свойственна и многим другим ситуациям, проблемам сна и избалованности в младенчестве и раннем детстве.

Стремление к излишней опеке испытывают обычно очень преданные и нежные родители, которые склонны считать себя виноватыми, хотя их вины нет. Важнее всего в большинстве случаев неспособность родителя признаться самому себе, что он иногда сердится на ребенка и негодует.

Родители и дети, которые боятся признаться, что существуют естественные моменты, когда они злятся друг на друга и желают, чтобы с другим случилось что-нибудь плохое, воображают вместо этого, что все опасности мира приходят извне, и сильно их преувеличивают. Ребенок, который не признает злости в себе и матери, помещает ее в какое-нибудь чудовище, или в ведьму, или в грабителей, или в собак, или в динозавров, или в полиомиелит, или в молнию, в зависимости от своего возраста и жизненного опыта. И цепляется за мать — чтобы получить защиту самому и убедиться, что с ней ничего не случилось. А мать подавляет свои редкие злые мысли и воображает опасности похищения, или коклюша, или несчастных случаев, или неправильной диеты. Она пытается все время находиться рядом с ребенком, чтобы уберечь его от опасности, и ее тревожное выражение убеждает ребенка, что его страхи основаны на реальности.

, Конечно, выход не в том, чтобы родители подавили все свои гневные чувства к ребенку или, напротив, проявили бы их в полной мере. Ни то ни другое не поможет. Но родителям, несомненно, поможет, если они признают неизбежность временного недовольства ребенком и испытываемых изредка злых чувств к нему и пошутят друг с другом по этому поводу. Помогает расчистить атмосферу, если родитель иногда говорит ребенку, как он на него рассердился — особенно если гнев оправдан. Если это сделано разумно, то не мешает нормальной дисциплине. Неплохо иногда сказать ребенку: «Я знаю, как ты сердишься на меня, когда я так с тобой поступаю».

. . Когда речь заходит о необходимости преодолеть страхи ребенка, очень многое зависит от того, насколько быстро это нужно сделать. Если ребенок боится, нет необходимости заставлять его немедленно подружиться с собаками, или заходить поглубже в озеро, или ездить одному на автобусе. Он сам захочет все это проделать, как только осмелеет. Но если ребенок боится ходить в детский сад, лучше настоять, чтобы он пошел туда, если только он не очень сильно испуган. Ночью ему нельзя разрешать подходить к постели родителей: он должен научиться оставаться в своей постели. Ребенок школьного возраста, боящийся школы, рано или поздно все равно должен будет идти в нее; чем дольше это откладывается, тем ему будет труднее. Матери нужно разобраться в различных страхах ребенка и подумать, в каком из них виновата ее излишняя опека. Оба эти шага трудно совершить в одиночку, поэтому матери нужна помощь специалиста.

 Некоторые трудности укладывания спать. Я не хочу сказать, что необходимо, укладывая каждого двухлетнего ребенка спать, сидеть с ним, дожидаясь, пока он не уснет. Совсем нет. Сильный страх расставания с родителями встречается нечасто, но легкие страхи вполне обычны. Они существуют в двух вариантах. Первый состоит в том, что ребенок пытается удержать маму в комнате. Он настойчиво говорит: «пи-пи», хотя только что мама водила его в туалет. Мать оказывается в трудном положении. Она понимает, что это предлог, но с другой стороны, она хочет поощрить его желание пользоваться горшком. Поэтому она говорит: «Ну, хорошо, еще один раз». Но как только они возвращаются, ребенок ложится, а она собирается уходить, он просит: «Хочу пить!» И смотрит при этом так, словно умирает от жажды. Если мать согласится, он будет повторять эти два требования весь вечер. Я думаю, такой ребенок лишь слегка боится остаться один. Обычно лучший выход для матери — сказать по-дружески, но твердо, что он только что пил и был в туалете, а потом пожелать спокойной ночи и без колебаний выйти из комнаты. Если начнет колебаться или будет выглядеть встревоженно, она тем самым подтвердит: «Да, возможно, действительно есть отчего встревожиться». Даже если ребенок похнычет или заплачет на несколько минут, я думаю, разумнее не возвращаться к нему. Ему гораздо легче немедленно усвоить урок и немного пострадать, чем потом вести тяжелую борьбу много недель.

Другой вид легкого беспокойства перед сном - когда ребенок через несколько минут, после того как улегся, появляется возле родителей. Он достаточно умен, чтобы выглядеть в эти минуты очаровательным и трогательным. Он с радостью поболтает или даст себя обнять — днем у него на это не было времени. Родителям в таком случае очень трудно проявить твердость. Но они должны ее проявить, и немедленно. Иначе подобные вставания войдут в привычку и превратятся в ежевечерние часовые схватки.

Когда родителям в таком случае никак не удается справиться с двухлетним ребенком, они иногда спрашивают, можно ли закрывать его дверь. Мне не нравится мысль о ребенке, который плачет, закрытый в своей комнате. Мне кажется, что меньше возражений встречает натянутая над кроваткой сетка. Можно купить в магазине спорттоваров сетку для бадминтона. Она слишком длинная и узкая, но разрежьте ее пополам и сшейте две половины. Потом ее нужно прочной веревкой привязать к перилам кровати, которые обращены к стене, а также у головы и ног. Переднюю часть сетки можно поднимать, чтобы ребенок мог ложиться. Потом ее тоже нужно привязать несколькими веревочками под кроватью, чтобы нельзя было дотянуться.

Не уверен, что такая сетка безвредна в психологическом отношении. Но, кажется, это лучше, чем ежевечерние гневные сцены. Однако нельзя превращать сетку в наказание или в угрозу. Мама может оживленно сказать, что так получится уютный домик для малыша, в котором он сможет спать, и попросить ребенка испытать этот домик. Большинству детей в двухлетнем возрасте эта мысль кажется интересной, и они с удовольствием забираются под сетку, несколько раз проверяют, можно ли из нее выбраться, а потом засыпают. Если ребенок пугается, я бы не стал его держать под сеткой и не стал бы использовать ее с трехлетними, у которых может развиться клаустрофобия.

Мне кажется, двухлетнего ребенка нужно оставлять в его кроватке, пока он не научится из нее выбираться, даже если придется купить новую для младенца. Мне много раз рассказывали о двухлетних детях, которые начинали бродить по вечерам, как только их переселяли в кровать большего размера. К тому времени как они умеют выбираться из кроватки, это уже не имеет значения.

Иногда, если ребенок боится ложиться спать, проблему можно разрешить, уложив в его комнате старшего или младшего брата или сестру.