Естественные условия развития

Категория: Педагогика малыша до года

Естественный уход за малышом основан на подходе, отталкивающимся от его естественных потребностей, и является необходимой предпосылкой формирования экологического мышления и гармоничного взаимодействия с миром. Он исходит из того постулата, что сами естественные потребности ребенка направлены на его гармоничное развитие, что и обеспечивается их удовлетворением.

Развитие ребенка представляет собой взаимодействие двух факторов - реализации внутренней заложенной программы развития и внешних условий, обеспечивающих ее конкретное наполнение. Другими словами, согласно реализующейся внутренней программе развития, мы должны обеспечить ребенку некоторые условия существования, которые соответствовали бы этой программе. Любые несоответствия внешних условий внутренним потребностям приводят к нарушению гармонии, к нарушению естественного развития и затем к компенсации этого нарушения в виде антиэкологического во всех смыслах способа мышления и поведения.

Основа естественного подхода - воссоздание в современных условиях жизни на другом качественном уровне естественных условий существования. Homo sapiens как биологический вид возник в результате воздействия на далекого предка человека в течение длительного времени множества различных факторов, среди которых и окружающие природные условия в их разнообразии и переменчивости. Сегодня мы лишены действия многих природных факторов. Однако, отмечает Н. П. Дубинин, "как биологический вид Homo sapiens в течение 40 тыс. лет его существования не претерпел каких-либо существенных изменений". Это означает, что наш организм остается в каком-то смысле запрограммированным на условия существования, сопутствующие образованию Homo sapiens как биологического вида. Это условия нашего биологического развития, являющегося фундаментом нашей социальной жизни.

Нетрудно заключить, что обеспечение необходимых условий биологического развития - важная предпосылка проявления у человеческого существа социальных качеств, присущей ему потенции разумности. В перинатальный период эти условия биологического развития реализуются в удовлетворении естественных потребностей, присущих матери и ребенку.

Однако потребности человека не являются чисто биологическими. Они своеобразно "окультурены", сцеплены, соединены с потребностями социальными. Но это "окультуривание" не должно вести к забвению биологических законов нашего существования, не должно отдалять нас от тех природных условий, благодаря которым создаются биологические предпосылки нашей социальности и разумности.

В первый год жизни потребности ребенка весьма просты и могут быть удовлетворены очень естественно. Попытка же рационализировать эти потребности, "наукообразить" их приводит не только к лишним хлопотам, но и вредит естественным процессам. Уход за ребенком в периоды новорожденности и грудного вскармливания нельзя сводить к списку тех или иных рекомендаций. Гораздо важнее усвоить главный принцип - не вмешиваться без надобности в естественный процесс роста и развития ребенка, а создавать условия, при которых этот процесс был бы действительно естественным.

Ниже мы рассмотрим основные жизненные потребности малыша, которые, конечно, не исчерпывают их полностью. Но, как нам представляется, эти потребности являются ведущими, наиболее существенными для развития ребенка.

1. Потребность иметь родителей

Причем не только формально, поскольку ребенок всегда имеет отца и мать, а именно в смысле тех внутренних ощущений, которые они должны ему давать.

Прежде всего это чувство любви. Любовь не поддается рациональному описанию. Это чувство постигается человеком лишь в непосредственном переживании. И подобно тому, как жизни взрослого человека любовь придает некоторый совершенно особый смысл, также и для малыша чувство любви, исходящее от родителей, дает ему жизненный импульс, что-то вроде установки "жить стоит". Даже в физическом присутствии матери, у которой нет чувства любви к своему ребенку, он будет ощущать покинутость, отсутствие столь необходимой в этот период опоры, и, как следствие, депрессивное состояние.

