Как перестать беспокоиться и начать жить

Категория: Счастливые родители

Когда жестокие китайские военачальники подвергали пыткам своих пленных, они связывали их по рукам и ногам и ставили под мешок с водой, из которого непрерывно капало... капало... день и ночь. Эти капли воды, непрерывно падавшие на голову, в конце концов начинали казаться пленникам ударами молота. В результате люди сходили с ума.

Беспокойство напоминает непрерывно падающие капли поды, и его постоянное воздействие часто доводит людей до безумия и самоубийства.

Мало что может состарить, озлобить женщину и уничтожить ее красоту так быстро, как беспокойство. Беспокойство придает лицу отталкивающее выражение. Оно заставляет сжимать челюсти и покрывает лицо морщинами. Беспокойство придает мрачный вид. От беспокойства могут поседеть волосы, в некоторых случаях они даже выпадают. От беспокойства портится кожа лица...

Груз будущего, прибавленный к грузу прошлого, который вы взваливаете на себя в настоящем, заставляет спотыкаться на пути даже самых сильных... Бессмысленная грата энергии, душевные страдания, нервное беспокойство неотступно следуют по пятам человека, который беспокоится о будущем... Воспитывайте у себя привычку жить в отрезке времени, отделенном от прошлого и будущего «геометрическими переборками». Лучший способ подготовиться к завтрашнему дню — сконцентрировать свои силы и способности на наилучшем выполнении сегодняшних дел. И еще. Лучше использовать свое время для решения проблем завтрашнего дня, чем сожалеть о том, что произошло вчера.

Профессор Уильям Джеймс, основатель прикладной психологии, говорил своим студентам: «Примиритесь с существующими обстоятельствами, потому что... принятие того, что произошло, как неизбежного, представляет собой первый этап в преодолении последствий при любом тяжелом положении».

В самом деле, когда мы примирились с самым худшим, нам нечего терять. Таким образом, это автоматически означает: мы можем все приобрести!

Это разумно, не правда ли? Однако миллионы людей разрушили свою жизнь яростным негодованием, потому что отказались принять самое худшее; отказались действовать, чтобы что-то изменить; отказались спасти то, что было в их силах, от разрушения. Вместо попытки изменить свою жизнь они занимались горестными жалобами на «удары судьбы». Такие жалобы могли привести лишь к тягостному состоянию, называемому меланхолией.

Мы должны подготовиться к тому, чтобы уметь справиться с различными видами беспокойства. Для решения любой проблемы следует прежде всего собрать факты. Ведь если в нашем распоряжении нет фактов, мы не можем даже попытаться решать проблемы разумно. Не имея фактов, мы способны лишь метаться в панике. Смятение — главная причина беспокойства. Половина беспокойства в мире вызвана людьми, пытающимися принимать решения до того, как они получат достаточную информацию, обусловливающую эти решения. Если передо мной стоит проблема, которую нужно решить в три часа в следующий вторник, я даже не пытаюсь принять решение, пока не наступит следующий вторник. В промежутке я сосредоточиваюсь на сборе всех фактов, связанных с данной проблемой. Я не беспокоюсь, не впадаю в панику, не теряю сон. Я просто концентрирую свое внимание на сборе фактов. К тому времени, когда наступает вторник, если я имею в своем распоряжении все факты, проблема обычно решается сама! Если человек посвящает свое время сбору фактов и делает это беспристрастно и объективно, то его беспокойство обычно исчезает в свете знания.

Я теперь знаю вне всякого сомнения, что самая большая проблема, с которой мы с вами сталкиваемся (в действительности чуть ли не единственная проблема, с которой нам с вами приходится иметь дело),— это выбор правильного умонастроения. Если мы способны сделать этот выбор, мы окажемся на пути к решению всех своих проблем. Великий философ Марк Аврелий, который правил Римской империей, выразил эту мысль в девяти словах — девяти словах, которые могут определить вашу судьбу: «Наша жизнь есть то, что мы думаем о ней».

В самом деле, если мы думаем о счастье, мы чувствуем себя счастливыми. Если в наших мыслях присутствует страх, мы боимся. Если мы думаем о болезнях, вполне возможно, что мы заболеем. Если мы думаем о неудачах, в чем-то мы наверняка потерпим фиаско. Если мы погрязли в жалости к себе, все будут избегать нас.

