Роли, которые мы играем

Категория: Счастливые родители

Каждый «среднестатистический» человек от младенчества до старости проигрывает определенное количество ролей. Еще Шекспир в комедии «Как вам это понравится» рассуждал на эту тему: «Весь мир — театр, в нем женщины, мужчины — все актеры, у каждого свои есть выходы, уходы, и каждый не одну играет роль». Великий драматург насчитал семь стандартных ролей, в которых выступал его современник, свершая свой жизненный путь: младенец, школьник, любовник, солдат, судья, нищий, старец.

Сегодняшнее наше бытие характеризуется значительно большим количеством ролей и многовариантностью их исполнения. Например, женщина в семье — мать и жена, на производстве — руководитель или подчиненный, профгрупорг или член производственной комиссии, наставник или пропагандист. Параллельно она вступает в контакты с многочисленными подсистемами общества, помогающими организовывать быт и досуг: она и покупатель, и заказчик, и посетитель, и абонент, и пассажир городскою транспорта.

Если употребить образ, навеянный Шекспиром, то со временная женщина — талантливейшая актриса многопрофильного амплуа, которой подвластны любые роли.

Ролевое поведение требует от нее значительных физических усилий, эмоциональной гибкости, ума и терпения. Поскольку каждая роль социально задана, ее нужно играть в соответствии с предписанными правилами, а кроме того, учитывая ожидания партнеров по совместной деятельности и конкретной ситуации общения. Приходится постоянно выходить из одной роли и входить в другую, как бы менять при этом маски — выражение лица, интонацию, жесты. Стоит хотя бы немного отклониться от предписанного или ожидаемого стиля исполнения роли, как это тут же вызывает недовольство окружающих, создает напряжение во взаимных отношениях или конфликт.

Далеко не каждый человек легко и удачно ведет свои роли. Обратим внимание на некоторые упущения в ролевых взаимоотношениях супругов.

Типичная ошибка — неумелый переход от внесемейных к семейным ролям.

Некоторые люди настолько входят в свою производственную, профессиональную или общественную роль, что практически не выходят из неё. Эта маска словно прилипает к лицу, человек не может снять ее и надеть другую, требующуюся для исполнения новой роли, в других обстоятельствах.

Поскольку в семье роли играются свободно, без участия внешнего (социального) контроля, они порой утрируются, в них появляются признаки самокомпенсации— например, стремление к утверждению своего «я», категоричность, максимализм. Руководящий работник превращается в семье в сухого, бездушного начетчика или грубияна. Бухгалтер становится назойливым педантом, придирчиво следящим за семейным бюджетом и требующим отчета за каждый потраченный рубль. Милиционер и дома остается исполнителем своей главной социальной роли: привычка быть бдительным трансформируется в подозрительность, профессиональная необходимость отрабатывать версии — в назойливое желание «высчитывать» причину позднего прихода домой детей, «сердечная» беседа с домашними по форме напоминает допрос или заполнение протокола при задержании.

Иная учительница везде утрированно демонстрирует профессиональные черты — ив очереди за колбасой, и в транспорте, и в гостях. Она не расстается с поучительным тоном, осуждающим взглядом, в любой момент готова прочесть нотацию и высказать высокопарное суждение о культуре поведения и гармонически развитой личности. Такая она и в отношениях с мужем и детьми. Ее требования идеализированы, тон категоричный, стиль общения жесткий. Она не замечает, как сложно с ней домашним, которые ожидают нежности и снисходительности, эмоциональной гибкости и соучастия.

Случается, что женщина-врач, привыкшая у себя в больнице к стерильной чистоте, становится трудной в семье, потому что везде видит микробы и отступления от санитарной нормы. Мужу и ребенку она постоянно напоминает о необходимости мыть руки, поддерживать в доме безукоризненный порядок, следить за качеством пищи в столовой и т. п. Она не различает, когда уместно напомнить о гигиене, а когда окружающие и сами прекрасно знают и делают то, что положено. Войдя в роль, такая мать и жена раздражает попечительством и стереотипностью мышления.

Пожалуй, не будет преувеличением признать, что для подавляющего большинства женщин главными являются именно внесемейные роли — таково неизбежное следствие включенности в различные сферы социального бытия, а также результат свойственной женщинам эмоциональной искренней заинтересованности в производственных и общественных делах.

Да, ресурсы каждого человека ограничены. Трудно добиться эффективного исполнения своих ролей одновременно во внесемейной и семейной сферах. Заметим, что речь идет не только об обязанностях по дому — обед приготовить, белье постирать, порядок навести. Мы говорим о поведении жены в истинном смысле слова — о необходимости проявлять внимание, заботу, доброту, об умении подмечать состояние супруга и правильно реагировать на него.

Некоторые женщины склонны к самооправданию: дескать, имеем право на небрежное исполнение домашних ролей, потому что перегружены работой, переутомлены, испытываем нехватку свободного времени.

Но неправильно ссылаться только на объективные и трудные обстоятельства, в которых оказались наши женщины, и считать, что от них лично ничего не зависит. Напротив, осознание ситуации может способствовать более успешному ее разрешению, побуждать женщин к самоконтролю, разумному, экономному распределению физических и духовных сил.

Обычно человек, придя с работы домой, через некоторое время выходит из внесемейной роли и входит в семейную. Однако этот процесс болезненно переживают члены семьи. Спустя три-четыре часа женщина окунается в домашнюю атмосферу, постепенно расслабляется, забывает о производственных перипетиях. Но, сама не желая того, она передала домочадцам свое состояние напряжения, отдалила их от себя должностной деловитостью и строгостью. Теперь их отношения развиваются по заданной траектории — проскальзывают скованность, нелюбезность, жесткость.

