Эпилептоид в супружестве

Категория: Взаимоотношения в семье. Исследования, опыт

В психологическом портрете эпилептоида (дальше будем иметьв виду и эпилептоидку) бросается в глаза любовь к порядку. Эпилептоид любит, чтобы стулья стояли ровно, в линию, чтобы ключи были пронумерованы и висели на специальной витринке на своих местах,

чтобы все нужные инструменты были под рукой. Он заставляет и окружающих его людей наводить такой в общемто целесообразный порядок в вещах. Если у когото в доме стулья стоят неровно, это его очень тревожит. А если нет на своем месте ключа, это уж просто выводит его из себя. Если гдето непорядок, для эпилептоида это криминал, и в нем нарастает глухое раздражение. А потом ворчание, а потом крик. Он любит ругать за беспорядок. В семье это вызывает напряженность и конфликты. Вот жена не до блеска вычистила газовую, плиту. А придут гости. «Грязнуля, — ворчит он. — Ну что с тебя взять, вся в свою маму. Но какой пример подаешь дочери...»          . .

С шизоидной или гипертимной женой у эпилептоида на почве беспорядка — постоянные распри, так как у них в крови «любовь» к беспорядку. У истероидки обычно середина комнаты выметена, но под диванами пыль клоками, так что склока обеспечена: он отодвинет диван и продемонстрирует ей, а то и ее родственникам, что творится под диваном. Но если жена эпилептоида — сама эпилептоидка — и если за порядок в доме отвечает она, то проблем здесь не будет. Ведь она тоже любит, чтобы ключи были все на своих местах.

Эпилептоид любит, чтобы был порядок и в отношениях людей. Он сам скорее всего женат и не терпит, когда другие занимаются любовью просто так. Это его термин — «беспорядочные половые связи». А беспорядочные — это уже и непорядочные. Эпилептоид — морализатор. Надо, чтобы не опаздывали на пятиминутки и не кашляли, когда выступает начальник. Но и в доме — то же. Жена пришла не вовремя с работы, слишком много болтает по телефону. Под моральным обстрелом окажутся скорее истероидки и гипертимные. А с эпилептоидкой — опять же более или менее ничего. Шизоидные жены тоже формальную табель о рангах блюдут, тоже меньше конфликтов.

Он любит наводить справедливость. Ведь справедливость — нравственный порядок. К тому же это хороший повод выплеснуть агрессию. Он прямолинеен, ему трудно даются нюансы, компромиссы. Поэтому противоречия в семье часто перерастают в бурные конфликты, ему не всегда удается сдержаться.

Мышление эпилептоида конкретное, ситуативное, четкое, ясное и прагматичное. Его мало интересует разница между агностицизмом Юма и агностицизмом Канта. Его больше интересует, куда девались шахтерские деньги и кто в этом виноват. Принимая безоговорочно чьито программы, он становится закрыт к мыслям со стороны. Он последний сдает идеологические бастионы. Такая социальная сверхактивность и такая закрытость могут нравиться женеэпилептоидке. Но вызывают напряженность с женами, относящимися к другим психотипам. Им менее важны идеологические бастионы, им более близки бытовые проблемы.

Современному эпилептоиду чужда чертовщина. Он не верит экстрасенсам. Он требует доказательств. А истероидка, наоборот, — сама гадалка и ходит к гадалкам. Его это раздражает, он резко высказывается, и это создает конфликтный фон.

Эпилептоид категоричен даже в абстрактных суждениях, а уж тем более в суждениях, касающихся оценок тех или иных личностей. Что он усвоил со школьной скамьи, то для него непреложная истина, и кто ее не понимает, тот должен понять. Похожепохоже здесь на паранойяльного. В особенности это так, когда мнение эпилептоида «подтверждается» в книгах, и тем более оно некритично, чем более эти книги фундаментальны. Он назидателен, поучает. Родительская позиция у него сквозит по отношению ко всем, даже к старшим, тем более к младшим. Особенно по отношению к жене, к своим детям, пусть и повзрослевшим. Это все мало кому нравится, это тяжело.

