Паранойяльный в супружестве

Категория: Взаимоотношения в семье. Исследования, опыт

Паранойяльный человек отличается повышенной целеустремленностью, которая съедает на своем пути все. Он работает всю жизнь напролет. Не разгибаясь, не отдыхая, валясь от усталости на диван в одежде, не имея сил даже умыться перед сном. Паранойяльный много работает и дома. Принимает деловых гостей, подолгу обсуждает дела по телефону, составляет документы, пишет статьи, обдумывает, делает наброски.

Часто нарушает порядок, введенный кемто; он вводит свой новый порядок, иногда действительно целесообразный. В том числе порядок и в отношениях людей.

Его принцип — ниспровергать. Что угодно. Паранойяльные часто не в ладах с властями и с законами, и бывает, оказываются за решеткой.

Паранойяльный считает себя личностью, творцом, а других низводит до роли винтиков. Требует от них некритичной веры в свои идеологические построения. Работа паранойяльной личности состоит в основном в глобальном изменении общественного порядка.

У паранойяльного его отрицательные оценки более часто, чем у других психотипов, продолжаются в обвинения. Он распекает близких ему людей: за опоздания, за нерадивость, за грязь. Брюзжит... Налагает санкции. И собственноручно наказывает. Наказание — с передозировками.

Паранойяльный категоричен в суждениях. То, что он принял для себя, это непреложная истина, и все остальные также должны принять ее. А если не приняли, то они уже враги. Категоричность продолжается в назидательность. Он любит давать советы без просьбы со стороны партнера, любит поучать. У него родительская позиция и по отношению к взрослым, даже чужим. А уж свои выросшие дети — что ни на есть первый объект, и они защищаются, огрызаются, избегают контакта, стараются отбояриться.

Паранойяльный — человек неблагодарный Он обесценивает ваш вклад в отношения. Он не в меру требователен, он считает, что ему все должны. Потому и воспринимает все как должное.

Паранойяльные нетерпимы к чужому мнению, несдержанны в отрицании его. А уж если критика в их адрес... Она отвергается с ходу, всегда находятся контраргументы. Кто из нас любит критику? Но паранойяльный на дух не переносит ее, и даже если критика справедлива, реалистична, логична, конструктивна, если он видит, что его уличили, что он опростоволосился (а он не любит признаваться в своих оплошностях), то он будет выкручиваться и выкручивать руки логике.

Паранойяльный все время не в ладах с правдой. Он часто лжет. По обстоятельствам и опять же для дела, по делу, в связи с делом, пом.

ня о деле, потому что он сам весь в деле. А дело свое он считает благородным.

Есть важное психологическое качество — эмпатия. Это вчувствование в психику другого человека.. При этом может быть сопереживание и сочувствие. Паранойяльный малоэмпатичен, не чувствителен к чужому горю. У него все только для дела. Когда он проповедует, он впадает в транс, сознание сужено, глаза горят, руки в энергичной жестикуляции. В эти минуты он недоступен другим людям, он их любитненавидит в зависимости от того, как они воспринимают его речь. Он может и в другое время совершенно не думать о потребностях и состоянии близких людей, их больших и тем более маленьких бедах, мелких заморочках.

Паранойяльный грешит и не кается Он считает, что все, что он делает, все, что он требует, все это для высшего блага Человека, поэтому это не грех, а добродетель. Отличается вероломностью. И найдет массу оправданий, почему он нарушил договор. Совесть, тревожащая людей других психотипов, у паранойяльного быстро успокаивается.

Он забывает благодеяния, обесценивает их в своих глазах и в глазах других людей, легко манипулирует фактамиаргументами в свою психозащитную пользу. Часто упрекает в неблагодарности других людей, укоряет, подсчитывает свои благодеяния.

В общении — постоянно деловитые просьбы, распоряжения, приказания, инструкции. Самое частое слово при этом — слово «срочно». В записках оно подчеркивается, после него ставятся восклицательные знаки.

Он раб своих идей и делает их рабами многих. В то же время сам он сопротивляется требованиям, идущим вразрез с его интересами.

Средства влияния: внушение, ультиматумы, шантаж. Часто применяется манипуляция, то есть скрытое психологическое принуждение с материальной или психологической выгодой для себя в ущерб партнеру.