Еще одна причина неумелого исполнения! ролей в семье —использование таких стилей отношений, которые приводят к напряжению, неудовлетворенности и разрушают взаимодействие супругов. Эти стили надо подметить и исключить из общения.

«Характер сильнее ума». Этот стереотип взаимоотношений возникает, когда кто-либо из супругов демонстрирует упрямство, отсутствие гибкости, болезненно защищает свою точку зрения. Например, женщина не умеет пойти на компромисс, сделать уступку, допустить исключение из правил. Ее принцип таков: как сказала, так и будет.

...В квартире ремонт, и жена предложила сделать кое-какую перестановку мебели. В результате стало неудобно, неуютно. Все высказались за возвращение к старому, однако женщина в очередной раз показала свой нрав: нет и нет! Она прекрасно понимала доводы домочадцев, но не" привыкла отступать, ведь это она внесла предложение обновить интерьер.

Отсутствие гибкости, неумение делать уступки очень раздражают окружающих. Чем пустяковее, мельче повод, который избирает супруг или супруга для проявления своего характера, тем больший внутренний протест вызывает такой стиль поведения у остальных членов семьи. Нередко женщина понимает неуместность и неприятные следствия своего упрямства, но при этом заявляет: «Я знаю, что неправа, однако не могу себя переломить», В таких случаях трудно скрыть удивление: как иные из нас охотно признаются в глупости! Совет прост: не показывайте ограниченность ума. Тактическая уступка, терпимость к поступкам и мнениям других — вот надежные спутники семейного благополучия.

Быть может, и в вашей семье принято показывать характер вместо того, чтобы действовать с умом? Не следует заниматься, так сказать, рогоупирательством. Куда эффективнее научиться, образно говоря, танцевать вальс с партнером по общению. Шаг влево, два шага вправо, потом но кругу вперед...

Проиллюстрируем различие между «рогоупирательством» и «вальсированием». Жена, собираясь на работу, оьращается к мужу: «Сегодня вечером я приду домой ложе». Муж по привычке отвечает в стиле «рогоупирательства»: «Это еще почему?» Жена начинает возмущаться: «Почему я должна перед тобой отчитываться?» Самолюбие партнера задето, и он парирует: «Мне безразлично, где ты будешь, но ведь должен я знать. Муж я или не муж?»

А теперь проведем эту сценку в стиле «вальса». Супруга сама, не дожидаясь вопроса о причине опоздания, объясняет ситуацию. «Ты знаешь,— говорит она с доверительной интонацией,— мы в отделе решили отметить повышение в должности одной сотрудницы. Купили цветы, торт, будет -чаепитие, хотим преподнести сувенир. Кстати, ты ее знаешь. Помнишь, мы как-то гуляли в сквере, а к нам подошла моя сослуживица. Элегантная такая, интересная, она еще тебе понравилась. Вот ее и будем поздравлять».

Естественность названного повода и искренность тона жены покоряют строптивого мужа, даже если он в глубине души усомнится в подлинности ее слов. Ведь в семейной дипломатии всего важнее демонстрация уважения друг к другу. Стиль «тыка». Под этим стереотипом отношений в семье мы имеем в виду привычку неуместно и незаслуженно обвинять, упрекать другого, как бы тыкать пальцем в его недостатки, недоделки, оплошности. Замечания при этом делаются с оттенком недовольства, раздражения.

...Поздним вечером супруг смотрит телевизор — обычное его занятие. Жена кое-что делает по дому — тоже обычное явление. Она протирает пыль с мебели, муж оказался на ее пути, и она бросает: «Ты хотя бы подвинулся!»

Это и есть стиль «тыка». В словах женщины слышатся раздражение, обида на то, что она делом занята, а муж отдыхает. Но ведь все идет по заведенному ими же порядку, и оба это знают. Почему же тогда появляется интонация недовольства? Уместнее было бы сказать просто: «Подвинься, пожалуйста».

В иной семье стиль «тыка» столь популярен, что все активно используют его, постоянно задевая самолюбие друг друга. В экстремальных ситуациях члены семьи могут крупно поссориться. Если вы обнаружили, что в семейных отношениях утвердился стиль «тыка», постарайтесь избавиться от него. Что можно предложить взамен? Посоветуем выражать свои просьбы к членам семьи в стиле «поглаживания», сопровождать обращения, требования, указания комплиментом, поощрением.

Возьмем такую ситуацию. Супруги собираются в гости или в театр. Как всегда в таких случаях, не хватает нескольких минут, поэтому тут как тут спутники спешки — раздражение, резкость. Муж повязывает галстук, а жена бросает: «Зачем ты надеваешь эту засаленную тряпку? Я же купила тебе модный красивый галстук».

Типичный случай проявления стиля «тыка». Слова женщины не только резки по форме и обнаруживают раздражение, в них звучит обвинение мужу в несовременности, неаккуратности. Поэтому вполне объяснима реакция защиты с его стороны: «Вот и надевай сама свой галстук! А мне моя тряпка больше нравится».

Теперь проиграем эту же сцену в стиле «поглаживания». Жена говорит: «Надень, пожалуйста, новый галстук. Он тебе очень идет, ты в нем модный и красивый». Можно ли сопротивляться такому комплименту?