Эпилептоиды малоэмпатичны, плохо чувствуют человека, малочувствительны к чужому горю. Если ребенок у эпилептоида поранил пальчик — ничего, пусть привыкает к ранам, на войне еще не то будет.

Герой наш категоричен в высказываниях. Авторитарен. Строго, сухо делает замечания. Средство влияния — обычно ультиматумы. Он все прояснит, спросит мнение, сформулирует противоречие и, сочтя свое требование справедливым, поставит условие. Эпилептоид властолюбив, любит давать распоряжения, любит, чтобы его слушали и слушались. Властвует упорядочение, в соответствии с табелью о рангах, не превышая своих полномочий и не давая другим превышать их по отношению к себе и к людям. Но если ему «доверили», то он обставляет свою власть со свойственной ему основательностью. В кабинет входить с докладом, секретари, нравоучения, наказания... Дома — тоже табель о рангах. Ну скажите на милость: дома — и табель о рангах...

По множеству поводов — отрицательные оценки. Себя по той же линии эпилептоиды оценивают положительно и критику в свой адрес переносят с трудом. Это бессознательные механизмы самоутверждения. Положительные оценки в адрес окружающих скудные и вынужденные. Отрицательные оценки продолжаются в обвинения, а обвинения — в наказания. Наказывают сами и требуют от властей наказать провинившегося. Чаще в духе Ветхого Завета: кровь за кровь, смерть за смерть, око за око, зуб за зуб. Но бывает, что и перегибают палку.

Условия, ультиматумы, проявления властолюбия, табель о рангах даже дома, отрицательные оценки, обвинения — все это никому не нравится и порождает конфликты практически с любой женой.

Эпилептоид не дает проявить инициативу. Недоверчив, придирчив. Чрезмерно требователен, пусть и оправданно. Он соразмеряет свои тре* бования с возможностями человека, с нравственной и юридической обоснованностью и с требовательностью к себе. В то же время, если

требования людей к нему необоснованны, он стойко сопротивляется. Он умеет отказать. Отказ при этом имеет часто жесткий, а иногда грубый оттенок.

На конфликтные посылы эпилептоид реагирует чаще всего холодной напряженностью, он не врубается сразу в неуправляемый конфликт. Ну конечно, побледнеет в гневе. Но в основном это непроницаемость, он умеет скрыть свои чувства, до поры выражает неудовольствие без слов, напряженным выражением лица. Но, сорвавшись, нагромождает эпитеты: развратница, хищница. Угрожает возмездием. Стучит по столу. Гнев его сокрушителен и страшен. Потом он себя корит. Но не очень: ведь он не сдержался в ответ на дурной поступок.

Юмор, как и у паранойяльных, заимствованный, но эпилептоид всетаки менее, чем паранойяльный, склонен высмеивать. В свой же адрес юмор эпилептоиды воспринимают болезненно, иногда всерьез злятся. Истероидка и гипертимка любят подтрунить, а шизоидка — так та и очень едко высмеять. Учтем, что юмор — это самое страшное для эпилептоидного самолюбия. А эпилептоид в меру злопамятный и мстительный человек.

В нашей теме важно, что эпилептоид принципиально за семью, он — МУЖ и ОТЕЦ. Он дуб для рябинки. Он опора, причем надежная и ответственная.

Женаэпилептоидка практически никогда не изменяет. Это самый надежный человек из женщин. И она всегда помощник мужу, вне зависимости от его психотипа. При всех минусах эпилептоидной жены (прическа с заколкаминевидимками, старомодность, неизящность) для любого мужа это громадный плюс.

