Общественное мнение.

Категория: Взаимоотношения в семье. Исследования, опыт

Окружение «по месту жительства» как чаще настроено? Женщины — хранительницы домашнего очага, мужчины — пьяницы и гуляки. Даже если она изменяет ему, то лишь «потому, что он ее обижает». И действительно, пьяниц среди мужчин больше, чем среди женщин. Но мы уже уточняли, что ведь и нравственных гениев больше. У мужчин все так. Больше талантов в науке и больше олигофренов (чем среди женщин). Больше коротышек и больше долговязых. Больше очень плохих и больше очень хороших. Я обо всем этом говорил, когда разбирал причины большей активности жен в разводах. Помните аргумент: «я не хуже подруги, а мой муж хуже ее мужа»? Но что еще вытекает из концепции Вигена Геодакяна? Бросаются в глаза пьяницы, и по ним — выборка ведь — делается вывод обо всем роде мужском: средний мужчина хуже средней женщины. Более сложная закономерность (у мужчин вообще больше крайностей) в расчет не берется, она и неизвестна в широких кругах. Геодакян ведь обсуждал свою теорию не в газетах, а в научных журналах. Так что общественное мнение дома и в служебной

сфере — не в пользу молодого мужчины. И чуть что — к этому мнению можно апеллировать.

Что же, и это рычаг власти, пусть небольшой, но в руках жены. Вздумал бы молодой муж прийти к начальству по поводу семейных конфликтов... Сослуживцы подняли бы его на смех. Иное дело, если на работу к нему придет она. Разумеется, сейчас не времена хрущевскобрежневского застоя, но и сегодня жена скорее найдет понимание и поддержку. Дыма без огня не бывает — полагают сослуживцы. Руководительженщина поддержит молодую жену из женской солидарности. Руководительмужчина поддержит молодую жену вопреки мужской солидарности, из соперничества; хотя в мотивах не признается даже себе. А мотивы такие. Сейчас я ей окажу услугу, защищу ее, а потом мы будем с ней знакомы, они разведутся, и она со мной заведет роман. А по Отношению к молодому мужу у начальника срабатывают «родительские» тенденции — наказать. Молодой муж продвигается по службе, и любая запятая может стать точкой на этом пути. Так что молодой муж боится жалоб на свою работу со стороны жены.

В домоведении муж несведущ. В какойто мере это ему выгодно. Вместо домашних забот можно заняться интересными для него мужскими делами. И он не сопротивляется такому положению. Но проигрышто оказывается на поверку гораздо больше. Жена в домоведении компетентна, а он нет. А значит, именно она распорядитель кредитов. Он ей деньги ОТДАЕТ, а она ему ВЫДАЕТ. На едутранспорт. На покупкихимчистку. Она в доме работодатель. А дала работу— надо проконтролировать ее исполнение. Она и выполняет функции ОТК (отдела технического контроля). Она домашний прокурор и судья. Она домашний судебный исполнитель — за нерадивость надо наказать Плеткой, конечно, нельзя. Но ворчанием можно... Или молчанием.

Сократ:

— А что тяжелее? Хор:

— Молчание... Сократ:

— Почему?

Здесь я вынужден дать свое психологическое объяснение. Ну что такое ворчание? Это значит, что жена хоть и трудная,

но все еще здесь рядом, никуда она не денется — поворчит и успокоится. Так что понятно, почему Хор единодушен. А молчание — это заговор, разрыв, пусть и частичный, предтеча полного разрыва.

Все это вместе — атрибуты ВЛАСТИ. А хорошо известно: любая власть развращает, а абсолютная власть развращает абсолютно...

Когдато я опубликовал в «Вечерней Москве» маленькую, но под броским заголовком статью «Кухня — дело мужское», направленную в общемто в защиту перегруженных домашними делами жен. И получил большую почту, в которой лейтмотивом было: «Э, нет, мы кухню мужьям не отдадим». Итак, постанывая от перегрузок (но это — лишний повод дать ему почувствовать свою значимость и упрекнуть), жена не хочет отдать ему лидерство в домоведении. Ведь власть по дому фактически означает власть в доме. Пусть он ей «помогает», то есть выполняет неквалифицированную работу. Под ее мелочным и дотошным руководством.

