Гипертим в супружестве

Категория: Взаимоотношения в семье. Исследования, опыт

Гипертимов среди женщин процентов десять, среди мужчин — тоже. Не так много, но все же значимо. Так что обсуждаем.

Некоторые признаки, по которым можно «вычислить» гипертима, видны невооруженным глазом. Наиболее важное свойство его характера — двигательная гиперактивность. Она проявляется в том, что он мгновенно сгоняет в киоск за пивком, как только появится лишняя монетка. В размашистой жестикуляции. В громкой безудержной говорливости. В постоянно хорошем настроении. В интонациях у гипертима мало модуляций, но много голоса. У него все получается не выразительно, но оочень громко. Пишут гипертимы быстро, неаккуратно, размашисто, иногда — надрывы бумаги. С ошибками. Жестикуляция просто экспрессивная, он не показывает жестами схему, он просто размахивает руками. Мимика у гипертима тоже «гипер». Это и называют гипермимией. Но она невыразительная, то есть нет тонкого соответствия содержанию высказываний. Содержание же высказываний бытовое. Терминов и иностранных слов — в рамках принятого на рынках.

Характерный облик: почти нет шеи; голова прилеплена к туловищу, похожему на большое яйцо; лицо мясистое, круглое; глаза как у колобка. Короткие ноги и руки. Вы вспомнили Санчо Пансу? А героев Евгения Леонова? Вот это и есть гипертимы. Они любят поесть и толстеют. Макияж и маникюр у женщин грубый, часто ободранный. Гипертим не переживает по поводу своей внешности, хотя чаще всего он не красавец (а она не красавица). Одна гипертимка произносила к месту и не к месту фразу: «Я на любителя, но и на меня любитель найдется». И действительно, у нее не было недостатка в любителях упрощенного секса.

Одежда кричащая, разноцветная, яркая, пестрая, разностильная. Как крайний вариант — гипертим может одеться в смокинг и кроссовки. Одежда часто спортивная. С лейблами. Верхняя пуговица на рубашке не застегнута даже под галстуком. Вид расхристанный. Рубахапарень.

Гипертим неуклюже подвижен, суетлив. Он может полой пиджака смахнуть со стола соус. (Кстати, ставьте его подальше от края.) Но его

пластика естественна, а не театральна (как у истероида). Гипертим любит всех собак, но особенно дворняжек, на которых он и сам похож.

У гипертима множество разных хобби, но все очень несерьезно, поверхностно. Собрал пять марок, шесть спичечных коробков, семь моделей машинок. И забросил коллекционирование. У гипотимов и психастеноидов хобби — выШивка. У гипертима — выПивка. Он, можно сказать, алкоголик, но хронический алкоголизм грозит не ему, а истероиду и шизоиду.

Гипертим бесшабашно смел. Он не видит опасности. Прет напролом. И женщинагипертимка — «коня на скаку остановит». Смелость не продуманная, а сиюминутная.

В своем бесцельном блуждании по жизни гипертим очень энергетичен. Он не выдыхается. Его можно завести вновь и вновь на ненужные ему дела. Но сам гипертим никого ничего не заставляет делать. Так просто крутится, как вечный двигатель. Живет по воле волн. «Сегодня здесь, а завтра там». Он беспрограммный человек. Точнее, он приобщается к разным программам, но по принципу «понравился лидер».

РУССКОЕ «АВОСЬ»  ДЕВИЗ, ПРИНЦИП, ОБРАЗ ЖИЗНИ ГИПЕРТИМА. Плановое ведение дел — не его удел. Он их запускает. Сначала врал, что, мол, все путем. А потом аврал. Но в авралах он хороший помощник, у него все спорится.

Мышление гипертима можно охарактеризовать так: здравый смысл и никакого лукавства. Оно неглубокое. Он не аналитик. Простое, бытовое. Темы заземленные. Достать. Продать. Познакомить. Тем более никаких тебе там «пронзить время» или пятых измерений. Он далек от философских проблем. Многое поэтому им понимается прямолинейно. Могильщики из «Гамлета» на вопрос, на какой почве сошла с ума Офелия, ответили: «На датской». Мышление несамостоятельное. У него нет убеждений. Он не интересуется ни теоретическими, ни политическими проблемами, ни даже житейскими: «Сталин думает за нас», «Жираф большой — ему видней».

Творчество гипертимов бесхитростное, в сущности, лишено образов. Они не очень изобретательны. Фразы в песнях — чтото наподобие: я тебя люблю, а ты не любишь меня, я от этого страдаю, ооо И несколько ну очень простых аккордов на гитаре. Все же гипертим не может без творчества в искусстве. Он должен както выплеснуть свою эмоцию. Он может петь и бренчать на гитарке в одиночестве. При этом он не обязательно готовится к выступлению. Он просто себя развлекает. Искусствам гипертимы не учатся. Скорее самоучки. Примитивизм. Кич. Но не абстракционизм.