Мужэпилептоид может изменять, но не уходит. Он очень сексуален и сластолюбив. При этом он всетаки всегда приходит ночевать домой. А если не приходит, то обеспечивает стопроцентное алиби (чтобы жена не волновалась). Если эпилептоид изменяет, то по любви, и он верен этой своей «измене», то есть он не меняет любовниц, а фиксируется на одной, ухаживает за ней, охаживает ее. С любовницами у него отношения тоже стабильные. Она знает, четверг — это ее день. Но она знает, что воскресенье — это (святое) день семейный. И она тоже обеспечена им в достаточной мере. Если же, несмотря на свои измены, эпилептоид узнает, что жена изменила, то для него это трагедия. Вот так вот, сам изменяет, но трагедия. Это объясняется двойной половой моралью. Один мой друг жалуется мне:

— Светка мне рога наставила. Нет, ты представляешь? Мне — и рога Ну не смешно ли?

— Старик, ну а ты ведь изменял ей, я же знаю...

«— Ну ты ж понимаешь, все мы мужики, что я, не мужик, что ли? — Ну конечно, старик, понимаю... — Ну так вот, слушай, какая гадина, а?

Но если уж он сам верен, тогда — убийство (Хозе). Или и убийство, и самоубийство одновременно (Отелло). Эпилептоид трудно переживает не только крах идеологии, в которую верил, но и крах отношений. Это ведь тоже своего рода крах идеологии: он верит в брак, в семью как в общественные институты. Он вложился в эти отношения, он построил их, построил дом.

Это семья вообще. А как эпилептоид в семье с представителями разных психотипов?

Отношения между паранойяльным мужем и эпилептоидной женой мы обсуждали. Ну а эпилептоидный муж и паранойяльная жена — этот вариант возможен? Теоретически — да. Но уж очень редкий это вариант: Так что теперь о паре ЭПИЛЕПТОИД С ЭПИЛЕПТОИДКОЙ. Они совместимы. Эпилептоиды уживаются друг с другом. Вне семьи — если они приняли идею одного паранойяльного. Они оба поклоняются одному идолу или идеалу. Тогда или оба товарищи на одном уровне, или один подчиняется, как велит вождь. Эпилептоиды — типичные «партайгеноссе». Они верны партии, своему долгу. А в семье, в паре мужжена? По сути, то же самое. Для них важно, что порядок диктуется некоторой идеологией. Эпилептоидная жена с эпилептоидным мужем обойдутся без распрей. Будут вместе работать, копить деньги на улучшение дома, быта, на юг, на заграницу. Везде побывают. В строгости воспитывают детей.

Но с кем эпилептоидымужчины чаще сочетаются браком? Опять же, как и паранойяльные, они предпочитают истероидок. К тому же истероидок среди женщин процентов пятьдесят, а эпилептоидов среди мужчин (я говорил) тоже процентов пятьдесят. Так что даже при предпочтении других психотипов может достаться истероидка.

Альянс «эпилептоид плюс истероидка» насыщен специфическими трудностями. Мужчинаэпилептоид занятзагружен физическипсихически, устает, ему не до ухаживаний за своей женой (и за неженой часто тоже некогда ухаживать). А ей нужны ухаживания, аксессуары любви (цветы, подарки, мелкие знаки внимания, частые звонки с работы).

Гораздо легче обстоят дела с сензитивной женой, пухленькой и робкой служанкой. Но истероидка его устраивает больше по другим мо

ментам. Эпилептоид ценит общество и общественное одобрение. А значит, важно., какая у него жена. Истероидка — вывеска семьи. А сензитивная женщина боится общества. Вот они и женятся на истероидках и страдают изза их измен. Или просто конфликты. Цветы, которые ей нужны, — дорого, и их надо покупать, а он прижимист, и ему некогда. Нужны гости и театры (а ему неинтересно, если это не деловое общество, и некогда). А в отместку — капризы, слезы, истерики, измены. Замучишься. Но он предпочитает мучиться и держится за нее. Особенно если есть ребенок, а он если зависимый и любящий отец. Крайне редко мужэпилептоид не выдерживает и сам подает на развод. Но чаще в разводах бывает так: она уходит, а он борется за брак. Интересно то, что в любом из этих случаев он снова выберет скорее всего истероидку, и все повторится.