Он гневлив, при этом его нельзя даже назвать раздражительным и несдержанным. Просто не держит аффект и заводится с полоборота. Он считает себя всегда правым и вправе. Он распускает себя. Гнев его сокрушителен. Происходит это в связи с бытом и в связи с тем, что люди не хотят принять навязываемый им новый порядок в социуме. Он не просто гневается, он обличает, он требует каяться, клясться в верности. Те, кто не согласен, — мещане, консерваторы, ретрограды, враги прогресса, чиновники.

У паранойяльного человека много новых друзей, но мало старых. Ему подходит выражение «новый друг лучше старых двух». В новых он вкладывается, поддерживает материально (в ущерб родным). Все друзья, родственники и в особенности жена должны быть подвижниками

и сподвижниками. Он говорит, что его идея — для народа, для вечности, для Бога. А враги его идей — это враги народа, богоотступники.

Паранойяльный чрезмерно самолюбив. Нетерпим к отрицательным оценкам своих идей, вкусов, взглядов, реликвий и тем более своей личности в целом. Неприязненно относится к любым замечаниям и даже соображениям. Его легко задеть.

Он мстителен: составит план мщения, посмакует его, организует, посмотрит в глаза «негодяю»: «А помнишь?»

Если его жизнь посвящена чемуто, то, считает он, можно заставить работать на дело и других, пренебречь их интересами, судьбами и даже жизнями. «Цель оправдывает средства». Он может выдержать много испытаний, невзгод, лишений, пытки, репрессии, принять смертную муку за свою идею. Но больше, чем идея жертвенности, паранойяльному свойственна идея жертвоприношения. Жертвоприношение и жертвенность часто идут рядом. Если я жертвую собой, то имею право принести в жертву и других, потребовать от них жертвы, полагает он. Прежде всего такой жертвы он ждет от жены и других близких.

Паранойяльный любит, чтобы люди клялись и каялись перед ним. Встав у власти, он требует соблюдения субординации, порядка приема людей. Любит лесть.

Речь в основном понятная, он доносит мысль. Дикция обычно хорошая, если даже есть какието дефекты произношения. Речь внятная, членораздельная. Говорит убежденно и убедительно. С напором. Часто перебивает собеседника. Но себя перебить не дает, форсирует голос, увеличивает темп. Голос чаще громкий, слышный на округу. Паранойяльный мало обращает внимания на то, что он мешает жить другим. Он может разговаривать с кемнибудь ночью (срочный гость или по телефону), не заботясь о спящих родственниках. Дает массу распоряжений. Часто они противоречивы. А если человек спрашивает, как, мол, понимать распоряжение «казнить нельзя помиловать», то нарывается на гнев: «Сам не разберешься?» Жестко отказывает.

Если паранойяльный страдает, то вовлекает в процесс страдания всех. Гневается, если они, бесчувственные, не сразу приехали.

Важно еще то, что с юмором у паранойяльного неважно. Высмеянный паранойяльный человек все равно что хищникподранок. Юморотворчество непродуктивное: пользуется заимствованными шутками типа: «короче, Склифософский...» При этом его тянет высмеивать окружающих.

По отношению к власти паранойяльный чаще всего диссидент, он в оппозиции, если он сам не у власти. И, будучи в оппозиции, он обычно не поступается принципами. Поэтому сопротивление продвижению его по служебной лестнице сильное — тут он и может застрять.

Паранойяльный свой инсайт (озарение, догадка) возводит в абсолют. И все теперь работает на подкрепление этого инсайта, все аргу

менты «за» подшиваются, все аргументы «против» выбрасываются в корзину. Для него гениальность его системы самоясна, как его паранойяльным же противникам самоясна ее вздорность.

Все здесь описанное может вызвать конфликты с любым человеком. В том числе и с членами семьи, в том числе и в особенности с женой. Но есть моменты, относящиеся конкретно к супружеству. Разбираемся.

Семья для паранойяльного — это непринципиально. Семья у него может быть, а может и не быть. Он не опора для семьи. Он ненадежен, неответствен, часто безответствен. Чужие люди ему могут быть важнее и интереснее, чем жена и дети. Если семья нужна сейчас для продвижения его дела — он может ее организовать или хотя бы просто дать себя женить. При этом паранойяльный женится обычно на той, которая поддерживает его взгляды и образ жизни, которая может действенно помогать, играя роль импресарио, экономки, машинистки, редактора. Но как бы она ни исполняла отведенные ей роли, он находит причины быть недовольным и семья рушится. Разведясь, он бросается в новые отношения, новая жена играет эти роли поначалу, с его точки зрения, лучше, и он совершенно забывает прежнюю жену и де тей. Потом все повторяется.