С чувством любви связано чувство безопасности. Ощущение безопасности существенно для ребенка в незнакомом для него мире. Именно оно позволяет ему без страха его осваивать. В противном случае чувство страха, возникающее при встрече с новым, приводит к так называемой психической ретардации, т. е. к стремлению вернуться в состояние относительного покоя и безмятежности, которое переживалось ребенком в утробе. Снижается исследовательская активность, мир кажется агрессивным. Этот паттерн закрепляется и в дальнейшем становится характеристикой личности взрослого человека.

Внимание, требуемое ребенком, - закономерное следствие того, что рождение является завершением лишь первого акта жизненного сценария, когда только физическое тело готово к относительно автономному существованию. Ребенок и мать остаются связанными незримой пуповиной, через которую продолжают питаться более тонкие сферы человеческого существа.

"Нехватка любви, ласки, внимания со стороны взрослого, может быть, даже опасней для младенца, чем умеренный недостаток питания".

Мать и отец выполняют различные функции в общении с ребенком. И хотя ребенок привязан в первый год жизни прежде всего к матери, общение его с отцом тоже немаловажно. Когда говорят о роли отца и психологических последствиях развития ребенка в неполной семье, то обычно имеют в виду тот возраст, когда в нормальной семье отец становится в глазах ребенка значимой фигурой. Однако значимость его очевидна еще в процессе беременности, и не только в смысле психического состояния матери, естественно зависящего от наличия или отсутствия отца ребенка и от внутрисемейных отношений. Принимая своеобразное участие в беременности, общаясь с ребенком доступными средствами (например, пытаясь мягко прощупать его положение в животе у матери, слушая его сердцебиение, "настраиваясь" на него, используя медитативную практику) , отец устанавливает между собой и ребенком мостик, который является аналогом бондинга между матерью и ребенком. Отец приобретает способность тонко чувствовать малыша и, соответственно, чувствовать то, что ему может дать его ребенок.

Известно много случаев, когда таким образом подготовленный отец прекрасно принимал роды у матери, не зная даже основ акушерства, действуя исключительно интуитивно. При этом в возникавших в некоторых случаях осложнениях отцы совершали правильные с акушерской точки зрения действия. Одним из характерных ощущений при этом отмечалось чувствование ребенка как себя самого.

Неправомерно было бы сравнивать материнские и отцовские чувства только по их интенсивности. Это разные чувства в соответствии с разной ролью матери и отца, они качественно отличаются друг от друга - как проявления женского и мужского начал. Общаясь с ребенком, отец создает ему качественно иную среду, чем мать, и тем самым вызывает качественно иные отклики в ребенке.

Образы матери и отца архетипичны. Наполняя их своим содержанием, мать и отец формируют у ребенка представление о женщине и мужчине, о взаимодействии в природе двух противоположных качеств, которые можно назвать женским и мужским. Бедность контактов ребенка с отцом, включая ранние периоды жизни, приводит к некоторой односторонности, обедняет представления о действительности.

Что же касается образа отца и мужчины, то это вполне соответствует сегодняшней реальности, когда отец представляется стоящим в стороне, отстраненным (или самоотстраняющимся), далеким от проблем, связанных с вынашиванием и рождением своего малыша, а затем боящимся взять его на руки.

Образ современного мужчины - это образ добытчика, этакого цивилизованного дикаря, вечно занятого "очень важными" делами, и под этой маской избегающего тех трудностей, которые связаны с воспитанием малыша. Как часто участие отца в ранних этапах развития ребенка ограничивается только процессом зачатия. И лишь когда ребенок выношен, рожден и вскормлен матерью, когда позади наиболее ответственные этапы, тут можно снизойти и напустить на себя маску отца. Но время "безотцовства", образующего "пробел" в среде, окружающей ребенка, приводит к "пробелу" в его сознании, хотя и заполняемого некими идеальными, но весьма далекими от реальности образами.