Вам кажется, что я пропагандирую примитивно-оптимистическое отношение ко всем вашим проблемам? Нет, к сожалению, жизнь не так проста. Но я за то, что мы должны выработать у себя положительное, а не отрицательное отношение к окружающему миру. Другими словами, нам следует заботиться о решении своих проблем, но не проявлять беспокойства по их поводу.

Если вы хотите перестать беспокоиться и начать жить, выполняйте еще одно правило: ведите счет своим удачам, а не своим неприятностям!

Каждый день мы работаем без отдыха на службе и крутимся как белки в колесе. В часы после работы, когда мы наслаждаемся отдыхом и, кажется, должны чувствовать себя самыми счастливыми, нас подстерегает дьявол беспокойства. Ведь как раз в эти минуты мы задумываемся о том, что в жизни ничего не достигнуто, что мы топчемся на месте: нам кажется, что начальник имел что-то в виду, когда сделал свое замечание, или сожалеем о том, что лысеем. Наше воображение рисует тогда нелепые картины якобы постигших нас жизненных неудач и преувеличивает малейшую ошибку. В это время наш мозг напоминает мотор, действующий без нагрузки. Он работает с бешеной скоростью, и возникает угроза сгорания подшипников или полного его разрушения. Для излечения от беспокойства необходимо полностью быть занятым, делая что-либо конструктивное.

Одним из самых трагических свойств человеческой натуры, насколько мне известно, является наша склонность откладывать осуществление своих чаяний на будущее. Мы все мечтаем о каком-то волшебном саде, полном роз, который виднеется где-то за горизонтом,-- вместо того, чтобы наслаждаться теми розами, которые растут под нашим окном сегодня.

«Как странно мы проводим тот маленький отрезок времени, называемый нашей жизнью,— писал Стивен Ли-кок.— Ребенок говорит: «Когда я стану юношей». Но что это означает? Юноша говорит: «Когда я стану взрослым». Став взрослым, он говорит: «Когда я женюсь». Наконец, он женится, но от этого мало что меняется. Он начинает думать: «Когда я смогу уйти на пенсию». А затем, когда он достигнет пенсионного возраста, он оглядывается на пройденный им жизненный путь: как бы холодный ветер дует ему в лицо, и перед ним раскрывается жестокая правда о том, как много он упустил в жизни, как все безвозвратно ушло. Мы слишком поздно понимаем, что смысл жизни заключается в самой жизни, в ритме каждого дня и часа».

Два человека смотрели сквозь тюремную решетку. Один видел грязь, другой видел звезды.

Когда я был маленьким мальчиком, я однажды играл  с ребятами на чердаке старого, заброшенного деревянного дома на северо-западе Миссури. Когда я слезал с чердака,  в какой-то момент я поставил ноги на подоконник, а затем прыгнул. На указательном пальце левой руки у меня было  кольцо; и когда я прыгнул, кольцо зацепилось за шляпку гвоздя и мне оторвало палец.

Я закричал. Я был охвачен ужасом. Я был уверен, что умру. Но когда рука зажила, я ни секунды не беспокоился об этом. Что толку думать об этом? Я примирился с неизбежным. Иногда я по месяцам не вспоминаю о том, что на левой руке у меня только четыре пальца.

Несколько лет назад я встретил человека, который управлял грузовым лифтом в одном из деловых зданий в центре Нью-Йорка. Я заметил, что у него не было кисти левой руки. Я спросил, беспокоит ли его отсутствие левой руки. Он ответил: «Нисколько, я почти не вспоминаю об этом. Я не женат и вспоминаю об этом только тогда, когда нужно вдеть нитку в иголку».

Поразительно, как быстро мы примиряемся почти с любой жизненной ситуацией, если мы вынуждены это сделать. Мы приспосабливаемся к ней и забываем о ней.

На своем жизненном пути мы попадаем во многие неприятные ситуации, которые нельзя изменить. Они не могут быть иными. Перед нами стоит выбор. Мы можем или принять эти ситуации как неизбежные и приспособиться к ним, или погубить свою жизнь, протестуя против неизбежного, и, возможно, довести себя до нервного срыва. Я приведу вам мудрый совет одного из моих самых любимых философов — Уильяма Джеймса: «Согласитесь принять то, что уже есть. Примирение с тем, что уже случилось,— первый шаг к преодолению последствий всякого несчастья».

Интересное