Приемный ребенок

Категория: Проблемы младенчества

 Его должны очень хотеть оба родителя. Пара должна принимать решение о приемном ребенке, только если оба очень любят детей и считают, что не могут жить без них. Все дети, и «свои», и приемные, нуждаются в собственном месте в семье, в том, чтобы их любили мать и отец, любили глубоко и «навсегда», чтобы они нормально росли и развивались. Для приемного ребенка ощутить недостаток любви и внимания в одном из родителей еще хуже, потому что он с самого начала лишен сознания безопасности. Он знает, что по какой-то причине от него отказались истинные родители, и втайне боится, что откажутся и приемные. Вот почему нельзя усыновлять ребенка, если этого хочет только один из родителей или когда родители предпринимают это только из практических соображений: например, им нужны рабочие руки на ферме или они хотят, чтобы кто-то заботился о них самих в старости. Иногда женщина, боящаяся потерять мужа, хочет принять в семью ребенка в тщетной надежде, что это удержит супруга. Усыновление или удочерение по таким причинам нечестно по отношению к ребенку. И обычно оказывается неудачным и с точки зрения родителей. Слишком часто у приемного ребенка, которого недостаточно глубоко любят, возникают серьезные проблемы с поведением.

Неразумно усыновлять ребенка одиночке. Мальчикам и девочкам для своего развития нужны и мать и отец. К тому же одиночка может излишне погрузиться в заботы о ребенке.

Паре не следует усыновлять ребенка в пожилом возрасте. Чем человек старше, тем труднее ему приспособиться к новому. Такие родители так долго мечтали о маленькой девочке с золотыми волосами, которая будет наполнять дом песнями, занимаясь повседневными делами, что столкновение даже с лучшим из реальных детей вызывает у них шок. Но что значит «не быть слишком старыми»? Дело не только в возрасте. Все это необходимо обсудить в агентстве по усыновлению.

Иногда родители ребенка, который не очень приспособлен и не умеет ладить с другими, подумывают о приемном, чтобы составить общество своему. Это нужно обсудить с психиатром, прежде чем совершить серьезный шаг. Приемный ребенок может почувствовать себя в семье чужим сравнительно со «своим». Если родители перегнут палку, демонстрируя привязанность к нему, это не поможет, а только расстроит их собственного ребенка. Вообще это дело рискованное.

Есть некоторая опасность и в «замене» умершего ребенка. Если в семье есть другие — «собственные» — дети, приемный ребенок почувствует себя неравноправным с ними. Но даже если у родителей нет других детей, они должны принимать ребенка только ради него самого. Нет вреда в том, чтобы усыновить ребенка того же возраста и пола, что умерший. Но на этом все сравнения должны прекратиться. Несправедливо и неразумно заставлять одного ребенка играть роль другого. Он не сумеет стать копией умершего, родители будут разочарованы, а он сам несчастен. Ему нельзя напоминать о том, каким был тот ребенок, или сравнивать их — вслух или мысленно. Пусть будет самим собой. (Почти все это применимо и к «собственному» ребенку, родившемуся после смерти старшего.)

 Пользуйтесь услугами надежного агентства. Вероятно, самое главное правило всех усыновлений — они должны быть организованы через первоклассное агентство. Всегда рискованно брать ребенка непосредственно у его настоящих родителей или через посредничество третьего лица. Это оставляет возможность настоящим родителям передумать и попытаться вернуть своего ребенка. Даже если закон встанет у них на пути, такая ситуация способна разрушить счастье приемной семьи и отнять у ребенка ощущение безопасности. А хорошее агентство непреодолимой стеной встанет между парами родителей, не позволит им узнать друг друга, не позволит причинить друг другу неприятности и тем самым защитит ребенка. Агентство прежде всего помогает настоящим родителям принять верное решение — отдавать ребенка или нет. Оно использует свой опыт и средства, чтобы решить, какую пару нужно разубедить отдавать ребенка. Агентство следит за ребенком во время испытательного срока и проверяет, все ли сделано в его интересах и в интересах всех заинтересованных. Разумные агентства и мудрые законы штатов устанавливают испытательный срок для приемных родителей, прежде чем усыновление становится окончательным.

В каком возрасте усыновлять ребенка? В целом чем раньше, тем лучше. Приемные родители чувствуют, что начинают с чистого листа и могут сами провести ребенка через все стадии роста, как если бы он был их собственный. Однако многие дети были успешно усыновлены и в более позднем возрасте.

Приемные родители обычно тревожатся о наследственности ребенка и о том, как она повлияет на его будущее. Чем больше мы узнаем о развитии личности включая интеллект, тем все больше убеждаемся, что важным фактором оказывается окружение, в котором растет ребенок, любовь, которую он ощущает, сознание своего места в семье и чувство безопасности. Нет никаких доказательств, что такие отклонения от нормы, как алкоголизм, аморальность, преступные наклонности и безответственность, передаются по наследству.