Смысловая память у гипертима посредственная. Зато прекрасная механическая память. Он помнит услышанные истории. Может найти дом в закоулке, где был один раз. Читает с середины до середины. Или

начало и конец. Последнее время гипертимы вообще предпочитают смотреть телевизор. Телевизорная болезнь их поражает больше, чем другие психотипы. Так что все ограничивается переключением кнопок на пульте. Но, вращаясь в множестве компаний, он запоминает множество фактов. Если это не просто собутыльники, а интеллектуальная элита, то он усваивает и много сложных рассуждений и терминов. Там чтото увидел, тут чтото услышал, здесь когото спросил, а то пробежал глазами аннотацию важной книги... смотришь — и нахватался сведений. Но получить глубокую эрудицию от других людей гипертиму мешает его гиперактивность и переключаемость на другие дела. Поэтому в целом его эрудиция всетаки поверхностная, хотя и широкая (во множестве областей).

Ценностные ориентации у гипертима переменчивые, в зависимости от компании, в которой он ночует. Он то за белых, то за красных. А то и: «бей белых, пока не покраснеют» и «бей красных, пока не побелеют». Он напичкан противоречиями. В его этической концепции может сочетаться любовь к животным и «смерть гомосексуалистам».

Воля слабенькая. И в отношении промежуточных дел, и в отношении цели в жизни ни поставить задачу, ни наметить пути решения, ни удержать хотя бы чьюто программу в памяти воли он не может. У него плохо с самоконтролем... Гипертим не ставит и не достигает целей.

Он не продумывает их наперед, он семь раз отрежет, ни одного раза не отмерив. Он бездумный авантюрист. И веселость его бесшабашна.

С самооценкой он не мучится. Если ему ставят «три», он доволен. А если — «четыре», то может даже выпить по этому поводу. И уровень притязаний невысок. Звезд с неба не хватает. Никуда особенно не стремится. В конкурсах не участвует. Он безразличен к славе, не честолюбив и тем более не тщеславен. То есть он, конечно, порадуется искренней похвале. А чтобы испытывать гнетущий комплекс неполноценности и стремиться гиперкомпенсировать — такого нет. Гипертим даже не слишком самолюбив. Он может скорее бурно среагировать на несправедливость по отношению к другим, чем по отношению к себе. Конечно, если произносится словосочетание «ты дурак», то он ответит, без юмора, но и без надрыва, фразой типа «сам дурак». Или с неглубоким юморком: «Мы оба дураки» Его трудно задеть за живое. Он «отбрехивается» — и все.

На гипертимов нетрудно влиять, поскольку они сами не оченьто задумываются над проблемами. Они принимают навязываемое рассуждение. Причем часто это в корне противоположные точки зрения. Одному он говорит: «Ты прав». Другой возражает, он и ему: «И ты прав». Третьему, который упрекает его в непоследовательности: «И ты прав».

Средства воздействия на других людей: повторные просьбы, примитивное повторение, громыхающий мат, сиюминутные угрозы, которые, ясно, не исполнятся. Но планомерного принуждения со стороны гипертима мы не видим.

Учится гипертим урывками. Ходит в вуз для общения или по мелким делам. Прогуливает, опаздывает. На занятиях болтает. Но удерживается в вузе за счет балагурства, за счет помощи по мелочам, в том числе физической (перенести мебель...), списывает у шизоидов, пользуется дружбой с истероидами, которые делятся с ним тем, что смогли манипулятивно выманить у шизоидов. У гиперима нет карьеры. Все так както, как бог кости кинет. Он не поднимается по иерархической лестнице.

Многое из приведенного утомляет, а иногда и обижает людей, в том числе супруга.

Гипертим энергичен и энергетичен, неутомим, у него в руках все горит. Гипертим — перпетуум мобиле, но без приводных ремней, сам по себе. Его неутомимость бесцельна. Это вечное броуновское движение. Бесцельность вряд ли симпатична для близких людей.

Гипертим — человек легкомысленный. Это сквозит во всем. В учебе. В карьере. В сексе. В любви. В родительстве. В предпринимательстве. Гипертим не мучается нравственными вопросами, например, хорошо или плохо жить за чужой счет? Он гуляка, любит разгулы, ему гулять так гулять. Тратит много денег, может все спустить. Это гипертимы «пропивались до креста». Гипертим звонит по «межгороду», разъезжает на такси, нажигает свет, шляется по ресторанам. Тратит свои деньги, но может потратить и случайно попавшие к нему чужие. А если это деньги семейные?

