Как аукнется...

Категория: Дошкольная психология и педагогика детей

Правила поведения — как правила движения, не зная которых ненароком кого-то заденешь или сам врежешься в столб.

Выгодно быть вежливым. Себе всегда будешь приятен и другим тоже.

Понятно, что детей своих мы хотим видеть воспитанными и нередко сетуем на то, что, мол, в школе мало внимания уделяют культуре поведения, не обучают этикету.

Но не в семье ли это должно закладываться?

Рос послушный мальчик, росла милая девочка, а потом как с тормозов сорвались.

— Куда идешь?

—   Почему я должна докладывать?

—   Как ты с матерью разговариваешь!

—   Нормально.

Дверь захлопнулась, лифт загудел. Отец накапал валерианки: «Успокойся, мать, возраст у нее такой. Все они время от времени грубят». Хотя у соседей — девочка как девочка с матерью ласкова. И вообще приветливая, всегда поможет, если увидит в руках сумки. Везет же некоторым...

  ...В электричке встретились две женщины, судя по всему, давно не виделись, обрадовались друг другу.

—   Как твой сын?

—   Растет,— сдержанный ответ дополнила улыбка. Ясно: растет, как все, каждый день что-то новое, не соскучишься. Услышь эта женщина еще вопросы, наверное, с большим удовольствием рассказала бы о сыне, но их не последовало, да и первый, как оказалось, был просто вступительным аккордом к нескончаемому соло:

—  А у нас Машенька. Ой, ты ведь еще не знаешь, два годика ей вчера исполнилось. Она такая умница, все понимает, все говорит. Захочет гулять — несет пальтишко: «Мася деся», значит, Машу нужно одеть. Захочет кушать, несет чашку: «Мася тяй», значит, Маше — чаю... И дальше, и дальше...

Возбужденная мама достала из сумки пачку фотографий: «Вот «Мася» с куклой, вот «Мася» в «сянках»... Несмолкаемый щебет — ся-ся, тю-тю-тю — заглушал даже стук колес. Сидящие вокруг пассажиры — кто читал, кто вязал — удивленно поворачивались в сторону «Масиной» мамы. Хуже всего было ее знакомой, уставшей держать вежливую улыбку.

Первый шаг нашего ребенка, первое слово — не событие ли для нас, не радость ли? Радостью всегда хочется поделиться с другими. И все-таки то, что значимо для нас, не может быть в той же степени значимо для других. Забывая, рискуем стать надоедливыми и нелепыми. Это бы еще не беда. Нетрудно представить, как ведет себя «Масина» мама, когда кто-то приходит в дом. Демонстрируются не снимки — сама Маша: «Спой тете песенку»... «Расскажи стишок».. А девочка уже и в самом деле многое понимает. Уже усвоила, что она тут главная. Сама взбирается гостям на колени, требует, чтобы они складывали с ней кубики, смотрели, как она рисует. «Маша, нехорошо»,— на всякий случай говорит мама, но дочка и ей диктует: «Расскажи что-нибудь про меня». Потом начнут в этом доме оглушать гостей гаммами: «У Маши редкие музыкальные способности!», потом гордиться ее познаниями в английском... И в мелком тщеславии не заметят, что их будущие семейные неприятности уже взошли и будут расти.

   С окружающими мы чаще всего вежливы, корректны, тактичны, но куда все исчезает, когда рядом собственные

дети!

Отец пришел с работы, чем-то раздражен:

—   Папа, можно я пойду к Марине?

—  У тебя одни Марины на уме! Учи уроки! Знаю, как выучила! А ну марш за учебники, и чтоб духу твоего тут не было!

Когда-нибудь и это откликнется.

 

Сыну-первокласснику понравилась девочка, которую посадили с ним за одну парту. Поделился с мамой. А мама в этот же день весело рассказывает подруге по телефону: «Наш Никитка уже влюбился». «Мама, перестань!» — У Никиты слезы на глазах. «Вот дурачок, шуток не понимаешь».

