Любовь и деньги

Категория: Взаимоотношения в семье. Исследования, опыт

Как много супружеских отношений расстроилось изза финансовых споров. А причина опять же — в психологии. Каждому человеку кажется, что его обманули, Что все не в его пользу, а в пользу партнера. Потому что вспоминается все в свою пользу. Но и партКак много супружеских отношений расстроилось изза финансовых споров. А причина опять же — в психологии. Каждому человеку кажется,  Фото 1 нер вспоминает все в свою пользу. И возникает конфликтная настроенность. Что делать? Да все достаточно просто: надо вести домашнюю бухгалтерию. На кого и сколько в семье уходит? Какие доходы? Затратьте дополнительное время на запись в «гроссбухе», и будет все легко подсчитать. Прежде чем предъявлять претензию, подсчитайте «втихую». И вдруг окажется, что на меня — больше. Так что впору затевать скандал не мне, а по отношению ко мне. Если вести «гроссбух», то обеспечивается взаимный обмен информацией по вопросам приходов и расходов.

А вот если не вести «гроссбух», то облегчается взаимный обман. «Я утаил доходы», а «я утаила расходы». Я знал одну пару. Жена на неучтенные деньги покупала лишнюю юбку. А у мужа появились «подкожные», по его терминологии, деньги, и вот уже он с двумя такими же приятелями организовал, по его терминологии, «бардачный кооператив». То есть была снята однокомнатная квартира, которая, по его терминологии, была охотничьим домиком. Ну, все же знают, что те, кто уходит из охотничьего домика, оставляют там по возможности для очередных охотников съестные припасы на всякий случай. Ну а наши охотники друг для друга и для подруги оставляли балычок, коньячок, чтобы было чем чокнуться, перед тем как чмокнуться на брудершафт. . «На троих» выпить чекушку — это раньше было, при авторитарной советской власти, а сейчас такую вот демократию развели: на троих — охотничий домик. Ну да ладно, я никого и ни за что не осуждаю, я только говорю, как оно есть. Ато, как есть, не способствует доверию.

Вернемся к «лишней» юбке. Конечно, учтем, что на женщину надо в семье тратить больше, чем на мужчину. Но на сколько? На 20% или в два раза... На 30% или в три раза... Но не до безумия же. Договоритесь.

Сережа сказал жене Светлане, что, мол, сегодня идем в театр. Он предполагал, что Света жутко обрадуется. А она сказала:

— А в чем мне прикажешь идти в театр? Черное вечернее платье вышло из моды. Белое вечернее — расползлось по шву... А то, что заказано, еще не готово. Ну, пойду в трусиках, это единственное приличное, что у меня есть.

И не откажешь Светлане в острословии, если не в остроумии. Все это от психотипа зависит. Но если рассудить психологически, конечно, на истероидку уйдет все равно больше, чем на эпилептоидку. Ну, так и женитесь на эпилептоидке. Но и истероидка пусть всетаки подумает какойнибудь из извилин левого полушария (правоето — оно как раз для эстетики), что не стоит рушить в общемто приемлемый брак в общемто изза ерунды...

Финансовые проблемы упираются еще в одно. Както принято считать, что если жена не работает вне семьи, то муж ее «содержит». Есть унизительные словосочетания: «потеря кормильца», «жена на иждивении мужа». При этом в хрущевские времена, когда действовал «закон о тунеядстве», жена«иждивенка» тунеядкой всетаки не считалась. А то ведь тунеядцев, то есть не работающих на государство людей, сажали. Не надолго. Но затб — поэтов. Выдающегося поэта Иосифа Бродского, например, посадили. А тут жену всетаки за человека признали. Ну Хрущев Ну гуманист Бродского посадил, а женуиждивенку за человека все же держал. Простите меня за язвительность — чтото не нравится мне Хрущев с его законом о тунеядстве и с его «коммунизьмом», обещанным народу через двадцать лет, но я и других государей чтото не очень люблю. Уж больно много они все заботятся о своем благополучии и больно мало — о благе народа. Ну разве можно за три года неоплаченного отпуска «поднять» ребенка? Как же неосмотрительно российские государи относятся к женскому труду по созиданию граждан. Им только рекрутов подавай, и женщин они рассматривают как матерей рекрутов. В лучшем случае говорят о трудовых резервах (и то хлеб, хоть не о пущечном мясе). А более хитрые в речах используют словосочетание «человеческий фактор».

Они несправедливо полагают, что дело спасения рождающих и воспитывающих — дело самих рождающих и воспитывающих. Ну, дьявол с ними, с теми государственными мужами, которые подают «милостыню» в 70 рублей в месяц на ребенка и 40 рублей матери«одиночке». Вопервых, по мне, если мать, то уже не одиночка. У нее ее ребенок, дочь ли, сын ли. А вовторых, на папер

ти у храмов и просто сердобольные москвичи подают больше. Посмотрите на эту тему еще передачу Вероники БоровикХильчевской о нищенской мафии, которая грабит нищенствующих, но им подают столько, что остается еще рублей по пятьсот в день. И согласитесь со мной, что с теми, кто матери определил 70 рублей, не Бог, а дьявол.

Ну а если почеловечески? Мы детей рожаем, растим, воспитываем для самовыражения, самоутверждения, самореализации. Что же это за человечество, которое не воспроизводит само себя? Так что ладно уж, бог с ними, с государями, на Страшном суде он разберется с ними, с их дьявольскими делами — 70—40 рублей за материнский труд. А мы сами между собой разберемся. Нам, мужу и жене, стало ясно, что без ребенка — это что за семья, пустые хлопоты, и только. Простите меня, дорогие несостоявшиеся родители, если я задел ваши хорошие чувства и страдания ваши. «Я не волшебник, я только учусь», но посильную помощь в зачатии вами желанного ребенка я все же, наверное, могу вам оказать. И не модными ныне искусственным оплодотворением и суррогатным материнством, а расчетами.

Но вот оба супруга решили для себя, что ребенок — это счастье. Тогда непосредственные действия по ребенку, которые муж, работая вне семьи, не может осуществить, — на жене. Так разве это не работа? То есть даже если жена не приносит деньги в дом, но ведет этот семейный дом, разве это не труд? И не оскорбление ли называть ее иждивенкой.

Обновлено: 2019-07-09 22:48:43