2. Сенсорное наполнение

Первый год жизни - это период сенсорно-моторного развития. В это время в основном развиваются наиболее древние в эволюционном отношении нижние отделы мозга. Логика развития такова, что высшие отделы формируются полноценно только при развитых низших. В то же время преждевременная активизация высших отделов приводит к недоразвитию низших. Развитие идет поэтапно, и нужно стараться максимально реализовывать условия, необходимые для прохождения каждого этапа.

Для развития низших отделов мозга необходим приток в них нервных импульсов, который обеспечивается соответствующей нагрузкой на органы чувств. Органы чувств ребенка активизируются сразу же после рождения новой средой, в которой он оказывается. Однако в условиях современного родовспоможения, при обычном способе обращения с новорожденным, происходит перегрузка его сенсорных систем. Уровень раздражителей переходит допустимую границу, вызывая дистресс. Дальнейшие условия жизни - пеленание, термокомфорт, недостаточный уровень кожной стимуляции -приводят к тому, что называется сенсорной депривацией, т. е. к отсутствию достаточной сенсорной стимуляции.

Кроме того, важно не только количество, но и качество получаемых ребенком стимулов. Поэтому можно говорить об определенных сенсорных потребностях ребенка.

При естественных родах первичные сенсорные потребности ребенка удовлетворяются путем контакта с матерью кожа-к-коже. Этот контакт и мягкие поглаживания, которые начинает делать мать, активизируют нервные окончания кожи. Прикладывание к груди в обычную позу для кормления обеспечивает зрительный контакт матери и ребенка, приводя к запечатлеванию младенцем лица матери, благодаря преструктурности нашей схемы видения для узнавания человеческого лица. Сосание груди дает первые вкусовые ощущения и, кроме того, активизирует работу вестибулярного аппарата и слуха. Первые слуховые ощущения также связаны чаще всего с тем, что мать начинает с ребенком разговаривать. Запечатлевается запах матери. Существуют наблюдения, говорящие о том, что младенец может узнавать мать по запаху.

Удовлетворение этих элементарных сенсорных потребностей (путем прикладывания ребенка к груди после рождения) способствует укреплению бондинга. Однако все эти стимулы должны действовать и в дальнейшем, тем более, что достигается это чрезвычайно просто во время контакта матери и ребенка, во время кормления, игры, занятий гимнастикой и т. д. Нужно, чтобы аналогичные стимулы малыш получал и от отца.

В первые месяцы жизни ребенка закладывается то, что можно назвать разрешающей способностью его сенсорных систем, а также диапазоном восприятий. Различение оттенков цвета, звуковых интервалов, различия в запахах и вкусе, а также чувствительность кожи развиваются именно в этот период. Но для такого развития все это ребенку должно быть представлено. Другими словами, среда младенца должна быть достаточно обогащенной стимулами, различающимися не только по качеству, но и по оттенкам.

Сказанное хорошо иллюстрирует эксперимент американских ученых Д. Спикелли и Г. Хирша. На глаза котят с момента рождения воздействовали оптическими раздражителями либо только с вертикальными линиями, либо только с горизонтальными. Если котенка содержали в "горизонтальной" среде, то, став взрослым, он не мог пройти даже между ножками стула, а в случае "вертикальной" среды не мог перелезть через самую маленькую преграду. В глазу не развивались соответствующие детекторы.

Эксперименты с крысами, воспитывавшимися в обогащенной среде (с большим количеством сенсорной информации - звуковой, световой и т. д.) и изоляции, показали, что у первых "заметно богаче электроэнцефалографические показатели, более развиты корковые области мозга, сами нервные клетки большей величины, интенсивно идут обменные процессы в мозге".

Таким образом, значение для ребенка богатой стимулами среды очевидно. Но важно, чтобы стимулы эти были по возможности естественного происхождения. Лучшее средство обеспечить такую среду - это чаще бывать с ним на природе с первых недель и даже дней его жизни, если к этому располагают погодные условия. То, с чем ребенок познакомился в раннем детстве, становится для него нормой, к которой он всегда будет осознанно или бессознательно стремиться. Запечатлевание неба, пения птиц, шума реки или моря, деревьев и цветов, дождя или снега, - немаловажный фактор развития экологического мышления. (Конечно же, восприятие чего-либо ребенком идет на фоне восприятия этого же родителями. Поэтому то, какие чувства и переживания испытывают родители, также запечатлевается малышом).

