Проблемы питания

Категория: Здоровье ребенка

Когда начинаются проблемы с аппетитом. Почему так много детей плохо едят? Чаще всего потому, что. матери слишком стараются заставить их есть получше. У щенят не бывает проблем с аппетитом, не бывает их и у детей в тех частях мира, где матери ничего не знают о диете и поэтому не беспокоятся. Можно шутливо сказать, что требуются большие знания и много времени, чтобы возникли проблемы с аппетитом.

Один ребенок словно рождается с волчьим аппетитом, который не изменяет ему, даже когда он расстроен или болен. У другого аппетит похуже и легко поддается действию настроения или болезни. Первый ребенок словно рожден, чтобы быть полным; второму на роду написано оставаться худым. Но каждый ребенок рождается с таким аппетитом, который должен сохранить ему здоровье и обеспечить нормальный темп роста и развития.

Беда начинается тогда, когда у ребенка врожденный инстинкт упрямиться, если его принуждают, или отказываться от пищи, с которой связаны какие-нибудь неприятные ощущения в прошлом. Еще одна сложность в том, что аппетит человека не всегда направлен на одно и то же. Какое-то время ребенок с удовольствием ест много шпината или каши. Но через месяц все это перестает ему нравиться. Некоторые любят сладости и еду, содержащую крахмал; другие едят того и другого понемногу. Если вы все это учтете, то поймете, как начинаются проблемы с питанием в разном возрасте и на разных этапах развития. Младенец начинает упрямиться, если в первые месяцы жизни мать заставляет его выпить больше молочной смеси, чем он хочет, или когда вводят твердую пищу и не дают ему возможность привыкнуть к ней постепенно. Многие становятся капризнее и разборчивее в еде после года, потому что хотят настоять на своем или потому что у них режутся зубы. Если их заставлять, аппетит еще больше ухудшится и надолго. Обычное время начала проблем с аппетитом — конец болезни. Если встревоженная мать начнет усиленно кормить ребенка до того, как к нему вернулся аппетит, у него быстро выработается и закрепится отвращение к еде.

Все проблемы плохого аппетита начинаются с принуждения. Ребенок может перестать есть из-за ревности к младшему брату или из-за многих других тревог. Но какова бы ни была первоначальная причина, беспокойство матери и ее настойчивость ухудшают аппетит и препятствуют его возвращению.

На минуту поставьте себя на место ребенка. Чтобы лучше понять его, вспомните время, когда вы были не очень голодны. Может, день был жаркий и душный, или вы были чем-то встревожены, или у вас расстроился желудок. (Так чувствует себя ребенок, у которого проблемы с аппетитом.) А теперь представьте себе, что рядом с вами сидит нервная великанша и следит за каждой ложкой, отправляемой в рот. Вы немного поели того, что вам нравится, и отложили вилку, чувствуя, что наелись. Однако она встревожено смотрит на вас и говорит: «Ты еще не прикоснулся к репе». Вы объясняете, что не хотите репы, но она, по-видимому, не понимает, что вы чувствуете, и действует так, словно вы нарочно ведете себя плохо. Когда она говорит, что вы не встанете из-за стола, пока не очистите тарелки, вы пытаетесь съесть немного репы, но вас начинает поташнивать. Она набирает полную ложку и толкает вам в рот, и вы начинаете давиться.

Лечение требует времени и терпения. Когда возникли проблемы с аппетитом, требуется много времени, терпения и понимания, чтобы их разрешить. Мать начинает тревожиться. Она обнаруживает, что с тех пор, как ребенок стал плохо есть, ей трудно расслабиться. А ее озабоченность и настойчивость прежде всего и мешают аппетиту вернуться к ребенку. Даже если с огромными усилиями мать заставит себя измениться, потребуются долгие недели, чтобы к ребенку вернулся аппетит. Ему нужно дать возможность постепенно забыть все неприятные ассоциации с обеденным временем.

