Образ развития ребенка всегда отстает от саморазвития ребенка.

Категория: Взаимоотношения в семье. Исследования, опыт

Это объяснить достаточно просто тем, что мы не сразу замечаем изменения в психике, как не сразу замечаем похолодание или потепление. Но это как бы «механическое» объяснение. А главное (психологическое) объяснение кроется в родительской позиции. Раз он маленький, значит, меньше и понимает, меньше умеет, меньше знает. А то, что даже эмбрион проделывает развитие намного быстрее, чем развивался животный мир и человечество, — это не учитывается. А мы учтем. Ребенок развивается быстро, как и растет. Не успеем привыкнуть к тому, что начал ходить, он уже начал бегать. Отсюда — значительные ограничения. Ведь мы опасаемся, как бы чего не случилось.

И получается, что

МЫ ЗАПИХИВАЕМ РЕБЕНКА В МЛАДЕНЧЕСТВО.

А ПОДРОСТКА ЗАПИХИВАЕМ НАЗАД В ДЕТСТВО.

 

При этом мама это делает с большим рвением. А каковы последствия? Первое последствие — недоразвитие. Девочка бы уже вышивала, а мама боится дать ей в руки иглы и ножницы. И она продолжает не вышивать... Второе, и это важно тоже— дети сами рвутся к более сложным (и опасным) видам деятельности. Но, лишенные моральной поддержки и обучения, они получаюттаки травмы: укалываются, «режут» себе пальцы, падают со ступенек и со стульев, обжигаются... И это еще бы ничего. Родитель свои запреты высказывает часто очень авторитарно и перестает быть для них авторитетом, а остается только деспотом, который запрещает познавать мир. Они огрызаются, вступают с родителями в конфликт. Как быть?

Надо создать условия для этого саморазвития и в то же время предусмотреть и предотвратить опасности.

Более того, нужен двойной запас безопасности для ребенка. Я не собираюсь составлять из своих советов энциклопедию, но наиболее вероятные вещи все же оговорю.

Предположим, ребенка привлекла табуретка. У табуретки нет  спинки, какая есть у стула. На нее можно залезть с любой стороны. Катя научилась: стопа одной ноги на табуретку, перевалила ; центр тяжести, подтянула ногу — и все: «Я там». Но табуретка таит опасность. Часто края сиденья нависают над полом, и если встать на край, табуретка выскальзывает изпод ноги и падает, а вместе с ней ребенок. Рев, слезы, сопли, боязнь, отказ от дальнейших действий. Только не с Катей. Потому что я заранее по  казал ей механизм такого падения. Поставил ее ногу на край.. Придерживаю для страховки. «Велел» ей встать, табуретка подвернулась и полетела в сторону, Катя повисла на моих руках.  Еще два таких сеанса, и Катя поняла: ногу надо ставить в центр  сиденья, подальше от края, и тогда предотвращается падение. . А падать с табуретки — больно. И заметим себе, что не просто на  пол, а и сама табуретка еще бьет по ноге... Но, освоив табуретку, Катя гордо смотрит при каждом «взбирании» на нее, как альпинист на вершине покоренной горы.

На табуретке — не раскачиваться

Двери. Обратите внимание, ребенок идет к двери напрямик,  как мама и папа. Но если ктото выходит и открывает дверь наружу, то взрослый, прогнозируя это, вовремя отстраняется. Ребенка же дверь может ударить, сбить с ног, ошарашить, испугать. Ктото из взрослых случайно двинул дверью, а она двинула  по ребенку... Поэтому Катя у нас не направляется сразу к двери,   а становится рядом с ней. И гордо глядит на нас: вот видите, я правильно встала.

В лифт Катя без взрослого не войдет. Однажды — естественный эксперимент получился — я с ней застрял в лифте: переговоры с диспетчерской, суета по высвобождению. Вела себя спокойно. Но впредь Одна в лифт уже не стремится.

Спички. Катя знает, что если зажечь спичку, то ею легко обжечься. Потому что я поднес вместе с моим пальцем ее палец на одном расстоянии к горящей спичке. Поняла, что горячо. Ближе — горячее. Еще ближе — она уже сказала: «Нет», хотя ее палец был рядом с моим пальцем. Пришлось организовать ей и маленький пожар на противне. Теперь спичками она играет как палочками, делает из них буквы, склеивает пластилином из них разные конструкции, но стремления самой зажечь спички нет. На всякий случай мы все время на стреме в этом плане. Но и осознанный самоконтроль у нее уже готов.

Дверные щели. Сколько несчастий они принесли детям, да и некоторым взрослым. Но ведь ребенку нужна и свобода, а значит, самодисциплина. Ну, прежде всего, когда только первые самостоятельные шаги по стеночке — а дверь ведь тоже стеночка, — мы все двери зафиксировали крючками и разными другими приспособлениями так, чтобы они открывались и закрывались никак не иначе, как по воле взрослых. Когда Катя стала усваивать и говорить слова и фразы, я с ней провел «пальцеспасительные» беседы. Показал, как дверь может переломить карандаш, веточку, палочку. Потом вставил свои пальцы в щель, показал, что дверь вотвот переломит мне пальцы. Катя сочувственно закричала, что не надо, что она уже все поняла. Все же иногда я вижу, что осторожность уменьшается, тогда я снова провожу «пальцеспасительную» беседу с показом...

Заварочный чайник брать надо двумя руками, одной за ручку, другой за донышко или салфеткой за носик чайника — будет не горячо и удобно. Надо научить ребенка проверять крышку чайника — фиксатор чтобы был направлен кзади.

Часто чай в чашке слишком горяч. Можно чутьчуть перелить в другую чашку. Это будет уже не так горячо. Потом перелить еще чутьчуть. Такое дробное остуживание гарантия безопасности.

На электрической и тем более газовой плите все надо держать подальше от края. Около нее стул, чтобы ребенку нельзя было подойти близко к плите. Но ребенок постарше может отодвинуть стул. Тогда надо тщательнее следить.