О роли капилляров

Категория: Лечение солью, скипидаром, керосином

Аллопатическая медицина рассматривает живой человеческий организм как сумму твердых и сухих органов. Она не принимает во внимание объем и состав его межклеточных и внутриклеточных жидкостей. Человек как индивидуум рассматривается как совокупность изолированных органов, без учета его объективных связей и синергии с природой и космосом. Однако это представление совершенно не соответствует физиологической реальности нашего организма и приводит к тому, что врачи-аллопаты стараются лечить органы тела, фактически не являющиеся твердыми, изолированно друг от друга.

Гомеопатическая медицина абсолютно игнорирует наличие внутренних органов, не говоря уже о совершенном незнании жидкостей. Врачи-аллопаты, как и их коллеги гомеопаты, обучены медицинским абстракциям, и их знания не базируются на реальной физиологии и патологии. «Когда изучают и исследуют изолированные органы, когда хотят понять патогенез отдельного органа, занимаются не биологией, а некро-логией», — иронично заметил Залманов. Движение межклеточной воды в нашем организме, являющейся источником крови, имеет поразительное сходство с истоками земных рек. Реки планеты берут свое начало из множества больших и малых ручьев. Вода их всегда находится в движении. Она поднимается и опускается, выходит из берегов и возвращается на свое место, намывает подводные неровности и наземные берега. Вода порождает ручьи, которые множатся и сливаются в мелкие протоки, питающие большие реки.

Артериальные петли капиллярных ручьев выжимают воду кровяной плазмы через свои стенки. Венозные петли поглощают воду межтканевого пространства, занятого внеклеточной жидкостью, — это влияет на капельки внеклеточной жидкости и изменяет ее давление. В этом лежит реальное начало циркуляции органических жидкостей, а в конечном счете — животворящей крови.

Кровеносные ручьи — капилляры — постоянно изменяются. В одних местах организма они могут размножаться, в других, наоборот, претерпевать обратное развитие. Когда капилляры заполнены кровью, их эн-дотелиальные клетки имеют сплющенную форму. При задержке движения крови внутри капилляров эндоте-лиальные клетки вновь образуют своеобразные выросты, напоминающие растительные почки. При этом прекращаются их нормальные физиологические функции, просыпаются их первоначальные потенции, и из

этих капиллярных клеток развиваются различные типы мезенхимной ткани. Диаметр капиллярных сосудов может изменяться в 2-3 раза.

Во время наивысшего тонуса капилляры суживаются так, что не пропускают сквозь свои туннели красные и белые кровяные тельца, и через них просачивается только кровяная плазма. В период сильного расслабления капиллярных трубочек в их расширенных просветах накапливается большое количество крови. В случаях шока это физиологическое явление имеет важное значение: вследствие застоя в сети сверх расширенных капилляров возникает своего рода рефлекторное кровопускание в сосудистую сеть брюшной полости.

При любом болезненном процессе, будь то воспаление, лихорадка, аллергия, любого рода шок или трофические расстройства, моторная (двигательная) функция капилляров играет большую роль. Изменения величины просвета капилляров также играют важную роль в регуляции кровяного давления: когда все капиллярные сосуды расширены, в нашем организме происходит сильное падение артериального давления.

Эндотелиальные клетки капилляров образуют физиологический барьер между кровью и межтканевой жидкостью — эндотелий, сквозь который между ними происходит метаболизм (обмен веществ). Диаметр капилляров различен. Существуют узкие капилляры (5-6 микрон) и очень широкие (20-30 микрон). Некоторые эндотелиальные клетки капилляров малодиффе-ренцированы и более способны к фагоцитозу. Эти молодые капиллярные клетки обладают способностью задерживать и переваривать старые эритроциты, пигментные вещества, холестериновые компоненты.

Эндотелиальный барьер — это живая фильтрующая мембрана. Она не пассивна. Ее проницаемость постоянно меняется. Эта мембрана, словно регулировщик на границе, искусно регулирует движение больших и ма

лых частичек вещества через себя. Частички вещества движутся в двух направлениях: одни «едут» из крови в межклеточную жидкость, другие, наоборот, из меж-клетия в капиллярную кровь. Так буквально протекает величайший процесс природы — обмен веществ между клетками, тканями и органами живого организма.

В норме эндотелиальная мембрана пропускает только небольшие молекулярные частички, например, молекулы воды, аминокислот, мочевины, солей. Крупные молекулы белков она не пропускает. В состоянии патологии проницаемость фильтрующей мембраны повышается, и тогда крупные белковые молекулы могут проникать через этот барьер. Величина проницаемости капиллярных мембран играет большую роль в процессах секреции и резорбции веществ, а также в развитии воспаления и отека.

По обе стороны капиллярной мембраны существует биологическое давление, которое и заставляет частички веществ просачиваться сквозь нее. Давление крови внутри капилляра вызывает фильтрацию веществ из него наружу — в межклеточную среду. В нормальном состоянии это давление достигает у нас 40 мм вод. ст. в артериальных петлях капилляров и 22 мм вод. ст. — в венозных. Коллоидные вещества плазмы крови создают онкотическое давление, которое стремится удержать воду внутри капилляра. Это давление достигает 36 мм вод. ст. Давление крови в капиллярах очень изменчиво — это и вызывает чередование фильтрации и всасывания жидкости, а также всех процессов обмена веществ, обусловливающих жизнь наших клеток и тканей. В процессе фильтрации и всасывания в капиллярах через их мембраны происходит бесконечное течение жидкостей туда и обратно на очень ограниченном пространстве живой материи. При этом внутри- и внека-пиллярные жидкости всегда стремятся к равновесию.