У меня был знакомый, ну весь из себя паранойяльный. Он снимал комнату под лестницей. Спал на продавленном диване, положив голову на продавленный валик. Писал диссертацию, которая, по его мнению, должна была перевернуть всю медицину. Пути наши разошлись, и лет через пять встречаю я его одетым с иголочки.

— How are you? — спрашиваю.

— Отлично, старик

— Вижу, женился? — показал я на его обручальное кольцо.

Я думал, сейчас скажет, что, мол, кожа, шея, ноги, ангельский голос.. Ну так послушайте, что он мне ответил:

— Печатает десятью пальцами слепым методом, переводит на три языка                                                                                             

Вы поняли: не тремя пальцами под контролем зрения, не с трех языков, а «десятью», «слепым» и «на три»?

Так что, дамы, не преуспевшие на поприще фотомоделей, не отчаивайтесь, ищите своего паранойяльного, заверьте его в преданности ему, помогайте, и муж со всеми плюсами и минусами паранойяльного деятедя вам гарантирован.

Паранойяльный муж изменяет жене, если это не сильно мешает; его делу и тем более если это в помощь. Он прощает себе свои измены, полагая, что имеет моральные основания быть более счастливым, так как он служит человечеству. А если она изменит, то он не прощает, резко разрывает отношения, считает предательницей. Если они расходятся, мстит ей, поносит ее в кругах знакомых, презирает, говорит о ее меркантильности (ушла к более выгодному мужу).

Паранойяльного, достигшего власти, часто низвергают. Потом он поднимается (если не погибает) и снова начинает процесс продвижения. Карьера паранойяльного зигзагообразна. Падения — для жен явный минус.

В связи с неустойчивостью своей карьеры или для завоевания все большего социального пространства паранойяльные часто переезжают на новое место жительства. Он переселяется в больший город из меньшего, из большого города в другой побольше, а потом в столицу. И понятно, с квартирами у него напряг. Снимает. Скитается по друзьямадептам. Но даже если у него появляется жилище, то это не дом, а штабквартира. В ней грязновато, под диванами пыль, но и на коврах могут быть если не комья грязи с улицы, то оброненные спички, сигаретный пепел. Паранойяльный — человек не домашний. Тоже не сахар для жены. Первым делом он устроит себе место для работы, а чтобы вынести мусорное ведро... об этом ему надо постоянно напоминать.

Бросается в глаза то, как он питается. Урывками, всухомятку, часто «за столбом», а не за столом. В еде непритязателен, для него не так важна горячая пища. То, что приготовила жена, он проглатывает на ходу, не говоря спасибо, но и не сетуя на отсутствие хорошей домашней кухни.

Паранойяльный мало развлекается. Развлечения жены и детей считает блажью, отвлекающей от дела. По этому поводу возникают частые конфликты.

Можно сказать, что психотехника общения паранойяльного беспардонная. Тут и там он буквально кидается резко неприятными обидными эпитетами, язвит, откровенно оскорбляет. Даже если все в порядке, он напряженно говорит, часто переходит на крик, просто орет, размахивает руками. Он режет правдуматку в глаза и за глаза. Он не наушничает и не заушничает, но раздает всем сестрам по серьгам, которые те «заслуживают», мало обращая внимания на то, какой минусовый эффект это производит. Паранойяльные трудны тем, что вообще склонны давать отрицательные оценки. Без повода гораздо чаще, чем по поводу. При всем этом по той же линии они оценивают себя положительно. Это бессознательные механизмы самоутверждения. Желание возвыситься за счет унижения другого. Человек паранойяльного склада любит похвалы в свой адрес, признание. Может клюнуть и на лесть, попадается и потом мстит. Положительные оценки людям почти не даются. Разве что похвалит за преданность ему, за хорошую работу во имя его дела.

В сексе паранойяльный, как правило, отнюдь не ханжа. Он обычно приемлет эротическое искусство, хклонен к «сексуальным экспе

риментам». Он в противовес сегодняшнему тоталитаризму других паранойяльных может способствовать снятию запретов. Если рассуждать о системе «мазохизмсадизм», то отметим, что он подчиняет сексуального партнера. Это может парадоксальным образом проявляться и в его общественной деятельности: запреты, которые он вносит в общественные установления, имеют садистический характер — он получает наслаждение от того, что насильственно запрещает наслаждаться другим. В сталинские времена запрету подвергались достаточно не 9 винные по сегодняшним меркам сексуальные проявления.