«Дурачок» бестактности не понимает, смеха над его серьезными чувствами и проблемами. 

А чего стоит «педагогика» на людях. «Поздоровайся! А то подумают, что ты невежливый». «Ты забыл сказать «спасибо»». Чем больше прилюдных одергиваний и замечаний, тем меньше хочется следовать им. А если и Не возникает у детей чувства протеста, появляются скованность, зажатость, неуверенность в себе, трудности в общении. Каждый наш шаг, каждое слово, молчание — все находит в них отклик.

В парке на скамейке молодые мамы. Рядом — дети. У них свое общество. Учатся жить среди себе подобных. До чего же быстро вступают в контакты! «Давай играть». И уже дружба, сотрудничество. Два мальчика строят в песочнице город — возвели стены, башни, укрепили флаги — красные кленовые листья. «Бах!» — откуда взялась эта девочка? Подкралась, подняла над головой мяч и сбросила его на город. Один из «строителей» вскочил, толкнул девочку, та с ревом понеслась к скамейке, а навстречу ей  спешит мама, и конфликт разрешается с позиций взрослой силы. Что перед ней мальчишеская самооборона! «Чьи дети? Почему позволяете им руки распускать?!»

В стороне девочка лет трех кормит белку. Приставляет ладошку с орехом к стволу дерева, приговаривает: «Бела!  Иди, не бойся, дам что-то вкусное». Белка спускается, берет орех и стремглав вверх — на, ветку, грызть. И снова ладошка у ствола. Белка спускается, но на пути уже другая ладонь: подошел мальчик, на три головы выше. Девочка было захныкала, но мама остановила: «Машенька, мальчику тоже хочется белку кормить. Сейчас он дал орех, потом ты, потом он». Маша заглядывает в глаза «конкуренту»: «По очереди будем? Да?» Мальчик молчит, но всякий раз подставляет приближающейся белке свою ладонь. И его папа, он тут же, рядом, молчит...

Для взрослых все эти происшествия — не происшествия. Для ребят — драмы, борьба добра и зла, незаслуженные обиды, недостойные победы... Чем и как они обернутся?

Все лучшее — детям — закон нашего общества. А в каждой семье он преломляется по-своему. Танечке — первая клубника с рынка по баснословной цене. Ванечке — икра, к которой никто не посмеет прикоснуться: он растет, ему нужны витамины. Дело, как говорится, хозяйское, не предмет для спора. Тревожит другое: подчеркнутая исключительность любимого чада. От него даже не пытаются скрыть, что все это только тебе одному, тебе, любимому. Клубники уже вдоволь — целая миска на столе, а Танечка назидательно говорит отцу: «Ты не ешь, я потом еще захочу». И родители смеются: маленькая, а сообразительная! Возмутятся через несколько лет, когда подросток Таня потребует, не попросит золотые сережки, а подросток Ваня — магнитофон, и доводы, что у матери нет зимних сапог, а у отца пальто, не подействуют.

Счастье, когда дети растут помощниками. В воскресенье дочка без всяких напоминаний берется за пылесос, за тряпку. Мама радуется, похваливает, дочка еще больше старается. Аккуратная, она и лестничную площадку не забудет вымыть, швабра скользит у своей двери, у соседской, но... Тут ее рвение остановят: «Там необязательно размывать, чего это мы за всех должны»... А там, за дверью, живет одинокая старушка.

Интересная и важная закономерность отмечена почти во всех читательских письмах, пришедших на конкурс журнала «Чем семья крепка»: добрые, внимательные взаимоотношения в семье в прямой зависимости от уважения, внимания родителей ко всем людям, не только к близким — к соседям, к знакомым и незнакомым. Вот отсюда и можно отправляться к азбуке культуры поведения, которой мы хотим научить детей.

Интересное