Общая площадь фильтрующей поверхности наших капилляров потрясает воображение. Датский физиолог А. Крог установил, что она составляет примерно 6300 м2 у взрослого человека. Такую огромную площадь будет иметь лента шириной в 1 м и длиной свыше 6 км. Вообразите себе такую полосу, созданную Создателем для обмена веществ и сверхкомпактно уложенную внутри вашего тела! Эта великая полоса изменяет свои размеры при изменении диаметра просвета капилляров. Капиллярные сосуды приспособлены к кровяному давлению и обладают некоторым сопротивлением ему. Сопротивляемость капилляров снижается, то есть повышается их хрупкость, например, при недостатке в организме витамина С или под влиянием лекарства гистамина. Понижают хрупкость капилляров и укрепляют их стенки капиллярные скипидарные ванны, вакуумные («кровососные») банки, витамин С и некоторые другие вещества и средства.

Болезненные состояния капилляров А. С. Залманов называл капилляропатией. Он считал, что периодический застой крови в капиллярах или их спазмы в наших пальцах лежат в основе акроцианоза1, симптома «мертвых пальцев», синдрома и болезни Рейно, что застой или периодические спазмы в тканях лабиринта внутреннего уха вызывают головокружение при синдроме и болезни Меньера. При капилляроскопии хорошо видно, как у людей, больных так называемым ан-гионеврозом, вместо нормальной картины происходит настоящая сосудистая буря в прекапиллярах, капиллярах и посткапиллярах.

Варикозное расширение вен (варикозная болезнь) часто берет свое начало в венозных петлях капилляров. Капиллярный стаз (застой) наблюдается при повышен

ном артериальном давлении и судорожных припадках. При эклампсии беременных отмечается стаз в капиллярах кожи, кишечника и матки. Значительные изменения капилляров кожного покрова происходят во всех случаях глаукомы. При различных инфекционных заболеваниях вазомоторный парез (паралич) захватывает не только артерии и артериолы, но и всю капиллярную сеть. Специалистами описан парез и застой в капиллярных сосудах при брюшном тифе, гриппе, скарлатине, септицемии, дифтерии, при лечении препаратами солей золота. При таких состояниях все наблюдаемые капилляры одинаково расширены, наполнены синевато-лиловой кровяной массой, в них нет никаких следов движения крови.

Залманов, безусловно, был прав, когда утверждал, что не существует ни одного органического заболевания и ни одного функционального расстройства, при котором состояние наших капилляров не играло бы первостепенной роли. Наше сердце выталкивает из себя кровь, которая поступает к нему из вен. Вены в свою очередь получают кровь из венул2, а в венулы она приходит из венозных петель капилляров. Исследователи из Тюбингенской медицинской школы показали, что именно систолы (сокращения) микроскопических капиллярных сосудов являются источником циркуляции крови в нашем теле, подобно тому как мелкие ручьи снабжают водой большие реки на всей планете.

Представьте себе на минуту систолы и диастолы (расслабления) капилляров на протяжении сотен тысяч километров, мощь их непрекращающейся деятельности, непрерывный обмен воды между капиллярами и межтканевыми жидкостями, постоянное изменение

объема капилляров — и перед вами возникнет развернутая гемодинамика, впечатляющий поток телесной жизни, начинающийся в сокращающихся капиллярах, идущий далее в венозные сосуды, снабженные клапанами, и достигающий правого желудочка сердца.

А. С. Залманов подчеркивал в своих трудах о глубинной медицине очень важную роль капилляров во время любой болезни. Для снятия приступа болезни, писал он, необходимо прежде всего открыть выделительные пути — очистить кишечник, легкие, почки, печень, кожу. Необходимо немедленно открыть спастически и атонически закрытые капилляры, и тогда движение кровяной плазмы усилится, плазма освободится от шлаков и воспримет антитела, ферменты, диастазы, кислород, глюкозу и другие питательные вещества из резерва организма. В результате организм очищается и токсические вещества из него удаляются. Если лечение остается строго медикаментозным, то организм освободится от одних микробов, но на их место придут другие микробы, токсические белки останутся в организме и будут поражать различные области тела, опасные острые явления болезни могут исчезнуть, но заменятся хроническими заболеваниями, часто нетипичными и с трудом поддающимися диагностике и дальнейшему правильному, с нашей точки зрения, лечению.

Капиллярный застой врачу нужно принимать во внимание почти при всех заболеваниях, которые он знает. Без него не существует ни артрита, ни артроза, ни артериита, ни неврита, не существует ни мышечной атрофии, ни деформации суставов, костей, ни огрубления связок и сухожилий. Застой в капиллярах можно обнаружить перед инсультами и после них, при ишеми-ческой болезни сердца, при синдроме Рейно, при травмах, склеродермии, элефантизиазе и многих других болезнях и синдромах.

А. С. Залманов говорил, что классическая неврология, несмотря на свою почти математическую точность диагностики, остается бессильной против болезней, потому что она пренебрегает капиллярным кровообращением тканей спинного мозга и периферических нервов и тем самым лишает себя многих действенных терапевтических средств, например скипидарных ванн.

Посвящение скипидарным ваннам

Если болезни прицепились,

Что нет от них спасенья вам,

И если ворохи таблеток,

И кучи ампул тут и там

И сотни слышанных советов

Не помогают больше вам,

Тогда попробуйте принять

Для возрождения здоровья

Ванн, этак тридцать-тридцать пять,

А то и больше, если нужно.

Те ванны скипидарные,

Они же капиллярные,

Придуманы, Залмановым

От разных хворостей.

Они откроют важные

Сосуды капиллярные,

И будет кровь целительна

По тканям быстро течь.

А коли кровь живительна

До клеток быстро движется,

То и тогда улучшится

Обмен ваших веществ,

И все болезни грозные,

Хронические, острые,

Ничем не излеченные,

Уйдут тогда от вас.

Интересное