В браке эпилептоида и истероидки конфликт типичен: прижимистость эпилептоида и расточительность истероидки, которая и в самом деле тратит деньги неосмотрительно. И с женой, истероидкой или гипертимкой, на эту тему — постоянные конфликты. И та и другая — расточительницы. Все истероидки считают эпилептоидных мужей скаредными, жадными, скрягами, стараются быстро вложить деньги в покупки, а там будь что будет, а эпилептоиды разражаются гекзаметрами о безответственности подобных трат.

У эпилептоида всегда имеются «подкожные» заначки. Причем, становясь старше, он получает все больше не учитываемых женою денег. Ведь, помимо работы, у него есть постоянные приработки. Это обнаруживается, так что и здесь — конфликты.

Став пожилыми, эпилептоиды носят костюмы своей молодости. Они привыкают к моде, как привыкают к форме. Новую вещь эпилептоид покупает наподобие старой. Поэтому они отстают от моды. Склонность эпилептоида к ретромоде объясняется не только привычкой к вещам и бережливостью. Они в принципе против финтифлюшества, нерациональной траты денег на моду, они осуждают ее за легкомыслие. Это обусловливает конфликты с истеродкой, которая не потерпит рядом с собой мужа, одетого в «ретро».

5% женщин — эпилептоидки; 5% мужчин — истероиды. Такое сочетание возможно. Но отношения в этом соотношении в основном такие же, как и в паре эпилептоид — истероидка (с поправкой на пол).

ПРИЧЕСКА у эпилептоидок — без кокетства, всегда одинаковая, в духе легкого ретро, если постарше — прическа молодости (сейчас это бытует в провинции: хала). Женщины в пожилом возрасте могут волосы и покрасить в тот цвет, который у них был в молодости, но брюнетка не перекрашивается в блондинку, и блондинка не перекрашивается в брюнетку. Волосы расчесаны на прямой или косой пробор — или короткая стрижка с зачесом назад, заколканевидимка, чтобы не мешали, часто открыт лоб. Волосы короткие или средней длины, чтобы быстрее можно было привести себя в порядок и чтобы шампуня меньше уходило. Эдакая Калугина из первой части «Служебного романа». Одежда эпилептоидки: строгий однотонный костюм — пиджак и юбка, сейчас даже и брючный костюм, но строгий, а не кокетливый, закрытое однотонное без финтифлюшек платье. Эпилептоидки постоянны в одежде, привыкают к вещам. Они не выбросят вещь, если она еще не сносилась, а только вышла из моды, донашивают вещь до ее реального, а не морального износа. Мрачноватое зрелище. У мужей это вызывает эстетическое отторжение, измены и напряженность в семье.

Эпилептоид и шизоидка. Тут свои особенности. Шизоидка неаккуратна. Не блюдет в доме чистоту. Нарушает порядок. А эпилептоида это бесит. Мрачно, молча он сам подметает и моет пол, но потом взрывается.

В сексе эпилептоид противоречив. С одной стороны, сластолюбец, при этом любит секс в себе, а не себя в сексе. С другой стороны — ханжа. В каком смысле? Если чтото уже дозволено обществом — он с радостью это принимает. Но дозволено мало. Тогда он либо втайне это недозволенное практикует, вслух при этом осуждая других. Либо и сам себе не позволяет, и тогда он невротизирован.

Можно сказать,, что эпилептоид более склонен к садомазохизму в сексе. Он любит подчинять сексуального партнера. Это не всегда выражается именно в требованиях какихто сексуальных действий, иногда, и даже часто, наоборот — в запрете на те или иные, даже вполне невинные с точки зрения современной сексологии, действия, например, в запрете на оральногенитальные игры. Запрещает себе — мазохизм. Запрещает партнеру — садизм. Запреты касаются и ритма половых актов. Вообщето сексологи сейчас ставят его в зависимость от половой конституции, и, положим, ежедневные семяизвержения (и даже несколько раз в день) мужчинам с сильной половой конституцией не противопоказаны. Но в замшелых книгах, написанных урологами и венерологами, рекомендует—3 раза в неделю. И вот он запрещает более частые акты всем, в том числе жене. А потребность у истероидок и гипертимок — ежедневные оргазмы. Куда же им деваться с их этими нормальными потребностями?