В домашних условиях ребенка следует больше знакомить с различными предметами и материалами. В первую очередь с натуральными. Давать ему подержать деревянную палочку, камень, различные ткани. Мягкое, твердое, гладкое, шершавое, тупое, острое - со всем этим нужно познакомиться. Лучше предпочесть деревянные игрушки пластмассовым. Развешивание картин в мягких тонах вокруг кровати малыша и их смена будет создавать необходимые зрительные стимулы. Нужно разговаривать с ребенком, давая ему желаемый образец общения. Хорошо периодически петь ему песни и заводить музыку. Преобладать должна нежная, спокойная музыка, желательно исполняемая не на электронных инструментах. Однако нельзя отрицать, как это обычно делается, и различных направлений современной эстрадной музыки. В этом плане особо достается рок-н-роллу. Тем не менее замечено, что именно такая музыка лучше всего развивает в ребенке чувство ритма, особенно если совершать с ним на руках движения в такт музыке. Лишь бы ее не было слишком много.

Вообще же нужно использовать совершенно различные возможности. Скажем, если мама готовит обед, то можно дать ребенку очищенную морковку. Пусть он засунет в рот ее, нежели будет мусолить пластмассовую игрушку.

Другой момент - знакомство с природными факторами: вода, солнечные лучи, снег, воздух теплый и прохладный. Подробнее об этом будет сказано в главе о закаливании.

Необходимо помнить о чрезвычайной важности кожно-мышечной стимуляции, доставляющей в мозг большое количество импульсов, обеспечивая тем самым его развитие. Следует с первых же дней как можно больше носить ребенка на руках и в различных положениях (если он, конечно, не спит): просто как в позиции для кормления, одной рукой под грудку, вертикально с упором на ваше плечо, на бедре сбоку лицом к себе, как это делали наши далекие предки и как это делают обезьяны - в специальных приспособлениях типа "кенгуру". При этом малыш усваивает много положений тела, хорошо развивается физически, рано (относительно стандартных норм) начинает держать головку, сидеть, ползать. Если ребенок все время голенький, он получает естественный массаж. Специальный же массаж следует рассматривать больше как восстановительное и лечебное средство.

Кормить грудью его также лучше голеньким, причем в контакте кожа-к-коже с матерью.

Не бойтесь брать малыша с собой в постель. Это тоже обеспечивает нужный контакт. Кроме того, это удобно для матери, избавляя ее от необходимости вставать для ночного кормления. Замечено, что заболевший ребенок выздоравливает гораздо быстрее, если мать берет его спать с собой.

Отбросьте страх задавить ребенка во сне. Ведь у матери, кормящей грудью, отсутствует самая глубокая, чевертая фаза сна. Она всегда начеку. Опыт показывает, что при хорошем психическом контакте с ребенком этого не может сделать даже отец, неминуемо просыпаясь в опасной ситуации. Да и самих этих ситуаций практически не возникает.

Следует также отбросить распространенную глупость о том, что ребенок привыкает спать с матерью (тем более, если это мальчик), и о "неправильном сексуальном воспитании", о котором нас считают своим долгом предупреждать представители "науки" о ребенке, утверждая, что "сон в одной постели с другими детьми или со взрослыми не создает условий для полноценного отдыха, способствует заражению инфекционными болезнями, может привести к преждевременному пробуждению полового чувства".

Опыт показывает, что, набирая некоторую "критическую массу" контакта, ребенок сам от этого отходит. А если вы верите в "неправильное сексуальное воспитание", то продолжите логически эту мысль и перестаньте кормить грудью.