 Пусть узнает естественным путем. Надо ли говорить приемному ребенку, что он неродной? Все опытные специалисты в этой области соглашаются, что ребенок должен об этом знать. Рано или поздно он все равно об этом узнает, как бы старательно приемные родители ни оберегали тайну. Для старшего ребенка и даже для взрослого почти всегда большое потрясение неожиданно узнать, что он неродной. Это на годы может лишить его ощущения безопасности. Допустим, ребенка усыновили, когда ему еще не было года. Когда он должен узнать? Не нужно сохранять эту тайну до какого-то определенного возраста. Родители должны с самого начала открыто признавать, что ребенок приемный, но говорить об этом как бы невзначай, не подчеркивая, в своих разговорах друг с другом, с ребенком и со знакомыми. Это создает атмосферу, в которой ребенок может задавать вопросы на той стадии развития, когда эта проблема его заинтересует. И узнает о том постепенно, по мере понимания.

Некоторые родители допускают ошибку, стараясь держать факт усыновления в тайне; другие впадают в противоположную крайность, слишком подчеркивая его. Вполне естественно, что у большинства приемных родителей вначале преувеличенное сознание ответственности — как будто они должны быть во всех отношениях совершенством, раз уж им доверили воспитание чужого ребенка. Если они начинают объяснять ребенку, что он приемный, ребенок начинает задумываться: «А что плохого в том, что я приемный?» Но если они воспринимают факт усыновления естественно, как цвет волос ребенка, они не будут делать из этого тайну, но и не будут постоянно об этом напоминать. Они должны все время говорить себе, что раз уж агентство их выбрало, они хорошие родители, и ребенку повезло, что он попал к ним.

Предположим, трехлетний ребенок слышит, как мама объясняет знакомой, что он приемный, и спрашивает: «А что значит приемный, мама?» Она должна ответить: «Я очень давно хотела иметь маленького мальчика, чтобы любить его и заботиться о нем. Я пошла туда, где много детей, и сказала: «Я хочу ребенка с карими глазами и каштановыми волосами». Мне принесли ребенка, и это был ты. И я сказала: «О, это точно такой ребенок, какого я хочу. Я хочу усыновить его, чтобы он всегда жил в моем доме». Так я усыновила тебя». Это хорошее начало, потому что подчеркивает положительную сторону усыновления, тот факт, что мать получила то, что хотела. Этот рассказ обрадует ребенка, и он еще много раз захочет его слушать.

Но в возрасте между тремя и четырьмя годами он, как и другие малыши, захочет узнать, откуда берутся дети. Лучше ответить правдиво, но так, чтобы понял трехлетний ребенок. Но когда приемная мать объясняет, что дети растут в животе у матери, ребенок начинает думать, как это совмещается с рассказом о том, что его взяли из какого-то учреждения. Может быть, сразу, а может, через несколько месяцев он спросит: «Я тоже вырос внутри тебя?» Тогда приемная мать может просто и спокойно объяснить, что он рос внутри другой матери, потому что он приемный ребенок. Это может на какое-то время его смутить, но позже он разберется.                           

Со временем он задаст более сложный вопрос: почему от него отказалась родная мать. Тут скрывается подтекст: мать его не захотела. А это способно подорвать веру во всех матерей. Любая выдуманная причина может позже обернуться самыми неожиданными осложнениями. Вероятно, самый лучший и близкий к правде ответ такой: «Я не знаю, почему она не смогла о тебе заботиться, но я уверена, что она этого хотела». И пока ребенок усваивает эту мысль, вы должны постоянно напоминать ему, что он теперь всегда будет вашим.

Он должен чувствовать себя в полной безопасности. Всякий приемный ребенок в глубине души боится, что приемные родители откажутся от него, так же как отказались настоящие, если подумают, что он плохой. Приемные родители всегда должны помнить об этом. Они должны поклясться, что никогда даже не намекнут ему об этом, если такая мысль и придет им в голову. Одна фраза, брошенная в гневе или от неразумия, может навсегда уничтожить у ребенка веру в них. Всякий раз, когда у ребенка возникает такое сомнение, родители должны дать ему понять, что он теперь их навсегда; например, когда он говорит о своем усыновлении. Хочу, однако, добавить, что было бы ошибкой со стороны приемных родителей так тревожиться о сознании безопасности у ребенка, чтобы пространно уверять его в своей любви. Ребенок приобретает сознание уверенности не от слов о любви, а от того, что его любят — любят искренне и от всего сердца. Важны не слова, а мелодия.

Интересное