Его аппетит как мышка, а тревога матери — кошка, которая загнала мышку в норку. Нельзя уговорить мышку стать смелее только потому, что кошка смотрит в другую сторону. Кошка должна надолго оставить мышку в покое.

Доктор Клара Дэвис обнаружила, что Дети, у которых  нет никаких предубеждений относительно пищи, в конечном счете сами выбирают сбалансированную диету, если им предлагается разнообразная естественная пища. Но нельзя ожидать, что ребенок, который месяцами или годами отказывался от какого-нибудь продукта, например овощей, неожиданно стал бы его есть только потому, что мать предоставила ему свободный выбор. Он может есть овощи в лагере, где их едят все остальные, где он голоден и где никто -его не заставляет их есть. Но дома с овощами для него связано слишком много неприятных ассоциаций. Как только он их видит, душа и желудок говорят ему: «Нет!»

Мать тоже имеет право на чувства. И к тому времени, как ей приходится иметь дело с застарелой проблемой аппетита, это очень сильные чувства. Самое очевидное из них — тревога: ребенок заболеет в результате недоедания, или от голода у него снизится сопротивляемость к обычным болезням. Врач снова и снова уверяет ее, что дети с плохим аппетитом не становятся восприимчивее к болезням, но ей трудно в это поверить.

Она склонна считать себя виноватой, думает, что муж, родственники, соседи, врач считают ее негодной матерью. Конечно, это не так. Скорее всего, они ее понимают, потому что и у них в семьях был хоть один ребенок с плохим аппетитом.

Затем неизбежное чувство раздражения и гнева на этого молокососа, который абсолютно не подчиняется усилиям матери. Это самое неприятное чувство, потому что совестливая мать начинает стыдиться себя.

Интересно, что многие родители, которые сталкиваются с подобными проблемами, вспоминают, что у них самих в детстве был плохой аппетит и такие же трудности. Они слишком хорошо помнят, как их заставляли есть, но почему-то не в силах поступить иначе. В таком случае чувства раздражения, гнева и тревоги, которые испытывают родители, — это частично пережитки чувств, испытанных ими в детстве.

Ребенку редко грозит опасность. Важно помнить, что у ребенка существует врожденный механизм, который сообщает, сколько пищи. И какой именно ему нужно для нормального роста и развития. Крайне редко из-за плохого аппетита возникают серьезное недоедание, недостаток витаминов или инфекционные заболевания.

Но ребенок, который плохо ест, нуждается в помощи врача: тот должен время от времени осматривать ребенка, оценивать его рацион — что он дает и чего в нем не хватает, рекомендовать замены или медицинские препараты, чтобы восполнить недостающее, посоветовать, как воспитывать ребенка не только в смысле питания, но и в других отношениях, и успокоить мать.

Время еды должно стать приятным. Цель не в том, чтобы заставить ребенка есть, а в том, чтобы к нему вернулся естественный аппетит и чтобы он сам захотел есть.

Постарайтесь не говорить о еде ни с угрозами, ни с подбадриваниями. Я не стал бы хвалить ребенка, если он съел много, или проявлять разочарование, если мало. С опытом вы научитесь не думать об этом, а это уже прогресс. Когда ребенок перестанет ощущать давление, он сможет снова обратить внимание на свой аппетит.

Иногда приходится слышать совет: «Поставьте еду перед ребенком, ничего ему не говорите, уберите через полчаса, сколько бы он ни съел. Не давайте ему ничего до следующей еды». Если это делается в правильном духе, то есть мать действительно пытается не суетиться, не тревожиться из-за аппетита ребенка и оставаться дружелюбной к нему, тогда все в порядке. Но иногда рассерженная мать понимает этот совет по-своему. Она швыряет тарелку на стол перед ребенком и мрачно говорит: «Если за полчаса не съешь, я все уберу и до ужина ты ничего не получишь!» И стоит в ожидании, сердито глядя на него. Угрозы ожесточают ребенка и отнимают последние остатки аппетита. Упрямый ребенок всегда победит в такой схватке.