3. Потребность в движении

Выше мы отметили, что первый год жизни - это период сенсорно-моторного развития. В этот год особенно явно проявляется принцип, сформулированный И. А. Аршавским, согласно которому ведущей системой у ребенка является опорно-двигательная. Попросту говоря, это означает, что от должного развития этой системы зависит нормальное развитие всех остальных систем, в том числе и психическое развитие ребенка.

Природа снабдила младенца различными физиологическими механизмами, благодаря которым он осуществляет двигательную активность.

Во-первых, это рефлексы (хватательный, подошвенный, шага-тельный, ползательный и т. д.), играющие в жизни новорожденного важную роль и являющиеся показателями его состояния. На значение рефлексов в развитии ребенка впервые обратил внимание А. А. Ухтомский."... В отличие от классических представлений о рефлексе А. А. Ухтомский считал, что рефлекс не есть реакция пассивного, реактивного отражения или уход и защита от раздражителя, напротив, рефлекс является реакцией ... сближения с раздражителем, что должно вести к упражнению, обострению и дифференцировке чувствительности, к обогащению знакомства со средой".

Во-вторых, это так называемая спонтанная двигательная активность. Во сне ребенок с определенной периодичностью совершает мышечные сокращения и движения. Эта активность, выражающаяся в непроизвольных движениях, хорошо видна и во время кормления грудью. Как отмечает И. А. Арашавский, "...сам по себе прием пищи (у новорожденного - молока из груди матери) без осуществления двигательной активности не обеспечивает дальнейшего роста и развития". И далее : "Мышечная активность, запускаемая деятельностью нервных центров, обеспечивая организму возможность осуществить самые разнообразные контакты со средой, является едва ли не основным фактором, определяющим развитие мозга, увеличение его массы, и тем самым и его информационной емкости".

Ежедневное поддержание определенных рефлексов с первых дней жизни в качестве своеобразной гимнастики - не только полезная, но и приятная процедура общения с ребенком. Перечислим основные рефлексы:

"Хватательный" рефлекс (или рефлекс Робинсона) - если вложить свои большие пальцы в ладони ребенка, то он их крепко схватит. Этот обхват бывает настолько крепким, что малыша можно приподнять. При этом усиливается общий мышечный тонус. Этот рефлекс постоянно "работает" в динамической гимнастике и поэтому не требует отдельного внимания;

Рефлекс "ползания" (или рефлекс Бауера) - если приложить свои ладони к подошвам ног ребенка, он оттолкнется от них и поползет. Лучше это делать, когда малыш лежит на животе.

Шаговый рефлекс - если поддерживать ребенка под мышки вертикально, опереть его ступни о твердую поверхность и чуть наклонить тело вперед, то он начнет делать шагательные движения, иногда "путая" при этом ноги.

Подошвенный рефлекс (или рефлекс Бабинского) - если легко нажать на подошву сразу под пальцами, то все пальцы, кроме большого, согнутся, большой же выпрямится. Поддержку этого рефлекса удобно осуществлять вместе с массажем стоп.

Рефлекс Таланта - если провести пальцем по спине ребенка вдоль позвоночника примерно в 1 см от него, то тело ребенка дугообразно изогнется. Поддержка этого рефлекса сочетается с обычными нежными поглаживаниями и массажем.

Существуют и другие рефлексы. Например, рефлекс Моро, выражающийся в том, что если слегка дернуть за пеленку, то ребенок, лежащий на ней, разведет руки и напряжет мускулы. Считается, что этот рефлекс остался от необходимости успеть уцепиться за мать при резком ее движении. Рефлекс Моро "работает" при подбрасываниях малыша вверх в процессе игры, к чему нужно приучать его постепенно. В дальнейшем ощущение "свободного падения" вызывает у ребенка неописуемый восторг.