Быть может, кому-то из читателей подобный стиль комплиментарного общения покажется искусственным, требующим повышенного самоконтроля и, следовательно, напряжения сил. Все дело в привычке. Когда действие достигло автоматизма, оно осуществляется бессознательно и легко. Эффект «поглаживания» с лихвой оправдывает затраты времени и сил на формирование привычки. Психологический комфорт, взаимное уважение — вот результаты общения в таком стиле. Напротив, небрежность, резкость, грубость, не требующие самоконтроля, обходятся нам гораздо дороже. Они провоцируют напряжение, духовный разлад между партнерами. А сколько физических усилий и нервов требуется затратить потом для налаживания контактов, установления перемирия, выяснения отношений!..

Боязнь казаться сентиментальным выражается в том, что супруги стесняются проявить свою нежность и признаться, что нуждаются в ласке. Постепенно складывается стереотип жестких, натянутых, формальных отношений, будто это не родные люди, а случайные встречные или жильцы коммунальной квартиры, порядком утомившие друг друга своим присутствием в местах общего пользования. Спонтанные порывы интимности между супругами поверхностны, спешны, чувство проявляется скованно, под сильным контролем сознания. В результате потихоньку угасает радость супружества, день за днем увеличивается духовная дистанция между брачными партнерами.

Но ведь когда супруги вступали в брак, их отношения наверняка были чуткими и нежными. Чувства проявлялись естественно и радостно. Что же произошло и почему от них осталось лишь воспоминание?

Обычно после нескольких первых месяцев супружества любовная страсть утихает, что вполне закономерно. Мужчина, как правило, вновь погружается в работу, привычный водоворот бытия, приятельские отношения. Такова его суть, и в этом нет оснований для пессимистических вариаций на тему «любовь прошла».

Через некоторое время чувства могут нахлынуть с новой силой, если создать для этого соответствующие условия. Инициатива здесь за женщиной. Почему? Потому что ее психика организована тоньше, чем мужская. Она скорее способна уловить мгновение нового пробуждения чувств и дать им развернуться в отношениях с супругом. Для нее естественнее показать свою «слабость» и сказать: «Мне ужасно недостает твоей ласки...» После подобных признаний мужчина ощущает, что в нем нуждаются, осознает собственное достоинство.

Увы, в жизни случается и другое. Заметив холодность мужа, жена делает вывод: «Порыв угас, он меня уже не любит».

«Ах, я тебе больше не нужна,— размышляет она на сон грядущий, лежа в постели.— Не подумай, пожалуйста, что я нуждаюсь в тебе больше». За сим следует недвусмысленное физическое отстранение от мужа. Потом наступит черед и психологического отстранения — отчуждения. Муж видит, что жена постепенно замыкается, сдерживает чувства и, в свою очередь, делает обобщение: «Не нужен? И не надо». И вот через некоторое время в их отношениях утверждается стиль, который мы назвали «боязнь сентиментальности».

Не будем строить иллюзий и честно скажем: современные мужчины в массе своей черствы, грубоваты. Иные считают, что сдержанность чувств — главный признак мужественности, и потому чуть ли не гордятся ею.

Мужчину надо обучать нежности и ласке, формировать у него потребность в проявлении чувств. Но тут женщинам необходимо запастись терпением.

Вместо стиля «боязнь сентиментальности» гораздо лучше демонстрировать стиль «покорения чувством», когда супруги не скрывают взаимной нежности. Мужчина, который называет это мещанством или «телячьими нежностями», просто-напросто комплексует.

Наоборот, ему не надо стесняться преклонения перед любимой, только тогда он может полностью выразить свое «я». Как писал Н. Гумилев:

Знай, друг мой гордый, друг мой нежный, С тобою., лишь с тобой одной, Рыжеволосой, белоснежной, Я стал на миг самим собой.

Какая женщина не откликнется на подобное признание?

Отношения между мужчиной и женщиной должны строиться на открытых чувствах. Но сколь многочисленны выдумки и выходки наших «я», которые подвергают чувства испытаниям, а часто разрушают их до основания!

В некоторых семьях господствует стиль отношений, который можно назвать «эхом». Если один допустил бестактность, другой ответит тем же: грубостью — на грубость, злостью — на злость, раздражением — на раздражение, окриком — на окрик. «Эхо» возникает внезапно, под влиянием сильной эмоции и порой долго не затухает, «раскачиваясь» словно маятник, наращивая амплитуду. Сильная эмоция как бы частично выключает мышление и этический самоконтроль, поэтому человек плохо управляет собой.

...Ниже этажом в нашем доме живет супружеская пара. Почти каждую субботу и воскресенье через межэтажное перекрытие слышится классическое «эхо». Наличие соседей мужа и жену не смущает, и потому «маятник» агрессии раскачивается до тех пор, пока обе стороны не выложатся до конца. Взаимные упреки вперемежку с бранью длятся минут сорок. Финал обычно одинаков. «Замолчи, наконец»,— угрожающе говорит жена. «Сама заткнись»,— отвечает муж осипшим от натуги голосом... Раздается затрещина, и все резко, как и началось, стихает.

«Эхо» — излюбленный стиль общения людей вспыльчивых, с истерическими чертами характера. Они легко заводятся и долго не могут остановиться. Их захватывает и затягивает эмоциональная атмосфера конфликта. Слова и действия подчинены одному желанию — уязвить противника, нанести ему обиду, не считаясь с личными потерями. Престиж, чувство, собственного достоинства, мнение окружающих — все приносится в жертву накалу страстей. В наиболее драматичной ситуации дело завершается взаимным оскорблением и сильным эмоциональным потрясением. Измотав друг друга, противники озлобленно покидают поле битвы.