Гипертим — принципиальный враг порядка. Он везде наводит беспорядок и любит его. Брошенная впопыхах одежда. Неподметенные ковры, на них горелые спички, сигаретный пепел. Гора немытой посуды... У него хаос дома и на работе, в сарае и во дворе. Даже и в подборе одежды: она у него пестрая, разностильная. Если его заставляют прибраться, то по доброте душевной он сделает то, что от него требуется, но стоит наставнику исчезнуть с глаз — броуновское движение вновь входит в силу. Для домашних, относящихся к другим психотипам, — это повод для раздора.

Спит или слишком мало, или слишком много — как когда. После выпивки может отсыпаться. А если куролесит, то может и мало спать. Сон у него глубокий, дрыхнет без задних ног, с храпом, не просыпается даже на телефонные звонки. Его не терзают сновидения, их нет, или они приятные. В семье, где порядок возведен в абсолют, эта его безалаберность — не ко двору.

У гипертима беспорядочны и отношения с людьми. Беспорядочны сексуальные связи. Для него обычное дело супружеская измена с ее как моральными, так и медицинскими издержками.

Гипертим постоянно нарушает законы, правда больше мелкие, чем серьезные. Например, превышает скорость, едет на красный. Но эпилептоидногО супруга и это может очень сильно напрягать.

Гипертимы находят свое место в революциях и войнах. Их легко мобилизовать, подбить к борьбе «за правое дело». Им вообщето глубоко наплевать на любую идеологию, но они возбудимы, быстро реагируют на сиюсекундную несправедливость. И когда этих мелких и тем более крупных несправедливостей много, они выходят под рево  люционными флагами на улицу. Увы, их несложно подбить и на мокрое дело. И уж тем более на простую драку. Для жен это постоянные стрессы, приходится выволакивать их из «обезьянников» в прямом и в переносном смысле.

За своей бурливостью он не замечает чужих страданий, не чувствителен к чужому горю.

Но стоит отметить и явные ПЛЮСЫ. Он может бросить все дела, заняться вашими, недоспать для этого. Причем внимание к человеку не связано с выгодой. Он творит добро просто так, ему приятно это делать. Творит, как птичка поет. Он творит добро для любого, кто в поле зрения. Гипертим сиюминутно добр. При этом не обижается, если его доброта не оценивается по достоинству. Он добр искренне, не напоказ. Он может творить добро и так, что человек не знает, от кого оно исходит. Тем более он ответит на добро добром. В ответ на одно добро гипертим делает два, но сразу, в этот же день. Если гипертима уличили, если он опростоволосился, то он не будет выкручиваться, а будет истово извиняться, оправдываясь: с кем, мол, не бывает...

Всеми этими моментами гипертим располагает к себе людей, он выглядит обаятельным, даже благородным. Все это скорее приятно для близких людей.

Но вернемся к минусам... Пословица «с глаз долой — из сердца вон» — это про него. Вот супруг уехал на две недели — а гипертим занят другими людьми, которые его одолевают. У гипертима это связано именно с тем, что человек просто исчез из поля зрения.

Может быть и так: положительное вроде бы качество тут же сопряжено с минусами для семьи. Он, например, может снять с себя одежду и отдать ее даже менее нуждающемуся человеку, а потом все равно придется ему это же купить за семейные деньги. Может выложить из холодильника последние продукты и угостить забредшего к нему соседа, не задумавшись, что останется семье. Довольна ли этим будет жена? Он спокойно и легко даст вам почитать книги из домашней библиотеки и не будет звонить с напоминаниями о возврате. Но это могут быть любимые книги жены, а она истероидка, и корешки этих книг очень украшали интерьер гостиной.

Гипертим не идейный, а как бы стихийный космополит. Он склонен жить по принципу «мирдружбажвачка» с людьми других национальностей, легко может женится на девушке другой конфессии. А потом — межнациональные распри в семье.

Гипертим — человек без особых моральных ограничений. Грех для него — это как бы естественное состояние тела (у истероида, помните, это естественное состояние души). Но в то же время он истово кается после каждого прегрешения, Гипертим грешит и кается. Ой, господи, прости меня, грешного, — и опрокинет рюмку водки в пост. С него как с гуся вода. ...Истероид, помним, грешит, чтобы каяться. А вот психастеноид не грешит, но кается. Это все в гипертиме для эпилептоидных и даже шизоидных членов семьи «тяжеловато будет». Конечно, то, что он кается, отношения с ним облегчает, но грешить он будет всегда, и если с ним жить, то придется учесть то, что он может чтолибо стянуть, не отдать, забыть...