Вы не хотите, чтобы ваш ребенок поел, потому что проиграл в схватке с вами. Вы хотите, чтобы он ел, потому что ему хочется есть.

Начните с блюд, которые ему больше всего нравятся. Вы хотите, чтобы, когда его позовут к столу, у него слюнки потекли, чтобы он не мог дождаться еды. Первый шаг к этому — два или три месяца готовить полезные блюда, которые ему нравятся (при этом нужно по мере возможности соблюдать сбалансированность диеты), и не предлагать того, что ему активно не нравится.

 

Ребенок, который любит очень немногое. Мать может сказать: «С детьми, которые не любят что-то одно, никаких проблем нет. А мой любит только гамбургеры, бананы, апельсины и фруктовую воду. Иногда соглашается съесть кусочек белого хлеба или пару ложек гороха. А ко всему остальному и не притрагивается».

Это более серьезная проблема, но принцип тот же самый. Можно дать такому ребенку на завтрак нарезанные бананы и кусочек хлеба; на обед гамбургер, две ложки гороха или апельсин; на ужин еще хлеб с бананом. Пусть получит добавку любого из этих блюд, если попросит. В течение несколько дней давайте ему различные комбинации этих блюд. Решительно воздерживайтесь от фруктовой воды. Сладкая фруктовая вода отнимает последние остатки аппетита к более ценной пище.

Когда через два месяца ребенок уже ожидает еды, добавьте две ложки (не больше) какого-нибудь блюда, которое он ел раньше — не из тех, что ему очень не нравились. Не упоминайте о добавке. Не делайте замечаний, если он не станет есть. Попробуйте то же самое через пару недель, а в промежутке попробуйте что-нибудь другое. Скорость, с которой вы будете вводить новые блюда, зависит то того, насколько улучшается аппетит ребенка и как он воспринимает новую пищу. .                           

 Не делайте различий между разными блюдами. Пусть съест четыре порции одного блюда и ни одной — другого, если так ему хочется (при условии, что еда не вредная). Если он не хочет первого и второго, а хочет десерт, с самым невозмутимым видом дайте ему десерт. Если вы скажете: «Никаких вторых, пока не съешь овощи» или «Не будет десерта, пока не очистишь тарелку», вы еще ухудшите его аппетит к овощам или к первому блюду и усилите его желание мяса или десерта. Эти результаты прямо противоположны тому, чего вы добиваетесь.

Вы, конечно, не хотите, чтобы ваш ребенок всегда питался так односторонне. Однако если у него уже возникли проблемы с аппетитом и он подозрительно относится к некоторым блюдам, ваш лучший шанс вернуть его к нормальной диете — сделать вид, что вас это не тревожит. Я считаю большой ошибкой, когда родители настаивают, чтобы ребенок «только попробовал» блюдо, к которому относится подозрительно. Если он съест то, что вызывает у него отвращение, пусть совсем немного, это уменьшает вероятность того, что он передумает и полюбит это блюдо. И еще больше ухудшит вообще его аппетит. Никогда не заставляйте его за ужином есть то, от чего он отказался за обедом. Таким образом вы напрашиваетесь на неприятности.

 Давайте ему меньше, чем он съест, а не больше. Ребенку с плохим аппетитом давайте маленькие порции. Если наложите полную тарелку, тем самым напомните ему, от какого большого количества ему предстоит отказаться, и еще ухудшите его аппетит. Но если в первой порции дадите ему меньше, чем он готов съесть, вы натолкнете его на мысль: «Этого мало». Вы хотите, чтобы он так думал. Хотите, чтобы пища казалась ему чем-то заманчивым. Если у него очень плохой аппетит, давайте крошечные порции: чайную ложку мяса, чайную ложку овощей, чайную ложку каши. Когда он съест, не спрашивайте с энтузиазмом: «Не хочешь ли добавки?» Пусть попросит сам, даже если для этого потребуется несколько дней кормить его миниатюрными порциями.