Наблюдения показывают, что стиль «эхо» весьма распространен не только в семье, он популярен в городском транспорте, очередях, сфере обслуживания — везде, где нам недостает культуры и выдержки, взаимного уважения и умения отвлечься от досадных мелочей.

«Оправдание через обвинение» — стиль взаимодействия, характерный для людей со сниженной самокритичностью. Им трудно признать свою ошибку, вину, оплошность, поэтому они с каким-то особым озлоблением начинают искать недостатки в партнере, вместо того чтобы осознать свои. Их защитные реакции обычно бывают выражены фразами типа: «Чья бы корова мычала, а твоя бы молчала», «Сам такой», «Посмотри на себя», «Ты-то чем лучше» и т. д.

...Жена испекла пирог. Он, как назло, не поднялся и подгорел. Муж попробовал и не смог скрыть разочарования, скривился, хотя следовало бы проявить такт. Женщина легко могла разрядить обстановку, объяснив свою оплошность следующим образом: «Решила рецепт подправить — надо было воды в тесто налить, а я подумала, что молоко будет лучше. И вот результат — пирог подгорел и не поднялся». Что ответит подавляющее большинство мужчин в подобной ситуации? «Съедим! И так вкусно, не переживай». Однако жена спровоцировала конфликт, потому что прибегла к стилю «оправдание через обвинение». Муж скривился, а она в ответ: «Не нравится, не ешь. Подумаешь, господин... Ты вспомни, что ел у своей матери...»

Или, не сумев преодолеть обиду, женщина цедит сквозь зубы: «Ты все-таки бестактный человек. Мог бы не показывать свое настроение. Извини, но в прошлую пятницу, когда были гости, шашлык, который ты приготовил, нельзя было прожевать. Однако я тебе ничего не сказала».

«Агрессия» — стиль отношений по принципу «найти козла отпущения». Один из партнеров по взаимодействию срывает зло, эмоционально раздражаясь, на другом, хотя последний ни в чем не повинен. Агрессивность одних членов семьи становится причиной нервозности для других.

Особенно жестко изливается на окружающих агрессия в тех случаях, когда человек сам является причиной своего плохого настроения: допустил промашку, был неосмотрителен, потерял терпение. Модель агрессивного поведения в этом случае можно представить таким образом: вы больно ударились о стул, оказавшийся на вашем пути, и со всей силой отшвырнули ногой сей- неодушевленный предмет, будто он, а не вы сами, не глядящий под ноги, причина дискомфорта.

В обыденной жизни агрессия направлена на дорогих нам людей, что выявляет в ситуации особый нравственный дефект — мы заставляем страдать тех, кого любим.

Интенсивность агрессии находится в прямой зависимости от силы переживаемого нами неудовольствия. Нечаянно обжегшись об утюг, женщина со всей силой грохнула его о стол. Успокоившись, тщетно прилаживает расколовшуюся от удара пластмассовую ручку. И грустно и смешно...

Ученые в нашей стране и за рубежом утверждают, что уровень агрессии заметно повысился. Хрупкая психика человека не выдерживает накала повседневной реальности, жизненной сутолоки, стрессов, которые мы переживаем в разных сферах деятельности. Предприимчивые японцы придумали разные способы погашения агрессии и на производстве, и в быту. Например, в помещениях, не доступных постороннему наблюдателю, хозяева фирм ставят свои манекены для разрядки эмоций служащих или рабочих. Желающий может войти сюда, взять резиновую дубинку и отколотить босса, с которым случился конфликт или которым не доволен. Магазины предлагают куклы и игрушки, предназначенные для снятия агрессии у их владельцев: колотишь такую штуковину, а она в ответ униженно кланяется или издает жалобные звуки.

Мы далеки от мысли принизить изобретения японцев: умение направить агрессию мимо окружающих тебя людей — качество, достойное подражания. Вот еще некоторые рекомендации на этот счет.

Прежде всего участники семейной жизни должны научиться фиксировать свое внимание на состоянии агрессии. Порой она овладевает нами незаметно и застает врасплох. Почувствовав, что она подступает, снимите ее с помощью того или иного приема. Это может быть замедление темпа событий и действий, переключение внимания с неприятного на приятное, сброс эмоций на неодушевленный предмет.

Вот женщина идет с работы домой. Она утомлена, раздражена и готова выместить зло на том, кто подвернется под руку. Частенько так и бывает: достается детям или мужу. Посоветуем ей не спешить. Достаточно пятидесяти минут, чтобы войти в норму: присесть на лавочку или, опустив на землю тяжелую хозяйственную ношу, немного постоять, полюбоваться природой, вспомнить утешительную строчку Эльдара Рязанова: «У природы нет плохой погоды...» Еще лучше на полчасика забежать в кафе (жаль, что у нас их мало и они не способствуют в должной мере нашим эмоциональным разрядкам)-. Можно по пути домой заглянуть в магазин, который вы любите,— хозяйственный, ювелирный, мебельный. Неважно, что у вас нет денег или вам ничего не надо.

Неплохо помогать друг другу избавляться от агрессии. Когда жена приходит домой не в духе, я быстро соображаю, в каком направлении помочь ей выпустить эмоциональный пар. Все решают секунды и правильно выбранная тема диалога. Чувствую, что супруга в нервном напряжении, уже по тому, как она затворяет за собой дверь: резкий толчок локтем или бедром, лязг замка, затянувшаяся тишина — таковы первые признаки ждущей выхода агрессии. Срочно спешу подставить «психологическую подножку» — так я называю один из приемов эмоциональной разрядки. Иду навстречу, беру из рук авоськи и, будто не замечая дурного настроения жены, спрашиваю: «Лифт уже работает? Ты на лифте, поднималась?» Направление для выхлопа эмоций угадано правильно: «А что, опять лифт не работал? Вечно в нашем доме то лифт не работает, то мусор не выносят»,— подхватывает она и нейтрализует свою агрессию в суждениях по адресу ЖЭКа.