На сегодняшний день сексуально грамотные, осознавшие и принявшие свои садомазохистские сексуальные потребности эпилептоиды склонны удовлетворять их в игровой форме. Истероидные жены принимают эти игры, сами стимулируют их к обоюдной радости. Но эпилептоидные жены могут как раз сопротивляться.

Еще можно сказать, что эпилептоидмужчина больше склонен к нормальному (не носящему неотвязый, принудительный характер) вуайеризму. То есть эпилептоидный мужчина любит видеть. Обнаженную женщину, открытые ее половые органы, откровенные позы. Вариант: он садомазохистски вытесняет из своей психики эти желания. В то время как истероидкаженщина склонна к тоже нормальному (то есть тоже без «принудительности») эксгибиционизму. Тогда все хорошо: он смотрит, она демонстративно не скрывает. Гармоничная пара. Если, конечно, ни он, ни она не зашкаливают в психопатию. Но если он начинает требовать вещи, неприемлемые для нее, а она даже и простые вещи отказывается для него делать, то возникают страстимордасти. Опять же сопротивление может возникнуть со стороны эпилептоидных жен. Такая вот диалектика: в других жизненных узлах эпилептоид с эпилептоидкой находят общий язык, а в сексе — проблемы. Их можно разрешить простыми психотерапевтическими разъяснениями, чтением научной сексологической литературы. Эпилептоидка становится сексуальнее после того, как узнает, что авторитеты от сексологии «дозволяют» те или иные сексуальные действия.

Если эпилептоид сексуально неграмотен и стандартен, то он может и от других требовать стандартности. Тогда он жуткий святоша. Это более свойственно эпилептоидкам. Но это, как мы уже говорили, оборотная сторона активной сексуальности: запрещать — это садизм. В супружеской паре этот неосознаваемый садизм проявляется. И это не сексуальная игра. Но это игра бессознательных сил.

Секс эпилептоида может быть стандартным или расцвеченным в зависимости от его культурного уровня. Лучше, чтобы были осознанные игры с сексом, чем чтобы стихия играла людьми.

Итак, если вы эпилептоид и желаете продуктивного мира в супружестве, послушайте, что я вам скажу. Стремление ставить точки над «», подробное инструктирование, требование отчета о проделанном, стремление поставить партнера в позицию оценивания, отрицательные оценки, обвинения с применением неприятных эпитетов, перебивание, форсирование голоса при попытке со стороны партнера перебить, назидательность, авторитарность, повышенный тон, жесткость в голосе, высмеивание с применением заимствованных юмористических штампов — все эти типичные для эпилептоида конфликтогены делают его трудным для многих людей человеком. Для многих, в том числе — и в особенности — в семье. Эпилептоид любит наводить ужас на тех, кто не соблюдает милый его сердцу порядок. Но почти всем остальным членам семьи это совсем не нравится.

Эпилептоиду стоит отследить, отфиксировать в себе свои трудные для людей тенденции и оттормозить их. Конечно, полностью от себя не уйдешь, но существенно уменьшить проявление этих черт можно. Нужен тренинг.

Но и без тренинга эпилептоид может и должен себе внушить: человек дороже порядка. И повторять эту фразу про себя через каждые пять минут. Порядок, о котором идет речь, предписан кемто со стороны. И чаще — порядок, пришедший из прошлого. Эпилептоид — традиционалист, консерватор. Это ведь тоже раздражает многих людей. А потому эпилептоиду стоит более рационально подходить к нововведениям и не отвергать их с порога.

Эпилептоиды часто нерационально прижимисты. Имеет смысл пересмотреть эту позицию, если можно хотя бы слегка расслабиться относительно трат. Можно, например, с истероидной женой договориться о сумме, в реализацию которой эпилептоид не вмешивается вообще: нет ее, и все тут. Ну и легкие финансовые дополнения — по обстоятельствам. Будет явно меньше трудностей.