Жутко тяжелы паранойяльные для семьи. И жены реагируют на них в соответствии со своим психотипом поразному, но почти всегда конфликтно.

Паранойяльный предпочитает красивых пластичных истероидок. Он любит красоту, любит ею владеть и хвастать перед обществом Истероидок среди женщин процентов пятьдесят, поэтому сочетание «паранойяльный плюс истероидка» случается. Поначалу он ею увлечен, ходит в магазины. Она гордится его достижениями, она вывеска семьи, импресарио.

А истероидки западают на его славу, даже пока не состоявшуюся, а только будущую. Он уверяет, она уверяется. А потом... Он загружен работой, устает, ухаживать за женой некогда и нет сил, а ей нужны фиалки, духи, вздохи, комплименты. Цветы дорогие, надо не забывать их покупать. А он тратится на ксерокопирование и на международный телефон. Ей нужны светские приемы, а ему неинтересно и некогда. Отпустит жену с детьми в выходной, а сам работает. И вот «ты меня  не любишь» и «смотри, как я нравлюсь другим», слезы, капризы, измены. Она разуверяется, а он больше требует, чем дает. У них раздрыз ; ги. С криком, визгом, шумом, мордобитием, царапаньем, оскорблениями... Брак поэтому недолгий. Он решителен и рвет отношения,  как скорее вырвет больной зуб, чем будет его лечить. Да и сама исте  роидка взбрыкнет и после серии скандалов уйдет к другому — предложения есть.

Может у паранойяльного возникнуть брак с шизоидкой. Это менее  вероятно. Всетаки работает стремление паранойяльного к внешней красоте. Даже эпилептоидка, хотя и с неэстетичными заколкамине видимками, все же обычно обладает правильными чертами лица, чего не скажешь в типичном случае о шизоидке. Но, вопервых, все же и шизоидка при некоторых неправильностях в лице и фигуре может  быть приятной. Вовторых, шизоидка может быть полезной для паранойяльного и он женится на помощнице.

Она понимающе обсуждает с ним его идеи, они вместе прокуривают квартиру, принимают его сподвижников. Она может редактиро  вать, переписывать его полемические статьистрелы, составлять про;

граммы, подбрасывать идеи в пламя его парадигм. И он ценит ее интеллект, вклад в свое творчество. Но это все поначалу. Потом он все больше и больше замечает неаккуратность ее прически, неприбранность в квартире, начинает стыдиться ее перед людьми. Все больше обращает он внимание на других женщин, отвечает взаимностью на их сексуальные посылы... А она начинает хронически язвить, а то и высмеивать. Добившись с помощью шизоидки достижений, на зигзаге удачи меняет ее на более выгодный вариант.

В семье как в религии: паранойяльный — пророк, эпилептоид — апостол. Поэтому к паранойяльному лепится эпилептоидка. Их среди женщин процентов пятнадцать. И они находят друг друга. И уживаются, потому что эпилептоиды вообще чаще всего нуждаются в паранойяльном пророке. Но е.сли истероидка начехардит и паранойяльный с ней разойдется, то эпилептоидка не будет чехардить, она терпит дольше других и удерживается около него. Она ведет хозяйство. Нередко она и добытчик. Она будет его содержать, как Энгельс Маркса, она будет экономкой в его доме, домработницей. Будет вести дом на малые деньги. Будет переписывать его статьи, редактировать их. Будет матерью его детей. Наконец, когда он с ее помощью завоюет положение и заработки, он ее оставит, женится на более молодой. И произойдет это скорее всего не тогда, когда выросли дети и когда брак исчерпал свою родительскую функцию, а тогда, когда ему будет удобнее и подвернется другой, более выгодный для него вариант. Но и она может не выдержать.

И совсем редкий случай. Паранойяльная жена и паранойяльный муж. Редкий, потому что паранойяльных не так много, процентов пять. И среди паранойяльных очень мало женщин. Если такой союз состоялся, то он очень кратковременный, они не смогут жить, потому что это «два медведя в одной берлоге». По другой терминологии, их споры — это споры двух слепоглухих. И в принципе паранойяльный с паранойяльным несовместимы.

С гипертимными женщинами паранойяльный «не якшается». Нет общих точек ни в политике, ни в науке. А биологический секс, и только, или торговля неинтересны ему. Но... всякое бывает. По крайней мере, «подженится» на какойто маленький срок.