У жены есть еще один мощный рычаг власти. Я уже писал о лучшей психотехнике общения у молодых жен по сравнению с их молодыми же мужьями. Там мы отметили значение ее для уменьшения стресса одиночества и для поиска замены в случае разрыва. Но оставили за кадром то, что имеет значение непосредственно в супружеском общении. А это интересно. Ведь с таким преимуществом, как более развитая психотехника общения, она его, попросту говоря, ПЕРЕГОВОРИТ. К тому же у мужей более стрессовые профессии. И к тому же ему для нужд семьи приходится и прирабатывать. Домой он приходит сверху ставший. И вот, представим себе, она заказывает билеты до Сочи, хотя он полагает, что ехать семье на отдых надо бы в Карелию, на озера, где костры, рыба, грибы, мало людей, а не в Сочи, где многолюдно, грязно и дорого. Менее способный к общению, а тут еще и уставший, он вяло возразил — одно слово в две секунды. А она три слова в секунду в составе весомых и длинных фраз: «Я тебе говорю, что все люди едут в Сочи. Неужели они глупее тебя? Они же не глупее тебя, а едут в Сочи» — эти примерно два десятка слов она произносит за 5 секунд, он же воспринимает только половину и... уступает.

Так же обстоят дела и с гиперсексуальностью молодого мужчины. Ее следует учитывать не только в ситуации разрыва, о чем я толковал, когда объяснял, почему молодые мужчины стремятся сохранить брак. Ведь в рамках непосредственно супружества в связи с повышенной сексуальной активностью молодой муж зависит от менее сексуально активной жены. Ее сексуальность лишь пробуждается и достигнет пика после тридцати ее лет. Конечно же, любое непослушание мужа вызовет у нее отрицательные эмоции. Секса она при этом не хочет. И близости не допустит. То, что я сейчас описал, — естественная, так сказать, регуляция при выраженном у жены lbdo. Но некоторые жены менее зависимы от мужей в силу менее выраженного влечения. А может быть, в силу даже конституциональной фригидности (холодна от роду — и все тут). Такие просто отлучают мужа от супружеского ложа за любую провинность. В моей клинической практике был и такой случай — жена мужу говорила: «Помойное ведро не вынес — полового акта не будет».

Смех — смехом, но на деле это очень сильный рычаг власти женщины. И он козликом прыгает вокруг нее и — ублажает.

Получается, что рычагов принуждения у молодой жены по отношению к молодому мужу достаточно много. Никто не учит ее пользоваться этими рычагами. Она сама умело их нащупывает. Женщина — талант в мире отношений и общения. Она изысканно экспериментирует. Она практикует пробные разрывы с повышением напряженности. Сначала ворчание — первая степень. Потом молчание. Мы уже говорили о том, что молчание страшнее ворчания. Но вот не помогло и молчание... Тогда — в ход пускается уход из дому на пару часов. Не подействовало и это — практикуется более сильный «наезд» — переезд ненадолго к родственникам или друзьям с демонстрацией доказуемого (обратите внимание на такую манипулятивную тонкость) сохранения верности мужу на тот случай, если развод все же не состоится. И это не сработало? Тогда, может быть, подействует объявление о временном разрыве, а потом о полном разрыве, а потом и о разводе? Так она его зондирует. Если нет уступки при меньшей напряженности, включается большая.

Нередко жена стремится осознанно вызвать чувство ревности. Демонстрирует интерес к ней других мужчин. Говорит о возможности и допустимости измены и замены. Иногда дело доходит до действительной измены с демонстрацией ее мужу. Имеется в виду не измена, диктуемая новой любовью, а измена именно как средство принуждения. Повторим, что измена жены доставляет молодому мужу страдание, что это удар по его самооценке, что это позор при огласке, что ревность у мужчин более глу

бинная. Помните эксперименты с обезьянами? ОН умирал от инфаркта; ОНА страдала, но не умирала. Мужчины измену пере. носят тяжелее, чем женщины. Так что угроза измены т— очень неприятный, серьезный, бьющий по самолюбию рычаг власти в руках женщины. А уступил, послушался — отношения восстанавливаются.

Не стоит думать, что жена регулярно бегает на работу мужа с жалобами, устраивает сексуальные забастовки и постоянно показывает мужу, насколько он бесправен в отношении ребенка. Все это — на полутонах, намеках. Это подразумевается, понимается. В психологии такое скрытое психологическое воздействие с выгодой для себя и в ущерб партнеру называется манипуляцией. Это одна из форм субъектобъектного отношения к людям, когда другой рассматривается осознанно или на бессознательном уровне не как равный мне субъект, равная мне личность, а низводится до уровня предмета (объекта).

В данном случае муж является объектом манипуляции.