В поисках возможностей уменьшить конфликты один эпилептоид договорился, что он не будет возражать против покупки вещи, если жена сначала отойдет от прилавка на почтительное расстояние, а потом вспомнит об этой вещи и вернется. Интеллектом жена, хотя и истероидка, обделена не была, согласилась. Конфликтов стало явно меньше.

Мы обсудили сейчас ситуацию «вы — эпилептоид». Но ЕСЛИ РЯДОМ С ВАМИ ЭПИЛЕПТОИД, прежде всего оцените его плюсы. Ведь вот эпилептоидная жена полностью приводит в порядок квартиру. Она чаще всего работает и зарабатывает. Учтем, что настоящие (а не пыль в глаза) «бизнесвумен» — это чаще всего эпилептоидные женщины. Траты на одежду у эпилептоидки в тричетыре раза меньше, чем у истероидки. Авангардизм в одежде не исповедуют и мужчиныэпилептоиды. Они предпочитают строгий классический стиль, который всегда в моде. Так что и мужскаяодежда — дешевле. Освобождаются средства на другие, более важные приобретения: недвижимость, образование. А может быть, лучше заняться благотворительностью, чем гоняться за модой?

Хобби у эпилептоида — постолярничать, послесарничать — прагматически важные вещи. Эпилептоид — домовитый хозяин. Домовитый в том смысле, что в доме у него все устроено, он сам все наладилприладил, и возможно даже, сам сделал (антресоли, стеллажи, шкафы...). Врезал два замка. Или даже три. Дверь всегда на запоре. Эпилептоид к вещам относится с уважением, починит. Есть мастерская на балконе. Или даже сарай, гараж. По крайней мере, он к этому стремится. Эпилептоид домовит и в том смысле, что все — в дом. Можно сказать даже, что эпилептоид — стяжатель. Ну, можно и не говорить так, чтобы его не обидеть. Но уж никак не расточитель. Жене это имеет смысл ценить.

Эпилептоид скромен в тратах, бережлив. Он не сделает лишнего междугороднего, тем более международного звонка, а позвонив, сэкономит секунды, будет краток — все только по делу.

Он нетребователен к оплате своего труда. Зарабатывает свои твердые 25 минимальных окладов, и на этом спасибо любому правительству. Он предпочитает меньше тратить, но зарабатывать деньги законными способами.

Эпилептоид много бывает на работе, но в основном «мой дом — моя крепость». Он склонен окунуться и в домашний уют, созданный для него истероидной или сензитивной женой. Он не любит общежитий и бульонов из кубиков, он любит тахту и свежеприготовленный огнедышащий борщ. Он не только домовитый, но и домашний.

Эпилептоид разумно решителен. Решение принято и выполняется. Ему как нельзя лучше подходит пословица «Семь раз отмерь, один — отрежь». Он энергетичен, работоспособен, работает планомерно, отдыхает, чтобы восстановиться и работать дальше. Спит в обычном ритме, с двенадцати до семи, но если надо, то встанет по первому требованию жизни. Телефонный аппарат — на письменном столе, и он, пробудившись после третьего звонка, идет к аппарату и берет трубку после пятогошестого звонка. Такая организованность ценится людьми.

В коммерческих делах на эпилептоида можно смело положиться. При известных предосторожностях, гарантирующих безопасность, с эпилептоидами иметь дело предпочтительнее, чем с другими психотипами. Они рискнут десятью процентами капитала, не больше, и не пойдут на сомнительные сделки, обязательно наведут справки. Они склонны то или иное дело проверять на малых оборотах капитала, поэкспериментировать — и только после этого увеличивать обороты. Отказ от риска делает эпилептоидов надежными. Они, как правило, всегда выполняют свои обещания. Эпилептоиду можно доверять тайны. Свои же тайны он доверяет, проверив надежность друга. Если все же доверил, то это и означает большое Доверие.

Эпилептоиды — это офицерский корпус по контракту, полиция, учителя, врачи, бухгалтеры... Здесь «уместны» назидательность, контроль, авторитарность... Для жен важно, что это престижные в нормальном обществе профессии. Их мужья уважаемы.

Интересное