В другой раз, уловив признаки агрессии, я спрошу о профсоюзном собрании, которое было сегодня в их институте, или о новой интригующей статье в «Огоньке» — читала ли? Можно коснуться любой отвлекающей темы.

На «психологическую подножку» не все хорошо реагируют. Тут нельзя ошибиться, надо, как говорится, вычислить своего партнера. А то ведь может случиться и так: вы подставляете «психологическую подножку» мужу, который пребывает в состоянии агрессии, заводите, например, разговор про лифт или профсоюзное собрание, а он в ответ еще больше раздражается: «Дай мне сначала поесть, потом будешь приставать с глупостями».

Вы дали осечку. Ваш спутник по жизни не реагирует на «подножку», у него слабый тип нервной системы, ему надо скорее перекусить, отдохнуть. Это главное для него средство погашения агрессии.

Случается в доме и такая ситуация, когда агрессия буквально повисает в воздухе: все накалены, поэтому любой пустяк может привести к взрыву и цепной реакции. Необходимо срочно сменить общую атмосферу. Все бросаем, идем в парк на прогулку или в кино. Можно в экстренном порядке созвать небольшой круг друзей, чтобы отвлечься от будничной суеты. Только никаких застолий и утомительных приготовлений. Чай, разговоры, гитара... Гости объединяют семью и являются хорошим индикатором ее благополучия. Если же их присутствие не способствует эмоциональной разрядке, то это отчетливо свидетельствует о затяжном кризисе супружеских отношений.

В некоторых семьях складывается «невротический» стиль отношений. Для него характерно чередование ярких вспышек отрицательных и положительных эмоций. Супруги сначала испытывают прямо-таки потребность довести друг друга до белого каления, а потом переживают прилив нежности. Семейные конфликты и разыгрываются во имя последующего приступа чувственности, сентиментальности. Разумеется, супруги делают это бессознательно. Они интуитивно нашли способ изменять у себя диапазоны психического отражения — обострять ощущения, восприятия, эмоциональные реакции, чувства. Некоторым людям для этого надо послушать музыку, почитать стихи, а вот партнерам с «невротическим» стилем отношений помогают предварительная ругань, взаимные оскорбления, грубость и прочие «взбадривающие» приемы.

«Невротический» стиль отношений развивается по одной и той же схеме. Супруги постепенно начинают раздражать друг друга, появляются взаимная нетерпимость, утрированные претензии. Это фаза накопления негативного эмоционального заряда. Затем по любому поводу возникает скандал — фаза эмоционального взрыва. После этого начинается этап накопления положительных эмоций — все острее возникает потребность в нежных чувствах, ласке, пробуждается эротическое желание. Кульминацией становится эмоциональный порыв: он и она самозабвенно любят друг друга, словно встретились впервые, клянутся в глубоком чувстве, показывают неуемную страсть. Проходит несколько дней, и чувства начинают остывать, формируются негативные эмоции. Цикл начинается сначала.

Для наблюдателя со стороны, например для детей, «невротический» стиль отношений кажется непонятным, поскольку многие его интимные стороны на всех фазах развития остаются невидимыми. Сын или дочь отмечает, как родители то ругаются, то молчат, косо поглядывая друг на друга, .то милуются, воркуя словно голуби и сидя чуть ли не в обнимку у телевизора. Дети не могут понять, почему мать или отец периодически задирают друг друга, будто нарочно напрашиваются на скандал.

Думается, что в условиях эмансипации «невротический» стиль отношений расцветает особенно пышно. Женщина не сдерживает свои эмоции как на этапе накопления негативного эмоционального заряда, так и на этапах эмоционального взрыва.

В стиле «утрированных требований» находит свое проявление тайное, невысказанное чувство — неудовлетворенность интимными отношениями, обида, усталость от семейной жизни, разочарование в партнере и т. д. И тогда в ход идут бесконечные придирки, одергивания, замечания при посторонних, раздражение по мелочам.

Жена постоянно ворчит на мужа: «Ну как ты ешь! Не чавкай. Что ты все сопишь носом? Надень пижаму, не ходи голопузым по квартире...» Конечно, мы не можем обойтись без замечаний друг другу, но все дело в их форме. Утрированные требования— почти всегда сигнал глубокого психологического разлада, о чем могут и не догадываться обе стороны. За фразой «не чавкай» или «не ходи голопузым», брошенной брачному партнеру, могут скрываться озлобленность, отсутствие уважения. Уязвленная сторона, как правило, фиксирует внимание на эмоциональной форме, в которой партнер выразил свое требование, и не задумывается о его скрытой причине. Отсюда понятно искреннее ответное возмущение: «Что ты без конца ворчишь? Могу же я хотя бы дома быть самим собой?» Отношения между супругами продолжают развиваться на основе эмоций без учета подоплеки взаимных требований.

Одни немолодые супруги постоянно ссорились по пустякам. Обоим это порядком надоело, они осознавали аномальность своих отношений и наконец обратились за помощью к консультанту-психологу. Вот как в их интерпретации выглядела типичная скандальная ситуация.