«Ах так Ты не хочешь ехать в Сочи? Ну и прекрасно» — сказала жена и замолчала. Он тоже замолчал — а что же делать? И вот она берет телефонную трубку, а он садится в кресло. Она набирает номер, а он берет книгу. Но до чтения ли ему? Буквы прыгают перед глазами, да и книга вверх ногами, он же взял ее в руки только для того, чтобы показать, как он спокоен, не подумав о том, что она прекрасно видит, как книга, подрагивая в его руках, выдает его внутреннее волнение. Да и не может он сосредоточиться на чтении, потому что прислушивается к разговору. С кем это она?.. Может быть, назовет имя? Ннет, она не называет имени, пусть он помучается в догадках, измена это или еще нет. Она тщательно избегает даже глагольных окончаний в прошедшем времени, которых он ждет, потому что ясно: «делал» — значит, там «ОН», «делала» — тогда «она». Разговор закончен, через 5 минут ее встретят у подъезда, кто — для него неясно, то ли давняя подруга, то ли давний друг. И вот она готовится к свиданию. Возможно, с подругой, но... Как это делается? Вот жена каблучками простучала туда — подкрасилась, вот каблучками простучала обратно — поправила прическу, подошла (каблучки) к вешалке — прошуршала плащом, прошла (каблучки) в другую комнату — взять сумку, подошла к двери (каблучки), остановилась — поразмышляла, не забыла ли чего, всетаки забыла (каблучки), взяла (каблучки), остановилась у двери, тихо щелкнула замочком сумки, громко щелкнула дверным замком, отворяя дверь... Все Его нервы не выдерживают, и он отбрасывает книгу:                                 

— Ну хорошо, хорошо, едем на юг, как ты хочешь Бог с ней с Карелией и с озерами, едем в Сочи

И она, не мгновенно, но умеряет свой гнев:

— Ну вот, сразу бы так, а то север... Снимает плащ, звонит:

— Кать, ну ты извини меня, в другой раз, ладно? Тут Сережка со мной помирился, сама понимаешь, примирение должно быть бурным...

Улыбается:

— Ну, иди сюда, глупый...

«Глупый» — это и ласка, и унижение. Итак, только полутона, намеки, вероятность. Но даже малейшее опасение, что она применит рычаги власти, заставляет его отступать и уступать. Некоторые мужчины защищают себя такой мыслью: «Это все мелочи: юг, север, покупки... Главное, когда дело дойдет до серьезных вещей, она будет послушна».

Но жизнь ведь состоит в основном не из землетрясений и пожаров, где жена будет охотнее подчиняться, чем командовать. К счастью, такие катаклизмы встречаются редко. Жизнь состоит из будничных мелочей и средних по значимости проблем: купить телевизор или прицеп, поехать на север или на юг... И ему приходится чаще подчиняться, чем командовать.

Основная манера женского властвования — манипуляция. Впрочем, иногда жена и напрямую напоминает о наличии у нее серьезных аргументов: не хочешь ты со мной на юг, найдутся другие спутники. Так тоже бывает.

После всей этой моей тонкой аргументации чувствую, как изза пазухи вынимается увесистый камень:

«Да мужчинам нет надобности манипулировать — «сила есть, ума не надо».

Что ж, в отсталых слоях населения случаи насилия над женщиной имеют место. Но это те исключения, которые только подтверждают правило. Нормальный социализированный мужчина сдерживает свою агрессию прежде всего из моральных соображений: осудят друзья, снизится самооценка (опустился до того, что ударил женщину). Понятно, не последнюю роль играет и страх перед юридическим возмездием за несдержанность. Как бы он ни осуждал ее, он боится судебного осуждения, которое, конечно же, поломает ему всю жизнь, карьеру. «И изза кого, изза

глупой бабы?» — думает этот «умный» мужик. Кавычки я поставил потому, что взаимные грубости — не от ума же. Сдержится... Ну а не сдержится, ударит... Не убьет, только побьет. А у нее вон сколько рычагов власти против этого одного, который и блокируется всей этой совокупностью. К тому же сам его проступок может превратиться в козырь в ее руках. Я тебя не посажу, хотя и могу, но будь послушен. И он, понурый, словно нашкодивший песик, возит мордой по полу, боясь глаза поднять, и старается ей угодить.

Рычаги принуждения — в руках молодой жены. Но ведь можно ими и не пользоваться? Можно. Но соблазн уж больно велик. «Если уж в руках вожжа...» — Маяковский. «Уважать, уважать начальство надо...» *• Маяковский. Это из стихотворения «Подлиза». Ну, так, к слову, для запоминания. А если научным язы . ком, то, владея рычагами принуждения, жена безнаказанно применяет авторитарный стиль влияния: «Так, едем, собирайся»

Ну, не всегда так категоричнобезапелляционно и резко; практикуется и мягкоснисходительный командноадминистративный тон: «Кисонька, не раздевайся, очень надо сходить за хлебом».

Жена может позволить себе не только наедине, но и на людях отрицательные оценки и обвинения в его адрес. А то и высмеет мужа, порой даже прилюдно.