Другой рефлекс - затаивание дыхания при погружении под воду - осуществляется при водных тренировках.

Наиважнейшее требование для обеспечения ребенку двигательной активности - категорический отказ от пеленания. К сожалению, практика тугого пеленания остается сегодня весьма распространенной среди родителей. Умение пеленать ребенка рассматривается ими как часть науки материнства. И новоиспеченные матери осваивают это с не меньшим упорством, чем полицейский учится обезвреживать преступника.

Мы уже говорили, что практика пеленания в родильных домах удобна для обслуживающего персонала, поскольку запеленутый ребенок дольше спит в условиях разделения с матерью и ни один врач не может объяснить разумно смысл этой варварской процедуры.

Родители часто оправдывают пеленание ходячим предрассудком "чтобы был ровненький" и якобы древней традицией. Да, действительно, в практике народного врачевания использовалось тугое пеленание, выполняемое особым способом, для лечебных целей, главным образом для исправления дефектов опорно-двигательного аппарата. В тех же целях использует так называемые "выкладки" и современная лечебная физкультура для новорожденных и грудных детей. Но это никоим образом не может распространяться на здорового ребенка. Это - необходимость, и необходимость печальная, поскольку ограничивает движения ребенка.

Пеленание, ограничивая движения малыша, затормаживает его физическое и психическое развитие, не дает свежему воздуху поступать к коже, затрудняет испарения с кожи, фиксирует тело в неестественном положении, нарушает кровообращение, приводит к быстрому угасанию многих рефлексов. Не позволяя младенцу осуществить свои естественные потребности, такие как движение и комфорт, пеленание приводит к ощущению беспомощности и к "отказу от поиска", что, как мы говорили ранее, снижает творческий потенциал, присущий человеку.

"Есть основание полагать, - пишет И. А. Аршавский, - что подобное пеленание прививает ребенку будущую психологию подчинения и имеет ряд других негативных в психологическом отношении последствий".

Наблюдение за малышами, рожденными естественно, в домашних условиях, показывает, что они активны с первых же минут после рождения, проявляя выраженный интерес к окружающему. Если ребенка не пеленают, то он в среднем меньше времени проводит во сне, раньше начинает выполнять сложные манипуляции с предметами, улыбаться и произносить первые осмысленные звуки.

Положите голенького ребенка на пеленку на животик. Сверху покройте еще одной пеленкой, а затем одеялом в зависимости от окружающей температуры (пеленка под одеялом защитит одеяло, если малыш "обделается"). Не нужно выдумывать лишних сложностей. Дайте ребенку развиваться свободно.

Более полно потребность в движении реализуется гимнастикой и плаванием.

4. Потребность в физиологическом стрессе

Да, да, именно в стрессе. Мы привыкли понимать под стрессом нечто опасное, вредное для здоровья. Часто родители, занимающиеся с детьми динамической гимнастикой и обливающие их холодной водой, обвиняются в том, что их дети испытывают стресс! И обвинители правы: ребенок действительно подвергается стрессовым нагрузкам. Не правы они в другом - стресс ни в коем случае нельзя рассматривать как отрицательный фактор.

Представление о стрессе как необходимом условии развития слабо освещается в популярной литературе для родителей. Однако от понимания этого вопроса зависит принятие или непринятие многих жизненно необходимых установок по отношению к ребенку. Представление о том, что ребенок "не должен подвергаться стрессу", приводит к созданию ему "тепличных" условий существования, недостаточной сенсорной стимуляции и обеднению среды.

Итак, что же такое стресс?

Понятие стресса ввел Ганс Селье: "Стресс есть неспецифический ответ организма на любое предъявленное ему требование".

Совершенно различные факторы (причем не имеет значения, приятны они нам или нет), вызывающие стресс, стрессоры, - дают в организме одинаковую биологическую реакцию (вследствие этого и названную неспецифической). Реакция стресса - это вызванная стрессором потребность осуществить приспособительную функцию и восстановить нормальное состояние.