Жена: «Я не понимаю своего мужа: он такой упрямый, например, прошу его, придя домой, снятую обувь ставить в правый угол прихожей, чтобы не мешала открывать дверь. Нет же, как нарочно, всегда ставит башмаки и галоши в левую сторону. Меня это бесит, неужели трудно сделать, о чем просит жена?»

Муж, со своей стороны, поясняет: «Какая разница, куда ставить ботинки? Они не мешают. Жена любит командовать, чтобы все было, как она считает. Почему я должен потакать ее глупостям? Да я нарочно беру и ставлю башмаки слева от двери».

Можно себе представить, как эти супруги двигают обувь то вправо, то влево, выводя друг друга из терпения своими интонациями, выражением лиц и комментариями. Для них ситуация замкнулась на уровне эмоциональных реакций: один не приемлет то, что делает другой, и наоборот. А в чем же причина утрированных требований? Психологическое изучение данной ситуации выявило ее: женщина не получает удовлетворения в интимных отношениях с мужем, что, весьма вероятно, раздражает и угнетает ее, но она не может прямо сказать об этом супругу. В беседе с психологом она тоже не признавала, что сексуальная неудовлетворенность и есть подлинная причина утрированных требований.

Склонность к драматизации событий так же, как и утрирование требований, является следствием глубинных переживаний. Один из супругов или оба партнера имеют привычку придавать особое, преувеличенное значение обыденным вещам или досадным оплошностям другого.

В житейских ситуациях трудно быть идеальным, случаются и спонтанная резкость, и внезапная грубость, и неумышленная бестактность. Лучше всего в таких случаях не заметить ошибку партнера, понять его и простить. А. если необходимо замечание, то сделать его нужно спокойно, не под горячую руку! Иной человек начинает раздувать кадило, драматизировать ситуацию. Брачный партнер видит, что такое поведение не адекватно, то есть не соответствует случившемуся, и тогда уже он может потерять терпение, в результате разразится буря.

...Отец столярничает, а малолетний сынишка крутится под ногами, не реагируя на просьбы не мешать. Нервы родителя сдали, и он в сердцах подшлепнул мальчика: «Ну-ка, не мешай!» Малыш в растерянности: то ли разреветься, то ли молча снести заслуженное наказание. Жена драматизирует событие: она бросается на выручку к сыну, , злобно стреляя глазами в мужа: «Даже к собственному ребенку ты не можешь относиться по-человечески!» В слове «даже» читай: «Ко мне тоже плохо относишься». Сынишка быстро сориентировался: мать на его стороне, значит, можно .дать реву, да так, чтобы все слышали и знали, как ему больно. Тут как тут появляется теща, меча глазами молнии...

Мужчину колотит от приступа гнева: из ничего трагедию накрутили. Сама супруга порой так поддаст малышу, что штаны на нем трещат, а тут устроила показательное- воспитательное мероприятие. «Давно ли ругались?— Эта мысль еще острее пронзает сознание мужа.— Дня не проходит спокойно. И ладно бы по существу, а то...»

Или иной вариант той же ситуации. Отец шлепнул малыша, мешавшего ему заниматься делом. Мать ничего не сказала... Уставилась в окно и замерла, слезы выступили на глазах. Вид у нее такой, будто она сейчас осознала ужас своей жизни. Мальчишка флюгером развернулся в ее сторону, подбежал, нарочито хныча: «Мамочка, ты плачешь?» — «Ничего, малышка, мы все стерпим»,— пылко тискает его мать.

Ох, как взрывоопасны такие женские «штучки»!

...Муж на кухне обедает, а жена подает блюда. Задумался и не заметил, как съел салат, который приготовлен на троих... Супруга драматизирует ситуацию: «Весь ты в этом! Никогда ни о ком не думаешь. Спросил бы, ели ли твоя жена и ребенок!»

В словах, мимике, интонациях женщины столько трагической патетики, будто муж по меньшей мере зарплату домой не принес. Со стороны посмотреть — комично, а для членов семьи это ситуация для ругани. Если мужчина вспыльчивый, сейчас хлопнет ложкой по столу и выскочит из кухни. Или резкостью ответит на резкость, в соответствии с известным нам стилем «эхо».

В некоторых семьях привычен стиль «выяснения отношений». Он состоит в том, что супруги постоянно разбираются в причинах. состоявшегося конфликта или перепалки.

После того, как оба успокоились, разговор сам собой заходит о случившейся размолвке. «Опять мы с тобой, милый, поссорились. Как было хорошо, всю неделю жили мирно. Нельзя все-таки быть таким вспыльчивым»,—говорит жена вполне спокойным тоном. «Ну посуди сама, разве я бы «пылил», если бы ты не повторяла свои глупости»,— отвечает муж тоже мягко и доверительно. «Выходит, я опять виновата,— вспыхивает женщина.— Да если бы ты думал, прежде чем что-нибудь сделать, то мне не пришлось бы твердить одно и то же!»

Слово за слово — и опять поссорились. Уж лучше ничего не выяснять, особенно если ни тот, ни другой из супругов не склонны уступать в споре. В такой семье должно утвердиться правило: не возвращаться к случившемуся, пусть каждый делает выводы самостоятельно.

Особенно неприятное впечатление производит стиль отношений, унижающий достоинство партнера.

Так, некоторые мужья и жены склонны к самовозвышению. Подчеркивая свое превосходство, они тем самым принижают партнера. Любой ценой норовят продемонстрировать преимущество в интеллекте, знаниях или нравственности, берутся поучать и читать мораль. Желание быть лучшим, первым у них столь велико, что, самоутверждаясь, они не стесняются присутствия посторонних. Порой в целях самоутверждения используются весьма банальные поводы и ситуации.