Только очень гуманные, хорошо владеющие гуманной же психотехникой общения и обладающие большой самодисциплиной жены не используют в случае несогласия с ними мужа конфликтную манеру общения с ним и не пользуются средствами принуждения. Если возникают непримиримые противоречия в интересах, вопросы в таких парах решаются пятьдесят на пятьдесят. То есть раз на юг едем отдыхать — раз на север, раз телевизор смотрим — раз в кино идем, раз ковер покупаем — раз самолет (раз нельзя купить коверсамолет).

Муж высоко ценит такое отношение к себе жены, и, сравнивая свое положение с положением большинства своих собратьев, испытывает счастье. Только вот редкость то, что сейчас было описано. Такой стиль отношений возникал после наших тренингов по психотехнике общения. Но в других местах этому не обучают. А самим выучиться — от кого что перенять? — можно, но сложно. В школе же пока психотехникой общения не занимаются, хотя надо бы именно в школе этим и заниматься.

Ну а если жена не очень гуманна, если она не владеет гуманной же психотехникой общения, если самодисциплина у нее не так велика? Тогда с мужем творится следующее.

Он видит контраст между лидерским положением в служебной сфере и подчиненным положением в семейной и остро его переживает.

Он старается уйти от домашних дел. Этому причиной и перегрузки на работе. Но гораздо больше это происходит потому, что его тяготит именно неквалифицированный домашний труд и произвол жены.

Он предпочитает быть добытчиком. Нахватывает дополнительные работы, чтобы заслужить ее одобрение. Но это, в свою очередь, способствует переутомлению и отходу от домашних дел. И опять же увеличивает значение и власть в доме именно жены.

Все это поверхностнопсихозащитное поведение. Неприятные переживания уменьшаются, но не устраняется их причина, которая воспроизводит ситуацию, вызывающую напряженность. Можно и вообще, и в данном случае психическую защиту сравнить с ненадежной покрывающей рану пленкой, под которой происходит острое или хроническое воспаление.

Психозащитная природа проявляется и в том, что он уходит в свой рабочий угол для выполнения «домашних заданий» по служебной линии, в хобби, в телевизор, в спорт. Особняком стоит автолюбительство. Машина дает ему чувство значимости в доме, ведь машина — продолжение дома, а здесь жена пока еще не очень компетентна. Но и это преимущество мужа кончается. На автодорогах я все больше вижу за рулем женщин.

То, что мы сейчас описали, можно образно назвать внутренней эмиграцией. То есть он в доме — и в то же время вне домашних отношений. Пока еще все не так драматично, но напряженность нарастает. Постепенно внутренняя эмиграция перерастает во внешнюю. Вот он ушел к соседу перекинуться в шахматы, вот пошел в сауну с мужиками попариться, вот оторвался на рыбалку, а то и на охоту. Но и играя в шахматы с соседом по подъезду, и «отдыхая» в сауне, и следя «клюет — не клюет», он старается всеми силами сохранить семью и сохранить в ней мир. Пусть и ценой собственного самолюбия.

В общении он старается не задевать жену первым, а в ответ на ее конфликтное поведение пытается вести себя сдержанно,

не показать свое справедливое, с его точки зрения, раздражение. Это, впрочем, чередуется с взрывами гнева, после которых обычно возникает досада на себя и он снова становится покорным.

Есть и менее покладистые мужчины. Взрывы гнева все чаще, внешняя эмиграция все активнее, отрывы от семьи все длительнее и бесконтрольнее. С такими как раз жены и разводятся. И считают себя справедливыми, страдающей стороной, а мужей называют неблагодарными гадами, которых надо наказать, которым надо отомстить — ведь потрачено несколько лет жизни...

Мы уже затрагивали вопрос о неравенстве при разводе. Ребенок — с ней. Квартира делится не поровну. Изначально у них были равные жилищные условия — по одной комнате в родительских квартирах. Съехались в «двушку», приплатив за приобретенные метры и кухню с санузлом. Как будут разъезжаться? Скорее всего, она с ребенком — в однокомнатную, а он — в комнату в коммуналке... Это — если не вставать на криминальный путь.

Жена вполне мыслит себе такой неравный развод в надежде, впрочем иллюзорной, на возможность замены «плохого» мужа на «хорошею» другого. Он же не хочет такого расклада. И проявляет покладистость.

Есть мужья, которые, не выдержав гнета, сами подают на развод...

Мы все еще обсуждаем первые годы брака... Подчеркнем, что и менее покладистые, и вовсе не покладистые мужья в молодом возрасте — в явном меньшинстве. Больше — терпеливых. Однако и

Интересное