Стресса невозможно избежать. Наш организм постоянно к чему-то приспосабливается. "Даже в состоянии полного расслабления спящий человек испытывает некоторый стресс. Сердце продолжает перекачивать кровь, кишечник переваривать вчерашний ужин, а дыхательные мышцы обеспечивают движения грудной клетки. Даже мозг не полностью отдыхает в периоды сновидений".

Г. Селье предлагает следующую теоретическую модель для иллюстрации отношения стресса и различных уровней раздражителя.

Хорошо видно, что уровень стресса никогда не равен нулю. "Полная свобода от стресса означает смерть".

Заметим и другое - не только чрезмерное раздражение, но и его отсутствие (депривация) приводят к увеличению уровня стресса.

Г. Селье выделяет три фазы стрессовой реакции (или, как еще говорится, общего адаптационного синдрома) на какое-либо воздействие :

1.  Реакция тревоги. В этой фазе происходит процесс мобилизации резервов, но сопротивление организма еще недостаточно. На начальном этапе оно даже уменьшается.

2. Фаза сопротивления. Уровень сопротивления поднимается выше обычного.

3. Фаза истощения. После длительного действия стрессора, к которому организм приспособился, постепенно истощаются запасы адаптационной энергии. Вновь появляются признаки реакции тревоги, но теперь они необратимы.

Г. Селье делает следующий вывод : " Наши запасы адаптационной энергии сравнимы с унаследованным богатством : можно брать со своего счета, но нельзя делать дополнительные вклады адаптационной энергии сверх унаследованного от родителей".

Селье признает, что стадия истощения после кратковременных нагрузок может быть обратимой, и стресс может не только снизить, но и повысить устойчивость организма к вредным факторам. Этот вид стресса называется эустресс, тогда как стресс, приводящий к болезни, дистресс.

Однако в любом случае "полное истощение адаптационной энергии необратимо. Когда ее запасы иссякают, наступает старость и смерть".

Именно такие взгляды на стресс в конце концов привели к стереотипу, что стресс это всегда плохо. Да, мы можем повысить сопротивляемость организма к какому-либо воздействию, но за это нам нужно заплатить.

И. А. Аршавский отмечает : "Г. Селье ввел в науку понятие "болезнь адаптации". Иначе говоря, он считал : за адаптацию надо платить заболеванием. Именно в этом коренится сложившееся отношение к стрессу как к некоему экстремальному патогенному фактору, который, часто повторяясь, является источником заболевания. Следовательно, стрессовых ситуаций надо всячески избегать".

Данные, полученные в исследованиях И. А. Аршавского, позволили конкретизировать понятие о стрессе и опровергнуть бытующее представление о предопределенности уже в материнской яйцеклетке величины энергетического фонда (адаптационной энергии) и о развитии как "постепенно затухающем восстановлении организма". И. А. Аршавский дал следующее определение адаптации:

"Адаптация есть реакция физиолого-морфологического преобразования организма и его частей, в результате которой повышаются его структурно-энергетические потенциалы, т. е. свободная энергия и рабочие возможности, а также общая неспецифическая резистентность".

Естественные условия развития Фото 1

Стрессоры, вызывающие такую форму адаптивной реакции, были названы физиологическими, поскольку "вызываемые ими энергетические траты окупаются энергетическими приобретениями выше исходного уровня". Адаптивная реакция на такие раздражители называется реакцией физиологического стресса.

Селье же на самом деле описывал патологический стресс.

Реакция физиологического стресса также имеет три фазы, но они принципиально другие.

При реакции физиологического стресса также повышается устойчивость организма к действию факторов, имеющих характер патологических стрессоров.

В результате действия физиологического стресса происходит "спиралеобразный переход развивающегося организма на новый, более высокий уровень потенциальных рабочих возможностей".