...Кто-то из гостей за праздничным столом похвалил малосольную красную семгу — «вкуснятина». Хозяйка дома зарделась от комплимента... рыбе и прихвастнула: «Это я достала, в нашем буфете давали». Взглянув на мужа, всем выражением лица дала понять: видишь, какая я. А чем, собственно, гордится женщина? Не она поймала и посолила рыбу, но уж очень приятно быть замеченной, употребить слово «я».

...По радио звучит симфоническое произведение, жена с каким-то детским чувством собственного превосходства спрашивает мужа: «Узнаешь, что передают?» Супруг безуспешно вслушивается в звуки музыки, после чего жена теряет терпение: «Господи! Бетховена не знать... До чего ты, голубчик, серый...»

Игнорирование достоинств партнера — еще один способ унизить его. Иная жена по любому поводу высказывает замечания и претензии к мужу, сказать же ему доброе слово, выразить признание или благодарность язык не поворачивается. Женщина, умеющая заметить и поощрить в супруге хорошие качества, тем самым помогает ему становиться лучше. Роль положительной оценки личности давно известна из педагогической практики и супружеского общения. Доброе слово, как говорится, и кошке приятно. Эту истину, увы, забывают некоторые жены.

...Две соседки встретились на лестничной площадке и разговорились. «Какой у вас муж хороший, деловой, хозяйственный! В воскресенье с утра уже что-то прибивает, всегда с продуктовыми сумками вижу»,— говорит одна из них. «Ой, не знаете вы его»,— отвечает другая и начинает рассказывать о разных недостатках мужа. Потребность вызвать к себе сочувствие сочетается с желанием принизить достоинства партнера.

Пренебрежение к спутнику жизни проявляется также в обидных сравнениях и невыгодных сопоставлениях его с другими. Послушаешь иную женщину, и кажется, что все другие мужчины для нее лучше собственного.

Стремление унизить партнера ярко проявляется в привычке навешивать ярлыки, употреблять прозвища. В лексиконе иного вполне респектабельного на вид мужчины можно встретить такие обращения к жене: «матрена», «шурочка-дурочка», «хрюша». У некоторых женщин запас ярлыков в адрес партнера ничуть не беднее: «жлоб», «тетеря», «евнух», «бегемот».

Помню, одна женщина откровенно рассказывала о прожитой семейной жизни, о том, как мужа чуть до алкоголизма не довела. В обращении к супругу и в разговоре о нем с подругами любила добавить: «унтер». Обидное прозвище появлялось в разных контекстах: «Вон мой унтер идет», «Надо унтера в магазин послать» и т. п. Рассказчица сама понимала, откуда взялась такая привычка. Она мечтала о другой, более достойной партии, супруг всегда казался ей простоватым, без изюминки. Более двух десятков лет прожили супруги совместно, детей вырастили, прежде чем женщина осознала несправедливость и неэтичность своего отношения к мужу. Посмотреть правде в глаза заставило тревожное обстоятельство — супруг стал отдаляться и заглядывать в рюмку. Тут-то и спохватилась женщина: что же я делаю? За что унижаю родного человека? Поняв свою ошибку, она постаралась исправить ее. Не знаю, в том ли дело, но муж, по ее словам, перестал пить.

Существуют десятки других способов унизить брачного партнера — мелочная опека, недоверие, обшаривание карманов и сумок, отчитывание, при посторонних и детях, публичная критика недостатков, осмеяние мнений и привычек и т. д. и т. п. Не следует прибегать к ним ни при каких обстоятельствах.

Пренебрежительный стиль отношений можно рассматривать как вариант стиля, унижающего достоинство партнера. Пренебрежение обуславливается разными причинами, и прежде всего — низким уровнем культуры личности, которая демонстрирует этот стиль. Когда человек плохо воспитан, он обычно не интересуется состоянием, делами и мнением другого, не принимает во внимание того, кто рядом. Например, жена как бы «выключает» мужа: он что-то рассказывает, комментирует происходящее на телеэкране, а она не обращает на него внимания, в разговор не вступает, лишь изредка кивает головой, не вдаваясь в детали.

Пренебрежение, возникшее вследствие низкой культуры, исправимо — порой достаточно побудить людей взглянуть на себя со стороны. Иное дело, когда пренебрежение к другому возникло на психологической почве, явилось результатом физического и духовного отдаления одного из партнеров или их взаимного отчуждения. Тогда конфликт принимает тяжелый и затяжной характер. В семье воцаряется напряженное угнетающее молчание, супруги ограничиваются краткими обрывочными фразами, обращаясь с просьбой, диалоги происходят редко да и то на повышенных тонах. Атмосфера накаляется обидами, взаимными упреками и притязаниями и в любой момент готова взорваться.

Провокационный стиль — это средство испортить отношения с партнером, но так, чтобы он же остался виноватым. Его спровоцируют на едкое замечание, резкость, скандал и, получив в руки козырь, обвинят в отсутствии чувств, уважения.

Провокацию пускают в ход, чтобы вылить накипевшую злобу, эмоционально разрядиться, избежать интимных отношений или честного разговора на неприятную тему и т. д. В некоторых семьях провокация разыгрывается по одному и тому же заученному сценарию, хотя муж и жена делают вид, будто все происходит впервые.