 Пусть ест сам. Должна ли мать кормить ребенка с плохим аппетитом? Ребенок, которого правильно воспитывали, начинает есть сам между 12 и 18 месяцами. Но если встревоженная мать кормит его до двух, трех или четырех лет (вероятно, с бесконечными уговорами), ничего не поможет, даже если она решит остановиться. Теперь у ребенка просто нет желания есть самому. Он считает, что его обязаны кормить. Для него это теперь доказательство материнской любви и заботы. Если она неожиданно перестанет, он обидится. Может вообще два-три дня ничего не есть — а это дольше, чем в состоянии вытерпеть любая мать. А когда она снова начнет его кормить, он уже затаил на нее обиду. И когда она попытается снова перестать его кормить, он уже знает свою силу и ее слабость.

Ребенок в два года или старше должен есть сам, как только он к этому готов. Но это тонкое дело, и на него требуется несколько недель. Вы не должны создавать у него впечатление, что пытаетесь лишить его привилегии. Вы хотите, чтобы он начал есть сам, потому что он сам этого хочет.

Давайте ему его любимые блюда обед за обедом и день за днем. Поставив перед ним тарелку, возвращайтесь на кухню или на минуту-две выйдите в соседнюю комнату, как будто что-то забыли. Каждый день отсутствуйте чуть дольше. Возвращайтесь и без всяких комментариев оживленно кормите его, независимо от того, съел он что-нибудь сам или не съел. Если он потеряет терпение, когда вы отсутствуете, и позовет вас, возвращайтесь немедленно с дружеским извинением. Вероятно, прогресс его будет неустойчивым. Через одну-две недели он сможет один раз поесть почти совершенно самостоятельно, а в следующий раз потребует, чтобы его кормили с начала и до конца. Не спорьте с ним в это время. Если он ест только одно какое-то блюдо, не заставляйте его есть другое. Если он доволен тем, что поел сам, похвалите его за то, что он такой большой мальчик, но не слишком горячо, а то он заподозрит подвох.

Допустим, через неделю вы оставили его минут на десять-пятнадцать, а он за это время ничего не съел. Тогда следует заставить его проголодаться. Постепенно в течение трех-четырех дней сократите вдвое количество еды, которое вы ему обычно давали. Это должно заставить его попытаться есть самом, если вы проявите достаточно такта и дружелюбия.

К тому времени как он самостоятельно съедает половину пищи, я думаю, лучше позволить ему выйти из-за стола, чем докармливать с ложечки. Неважно, что он только оставил часть еды. Он проголодается и скоро будет съедать больше. Если вы будете продолжать его докармливать, он никогда не захочет справляться сам. Просто скажите: «Думаю, с тебя достаточно». Если он попросит, чтобы вы его докормили, дайте ему две-три ложечки, чтобы не спорить, и скажите, что ему достаточно.

После того как он уже несколько недель ест сам, не возвращайтесь к старым привычкам и не кормите его. Иногда он очень устанет и попросит: «Покорми меня». В таком случае с невозмутимым видом дайте ему пару ложек, а потом скажите, что он не очень проголодался. Я говорю об этом, потому что знаю: мать, которая слишком долго кормила ребенка, но наконец сумела приучить его есть самостоятельно, испытывает сильное искушение снова начать его кормить, как только он потеряет аппетит или заболеет. Но с этим нужно покончить раз и навсегда.

Должна ли мать оставаться в комнате, пока он ест? Это зависит от того, к чему привык и чего хочет ребенок и насколько хорошо мать может контролировать свое беспокойство. Если она всегда сидела с ним, она не может внезапно исчезнуть, не расстроив ребенка. Если она может быть общительной, спокойной и не думать о еде, ей можно и оставаться (независимо от того, ест ли она в это время сама). Но если она замечает, что никак не может оторваться мысленно от еды ребенка или перестать его уговаривать, для нее лучше на время еды уйти — не сердито, не внезапно, но тактично и постепенно, отсутствовать ежедневно чуть дольше, чтобы ребенок не заметил перемены.