Паранойяльный склонен к нормальному (не принудительному) вуайеризму: он хочет видеть обнаженную женщину в очень «откровенных позах». И здесь это может гармонично сочетаться с эксгибиционистскими (секс напоказ) тенденциями истероидки. Паранойяльный хотел бы расцвеченной сексуальности, но ему некогда ее обустраивать. Повышенная целеустремленность обусловливает то, что, будучи сексуальным, паранойяльный мало занимается сексом. Или секс у него деловитый. А женеистероидке нужны прибамбасы: ужин при свечах,

плавно переходящий в затяжную сексуальную «прелюдию». Истероидка любит себя в сексе, а не секс в себе. Первое время, чтобы завербовать красивую (обычно это так) истероидку в жены, он с охотой идет на все это. Но потом оказывается более важным сдать в редакцию разгромную статью или встретиться с партнерами по бизнесу. А она в это время недостаток мужниной любви компенсирует с любовником. А он потом мечет громы и молнии по поводу ее сексуальной неверности. Может ударить. И прочие страстимордасти.

Легче всего в сексе складываются отношения у паранойяльного с эпилептоидкой, у которой сочетаются сдержанность и упорядоченность. Так что вечерний или утренний секс у нее по разнарядке, а у него для снятия стресса — и оба довольны. Жена не изменяет по определению — эпилептоидки верные жены. Свечи и сексфильмы для эпилептоидки — разврат. А ему чем меньше временных затрат, тем лучше.

Пухленькая и робкая сензитивочка вроде бы легка в общении, готовит супы, стелит постель, но быстро надоедает паранойяльному своей неяркостью. Он ее поэксплуатирует и оставит. Всетаки если он при первой же встрече не перепугает ее до смерти и они доберутся до секса, то ее мягкость, робость и женственное стремление угодить мужу нравятся паранойяльному человеку, а отсутствие необходимости заботиться о ее оргазмах тоже его устраивает.

С шизоидной женщиной в сексе у паранойяльного тоже могут быть расхождения. У нее секс менее стандартный, с интеллектуальными вариациями, эротическими фантазиями, а у него, как я отметил, секс более деловитый, быстрый. Шизоидка может быть пикантной, но чаще ее вряд ли можно назвать красивой. Однако ее эротическая изобретательность может компенсировать недостатки фигуры или землистый цвет лица.

У паранойяльного дом — мастерская. Он мастер, а у его «Маргариты» и углато своего нет. Ей отводится метла, так что «Маргарита» может только парить на ней в пятом измерении. Творчество паранойяльного обычно хорошо организовано, много интероргтехники. Паранойяльный — изобретатель в этой области. Техника загромождает пространство жилища. Кроме того, накапливаются архивы. Он относится сверхценностно к каждой своей разработке, поэтому ничего из черновиков не выбрасывает, они захламляют помещение, вызывая нарекания родных, но тронуть архив нельзя.

Паранойяльный вводит нетрадиционный порядок в вещах. И если, скажем, на письменном столе или на книжных полках порядок кемто нарушается, паранойяльный резко реагирует. Не дай бог комунибудь чтонибудь сдвинуть, хотя бы и с благой целью протереть пыль. Сензитивка с ее робостью и мягкостью сотрет пыль вокруг книг и с них,

но не посмеет их сдвинуть. Шизоидная или гипертимная жена вряд ли будет вторгаться в этот его нетрадиционный порядок. У них свой беспорядок, который паранойяльного тоже не сильно волнует. Так что здесь конфликтов нет. Но истероидка и эпилептоидка будут вторгаться. Вопервых, это претензии по чистоте. Вовторых, истероидка расставит его книги по красоте корешков и модности авторов. А эпилептоидка — по росту. Конфликты обеспечены. Вот интересно: по сексу между паранойяльным и эпилептоидкой конфликтов не предвидится, а по пониманию сути порядка — они почти неизбежны. Я это к тому, что коррекцию вообще следует проводить тонко, по существу проблем.

Паранойяльный исследователь производит глубокие раскопки литературы по интересующему его узкому вопросу. Он делает пометки и пространные записи на полях, подчеркивает, комментирует. Примечательно, что при этом он пишет не только на принадлежащих ему книгах, но и на чужих. Это не нравится не только хозяину книги, но и эпилептоидной и психастеноидной жене. Им неловко перед знакомыми, и они так или иначе сопротивляются такой беспардонности мужа.