В одном знакомом семействе супруги явно тяготятся друг другом, однако на развод не решаются. Периодические ссоры им нужны для того, чтобы избежать близости. Сценарий содержит три обязательных момента: один из супругов провоцирует другого на потерю самоконтроля, затем вспышка скандала и финал — отдаление друг от друга.

Чаще всего начинает она: курит сигарету за сигаретой, надувает щеки, всем видом показывает безразличие к нему. Он не выдерживает:

—  Что-то случилось?

—  Не твое дело!

После обмена резкостями он тащит на кухню раскладушку и свою постель.

Провокации в семьях достигают различной степени напряженности) иногда кончаются оскорблениями и драками. Избегайте провокационного стиля взаимодействия в семье, не привыкайте к нему.

Для стиля «предъявление счетов» характерны бесконечные обиды. Брачные партнеры живут воспоминаниями о неприятном, их сознание обращено в прошлое и там изыскивает поводы для конфликтов. Супруги существуют, что называется, на нервах, готовы в любой момент припомнить друг другу былые ошибки и козни.

Незабытое старое, как правило, ассоциируется с новыми фактами совместной жизни, клубок обид становится все больше. Наконец, наступает время, когда распутать его уже совсем невозможно. Иная женщина на всю жизнь запоминает какую-либо оплошность, бестактность или выходку мужа. Жалуясь на него своей подруге, она вспоминает: «Он на следующий же день после нашей свадьбы...», «Почему он даже в год рождения ребенка...», «Когда приехала моя мать, он...», «Ко мне зашла знакомая, так он...» и т. п. Подобные экскурсы в прошлое используются для того, чтобы объяснить себе и окружающим причины несложившейся семейной жизни, раздоров. Существо разногласий может быть совсем в другом: женщина не любит мужа, у нее плохой характер, она ленива и т. д. Однако удобнее искать соринку в чужом глазу: вместо того чтобы взять себя в руки, решительно изменить поведение, женщина ищет себе оправдание. Чуть что, она готова заявить, что чаша ее терпения наполнена до краев. Так рождается миф о безысходности супружеской ситуации. Люди сами его сочиняют и поддерживают.

...Вы узнали о наиболее распространенных стилях супружеских отношений. Искренне желаю вам, чтобы в повседневном общении вы как можно реже употребляли те из них, которые отрицательно влияют на самочувствие и взаимопонимание членов семьи.

Хотите оценить итог совместно с мужем прожитых лет? Ниже предлагаются суждения, позволяющие судить о степени вашей любви, симпатии, уважения к мужу, а также аптипатии и антагонизма. Читайте их и выражайте свое мнение: согласие или несогласие («да», «нет»). Чем больше утвердительных ответов, тем больше степень конкретного выявляемого чувства:

Любовь: 1. Мне было бы душевно тяжело, если бы пришлось жить без мужа. 2. Я могу сказать, что он принадлежит только мне. 3. Для него я готова абсолютно на все. 4. Когда мне плохо, то хочется поделиться только с ним.

5. Я чувствую себя в ответе за то, чтобы ему было хорошо.

6.  Я очень дорожу его чувством ко мне. 7. Мысль о разводе для меня ужасна. 8. Я испытываю к нему приливы нежности. 9. Мне очень нравится быть рядом с ним. 10. Он один из самых привлекательных мужчин, которых я знаю. 11. Мой муж — моя единственная настоящая любовь в жизни. 12. Мне нравится наблюдать за ним (слушать его голос, смотреть на его лицо, видеть, как он работает, ходит, сидит). 13. Я готова отложить важные дела, лишь бы побыть с ним рядом. 14. Я тяжело переношу разлуку с ним.

Симпатия: 1. Когда мы вместе, у нас обычно хорошее настроение. 2. Он очень умный человек. 3. В большинстве случаев он нравится людям почти сразу же после знакомства. 4. Я думаю, что мы с ним внутренне похожи друг на друга. 5. Мне хотелось бы мыслями и делами походить на него. 6. Я чувствую, что он мне доверяет больше, чем другим. 7. Совместное проведение досуга укрепляет нашу семью. 8. На меня благотворно действует его присутствие. 9. Я горжусь успехами своего супруга. 10. Стараюсь во всем быть ему опорой и поддержкой.

Уважение: 1. Я нахожу в муже много личных достоинств, за которые уважаю его как человека. 2. Среди моих знакомых и близких он — самый авторитетный для меня человек. 3. Когда мне трудно что-либо решить, я чаще всего советуюсь с ним. 4. Он легко может меня переубедить. 5. Я считаю, что у него хорошо работает голова. 6. Он интересный человек, я с ним не скучаю. 7. Он часто высказывает дельные и умные мысли. 8. Я горжусь тем, что он мой муж. 9. В нем есть такие качества, которые я хотела бы видеть у себя. 10. Я очень дорожу его доверием.

Антипатия: 1. Мы часто действуем друг другу на нервы. 2. У меня иногда появляется мысль о разводе. 3. В его обществе я редко чувствую себя спокойно. 4. Я вполне могу обойтись без его нежностей и ласки. 5. Мне иногда хочется пожить одной, без мужа. 6. Мой брак скорее неудачный, чем удачный. 7. Вместе нам скучно. 8. Нам с мужем легче быть порознь, чем вдвоем. 9. У нас есть трудности из-за несходства характеров. 10. Мы с трудом понимаем друг друга. 11. Часто у меня появляется желание отдохнуть от него. 12. Меня иногда раздражают его манеры. 13. В его внешности что-то отталкивает меня. 14. В его присутствии я легко утомляюсь, раздражаюсь, выхожу из себя. 15. Меня иногда раздражают требования, действия мужа.