Никаких подкупов. Разумеется, не должно быть никаких попыток подкупить ребенка вроде обещаний по сказке за каждую ложечку или того, что папа встанет на голову, когда будет кончен шпинат. В тот момент покажется, что ребенка убедили съесть еще немного. Но в конечном счете это постепенно все больше ухудшает аппетит. Родителям приходится увеличивать размер взятки, чтобы добиться каких-то результатов. Кончится все часовым утомительным водевилем ради пяти глотков.

Не предлагайте ребенку есть, чтобы заслужить десерт, или конфетку, или золотую звездочку, или любую другую награду. Не просите есть за тетю Машу, или чтобы мама была рада, или чтобы вырасти большим и сильным, или чтобы не заболеть, или чтобы очистить тарелку. Сформулируем правило короче: не просите ребенка есть.

Нет особого вреда, если мама за ужином расскажет сказку или включит радио, если таков обычай в семье, но все это не должно быть связано с тем, ест ребенок или нет.

 Не обязательно быть «под каблуком» у ребенка. Я так много сказал о том, что ребенок должен есть, потому что ему хочется, что у некоторых родителей может сложиться неверное представление. Я помню мать, страдавшую от плохого аппетита семилетней дочери, которую она уговаривала; упрашивала, заставляла. Когда она поняла, что, скорее всего, у девочки нормальный аппетит, что она хочет получать нормальную сбалансированную диету и что лучший способ добиться этого — перестать сражаться за каждым обедом, она бросилась в другую крайность и пошла на поводу у дочери. У дочери к этому времени накопилось недовольство. И как только она поняла, что мать теперь ей покорна, она тут же воспользовалась этим. Она вываливала на стол кашу из тарелки, краем глаза наблюдая за молчаливым ужасом матери. Мать теперь перед каждой едой спрашивала у дочери, чего та хочет. Если девочка говорила «гамбургер», мать послушно покупала его или готовила. А девочка, конечно, говорила: «Не хочу гамбургер, хочу франкфуртер», и мать тут же снова бежала в магазин.

Существует возможность компромисса. Разумно требовать от ребенка, чтобы он вовремя являлся за стол, был вежлив с остальными за столом, не делал неприятных замечаний относительно блюд и не заявлял, что не станет есть, ел аккуратно, соблюдая приличия, соответствующие его возрасту. Мать, естественно, может учитывать его вкусы, насколько это возможно, или в качестве удовольствия спрашивать у него, чего бы ему хотелось. Но для ребенка плохо, если дать ему понять, что он единственный, с кем все должны считаться. Разумно и правильно, если мать поставит границы в употреблении сахара, конфет, пирожных, фруктовой воды и другой не очень полезной еды. И если мать ведет себя уверенно и демонстрирует своим видом, что знает, что делает, все это достигается без споров.

Если ребенок давится. Ребенка старше года, который отказывался есть все, кроме протертой пищи, обычно кормили насильно или по крайней мере усиленно заставляли есть. Дело не в том, что он не выносит кусочков. Давиться его заставляет то, что пищу в него вталкивают. Матери таких детей обычно говорят: «Странно. Если что-то ему нравится, он отлично глотает куски. Он может даже откусить большие куски мяса с кости и проглотить». Есть три ступени в излечении давящегося ребенка. Первая — добиться, чтобы он ел абсолютно самостоятельно. Вторая — преодолеть его подозрительность к еде вообще. И третья — медленно и постепенно делать пищу все более грубой. Пусть недели — даже месяцы, если потребуется, — ест только протертую пищу, пока не утратит страх перед едой и научится радоваться ей. Не давайте ему в это время, например, мясо, если он может есть его только измельченным.

Иными словами, продвигайтесь в таком темпе, чтобы ребенку было удобно.

У некоторых детей такая чувствительная глотка, что они давятся даже протертой пищей. В отдельных таких случаях причиной является вязкая консистенция пищи. Попытайтесь слегка разбавить ее молоком или водой. Или мелко рубите фрукты и овощи, вместо того чтобы протирать их.