Паранойяльный принимает решения быстро, без особых раздумий. Он один раз отмерит, один раз отрежет — сомнения его не гложут. С гипертимной женой здесь коллизий не возникает. Она легко принимает любое его решение, потому что сама семь раз отрежет, ни одного, раза не отмерив. А вот эпилептоидная жена в соответствии со стандартом семь раз отмерит и один раз отрежет. И психастеноидка... если такой союз вдруг возникнет, семь раз отмерит и ни одного раза не отрежет. Так что с ними в серьезных узлах может быть напряг и может даже грянуть конфликт.

Паранойяльный человек склонен к рискам, он авантюрист. В этом отношении ему может подыгрывать женаистероидка или гипертимка. А вот эпилептоидка, при ее законопослушности, может сопротивляться его авантюрам, и это камень преткновения в их отношениях. А он: «Для тебя более важны дурацкие предрассудки, безнравственные законы, а не мужбогоборец».

Мышление паранойяльного глубокое, но концентрируется в одной точке, которая ему интересна. Поэтому он не учитывает вещей, которые важны для других людей. Он закрыт для мыслей со стороны. И если другие люди указывают ему на противоречия, он отмахивается от них. Его логика искажается его психологией. Паранойяльный может выкручивать логике руки с помощью софизмов (осознанных мыслительных подтасовок) и паралогизмов (неосознанных мыслительных подтасовок). Здесь будут трудности, в особенности с эпилептоидной женой, у которой мышление последовательное и стандартное: первое, второе, третье...

Паранойяльный хорошо запоминает все, что относится к его делу. Он организует свою память, делает многочисленные записи, использует мнемотехнику. Но он невнимателен ко всему, что не касается его дела. Похоже, что все остальное не просто оттесняется, а скорее вытесняется психозащитными механизмами из сознания. Один паранойяльный после долгой разлуки встретился с женой за день до дня ее рождения. Потом они расстались на сутки, так что день рождения оказался между двумя встречами. И он ни словом не обмолвился об этом. На мой вопрос на этот счет она только махнула рукой: он и о своих днях рождения не вспоминает..

В овладении профессиональными навыками паранойяльный проявляет рвение, учится, переучивается. Потом работает. Но не получается работать на семью. Часто даже его содержит жена. Это более присуще эпилептоидке. А потом, когда он начинает получать более серьезные доходы, он пренебрегает ее усилиями, «переженивается». Вот подлец

Отдыха у паранойяльного практически не бывает, разве что поедет на какието конференциисходки. Он часто не уходит в очередной отпуск — не знает, как его провести. Для женыэпилептоидки — это драма, для женыистероидки — трагедия. На отдыхе, организованном женой, он работает — пишет, звонит в «штаб» по «межгороду». А ей хочется, чтобы все,как у людей.

У паранойяльного всегда под рукой телефон. Он снимает трубку на первый же звонок, даже ночью. Он мгновенно пробуждается, мгновенно приходит в состояние бодрствования и тут же начинает работать по телефону. Вообще телефон для паранойяльного особо значимая вещь. Создается даже такое впечатление, что не телефон при нем, а он при телефоне. Это тоже источник конфликтов в семье. Для жены и тещи нет возможности выспаться.

Денег у паранойяльного человека почти никогда нет. Он не бережлив. Когда деньги все же есть, он их тратит, больше на дело, звонит по «межгороду», нажигает свет, тратится на такси, ксерокопирование, рестораны (встреча с нужными людьми). Тратит случайно попавшие к нему чужие деньги. Потом надо отдавать. Счет деньгам Паранойяльный не ведет. В семье изза его трат на нужды дела — постоянные конфликты, так как часто не хватает для жизни. Особенно если жена — истероидка. Если жена — эпилептоидка (партайгеноссе) и если она поддерживает мужа в начинаниях, то конфликтов может быть меньше. Паранойяльный склонен делать заначки из не учитываемых женой денег. Это дополнительные конфликты.

Эгоцентризм, оправдываемый общественной значимостью, тяжелая для собеседника психотехника общения, образ жизни, от которого страдают рядом живущие люди, делают паранойяльного человека даже в рамках рисунка личности трудным.

Если вы паранойяльный, постарайтесь учитывать все то, что может не понравиться людям, что не делает вас симпатичным в их глазах.

Больше думайте о положительном в человеке, больше говорите об этом. Отрицательные оценки вообще исключите. Надо остановиться в беге, оглянуться во гневе и все осмыслить.