Все это позволяет сделать вывод : "иными словами, речь должна идти не о постепенной трате наследственного предопределенного энергетического фонда, а о непрерывном обогащении его".

Таким образом, мы должны различать стресс патологический и стресс физиологический.

Физиологический стресс - необходимое условие развития организма. "Нашими исследованиями установлено, - пишет И. А. Аршавский, - что рост и нормальное развитие организма возможны лишь в условиях действия физиологических форм стрессовых раздражений".

В естественных условиях (у животных) такими раздражителями являются колебания параметров среды обитания (перепады температур, влажности, нехватка пищи и т. д.) В наших условиях мы лишены многих естественных физиологических раздражителей. Поэтому правильнее сказать, что ребенок нуждается в стрессе, т. е. ему нужно его создавать. Конечно же, имеется в виду физиологический . стресс.

Каковы же раздражители, вызывающие реакцию физиологического стресса? Перечислим основные:

1)  двигательная активность - это главное условие развития, обсуждавшееся нами ранее;

2) температурные перепады и - особенно - температура окружающей среды ниже термокомфортной зоны;

3) гипоксемические экспозиции, т. е. умеренная нехватка кислорода;

4) солнечное излучение - естественный фактор, также вызывающий реакцию адаптации;

5) ограниченная калорийность пищи.

Все эти потребности обеспечиваются при естественном уходе за малышом, гимнастикой, водным тренингом и закаливанием.

Относительно ограниченной калорийности пищи отметим, что, конечно же, ребенок не должен голодать. Однако при естественном подходе и, соответственно, естественном грудном вскармливании у ребенка формируется нормальное регулирование пищевых потребностей. Он будет есть только тогда, когда голоден, и ровно столько, сколько ему необходимо.

Очень важно, чтобы предлагаемые ребенку нагрузки не переходили границы физиологического стресса, приобретая тем самым характер патологических стрессов.

Помимо физиологических и патологических стрессовых раздражителей, И. А. Аршавский вводит понятие диссипаторов, т. е. таких воздействий среды, которые не вызывают реакции адаптивного напряжения и тем самым снижают адаптивные возможности. Это избыточное питание, гиподинамия, высокая температура среды. Сюда же можно отнести нехватку сенсорной стимуляции.

5. Потребность в кормлении грудью

Грудному вскармливанию мы посвятили отдельную главу. Здесь же только отметим, что кормление грудью (не просто материнским молоком, а именно грудью) - необходимая составная часть естественного взращивания малыша. И кормление грудью также должно быть естественным.

Сегодня грудное вскармливание превращено в "науку" с четкими рекомендациями и распорядком. Однако кормление грудью -прежде всего акт, совершаемый между двумя любящими друг друга существами, сведение которого к строгим схемам приводит к разрушению самой главной его составляющей - ослаблению любовных уз, бондинга.

К счастью, многие матери не выдерживают этой "науки", предпочитая ей интуицию и материнское чутье. Всегда следует исходить из естественных потребностей ребенка, а не подчинять его (и себя) насильственно наукообразным умозрительным правилам.

Таковы основные потребности малыша, необходимые для его развития. Удовлетворяются они достаточно просто и естественно при условии, что родители также стремятся в своей жизни к простоте и естественности. Образ жизни ребенка всегда зависит от образа жизни родителей, поэтому в первую очередь нужно приобрести свой собственный опыт. Если родители сами не знают, что такое физическая нагрузка, едва ли они смогут привить вкус к ней своему малышу. Если родители не только не умеют плавать, но и боятся воды, тем более холодной, о каких занятиях в воде и закаливании может идти речь? Если в доме все подчиняется культу еды, ребенок поддержит это сразу же.

Семью следует рассматривать как целое. Ребенок не может быть сам по себе, он усваивает образ жизни своего ближайшего социального окружения. Поэтому естественное взращивание малыша это прежде всего работа родителей над своим образом жизни и над своими отношениями.