Его часто дурят разные эзотерические авторитеты. Наврут, что кофейная гуща предсказывает судьбу, а гипертимы верят и выкладывают деньги. Они лохи по определению. С женой и на эту тему трудности. Но и сам он может поучаствовать в разного рода лохотронах, организованных плутоватыми истероидами и паранойяльными, а то и сам может организовать свой лохотрон. Опять же все это не ко двору эпилептоидному супругу.

Он забывает отдавать долги. Но если напомнить, то суетливо перезаймет и отдаст, и тогда уже будет должен другому... до напоминания.

Наобещает — и не сделает. Наобещает искренне, думая, что сделает. Если ему напомнить, тем более потребовать — ведь обещал же, — то он спохватывается, оправдывается, признавая, что, мол, свинья я, и начинает суетливо выполнять обещанное.

Особой благодарности от гипертима не ждите. Он не помнит о своих услугах комуто (это ему плюс), но и не слишком помнит услуги в свой адрес (минус). Хотя если ему напоминают, то он вспомнит, засуетится, но может и сказать психозащитное «подумаешь...». Вот жена подыскала ему стильный (а не разноперый) костюм. Он его надел — и уже забыл, что когдато костюма не было.

Психозащитные механизмы у гипертимов просты. Забыл. Не оченьто и хотелось. «В другой раз буду хорошим». И успокоился.

Сделав чтото приятное одному человеку, он тут же отвлекается и увлекается другим человеком, другим делом. Этим гипертимы тоже раздражают людей.

Но при такой вот ненадежности (забывает об обещаниях и обязательствах) гипертим энергетичен и добр, поможет быстрее, чем щепетильный психастеноид. И, в отличие от меркантильного эпилептоида и бездушного паранойяльного, он все же хороший товарищ.

Гипертим говорлив. Общение для него — ценность номер один. Об  щеизвестный анекдот: выпили на троих, один дернулся идти, но его  останавливают: «Апоговорить?..» Или вошедшее из фильма «Осенний ,. марафон» в наш быт «хорошо сидим».

Много рассказывает. Разные случаи из жизни. Артистичен, хотя  и не очень пластичен. Но он не ставит себя в центр рассказа. Его рас  сказ — о других, не о нем.

Гипертим — хороший развлекатель, этим притягивает, на этом по  началу строится и брак. Часто врет, но не получает от этого материаль  ных выгод.

Общаются гипертимы часто не по делу, для них важно общение ради общения. А общение без алкоголя почти не мыслится. Надо придумаггь любой повод, но выпить. При этом они выдерживают большие дозы алкоголя. Других смаривает, а гипертиму надо еще. Опять же ; вспоминается Леонов в «Осеннем марафоне», его рассказ о том, что показалось мало, еще выпили и еще выпили. И вот филологдатчанин оказался в вытрезвителе, а он пришел к Бузыкину — Басилашвили с просьбой спасти товарища.

Общениявыпивки у гипертипа иногда кончаются дракой, а то и поножовщиной. Такой бытовой алкоголизм вызывает гнев родственников, если они сами непричастны к выпивке.

Я сказал уже, что гипертим — неплохой развлекатель. Он свободно говорит, не зажимаясь, легко вступает в контакт. Так что он держит тонус общения в группе. Это нравится людям, и они концентрируются вокруг него. Если второй супруг любит компании (истероид, гипертим же), это консолидирует супружескую пару.

Гипертим игрив и бурлив, но далеко не элегантен. Скромность — это не его черта. Манеры гипертима никак не назовешь аристократичными. Бывает беспардонным, даже наглым. Этикет он не соблюдает вовсе, а мат употребляет через два слова. При женщинах — через пять слов. А вдруг жена — психастеноидка, она же умрет от такого.

Гипертим не заботится о понятности и убедительности. Его речь носит скорее экспрессивный характер. Говорит быстро и сбивчиво, нечленораздельно, захлебываясь словами. Фразы или даже слова он не заканчивает, они набегают друг на друга. Говорит громко, напористо. Часто с воодушевлением. Перебивает, но себя перебить не дает. Типична фраза: «Не, ты послушай, что я тебе скажу». Общаться с ним трудновато и по этой причине. В семье — то же самое.

Все у него запанибрата. Быстро, почти сразу переходит на «ты». В общении он прост, а то и примитивен: «Ну, ты че, старик? Все путем. Брось ты это. Не валяй дурака. Пойдем лучше выпьем», «Слушай, ты дурак, ты вообще совершенно ничего не понимаешь в жизни, что за ерунду ты мелешь, пойдем, я тебе все устрою».