Иметь ли второго ребенка?

Категория: Дошкольная психология и педагогика детей

ОБЯЗАТЕЛЬНО! Советует кандидат медицинских наук, детский психотерапевт В. Каган (Ленинград).

Казалось бы, ну чего ребенку не хватает? Что только мы не делаем для него! И все-таки понимаем, что никто и ничто не заменит тех отношений, которые возникают в семье между братьями и сестрами. Дело не только в том, что ребенок нуждается в общении. Он растет, и у него возникает потребность заботиться о другом — более слабом, чем он сам, существе. Здесь и ощущение своих новых сил, и первые ростки доброты и великодушия, даже материнства и отцовства. Но мы, улыбаясь, отнекиваемся год, другой, третий... И вот просьбы о брате или сестре звучат все реже и тише, а потом и вовсе прекращаются/Первенец уже не хочет делить любовь и внимание взрослых с кем-то еще.

Почему плохо быть единственным?

Единственный ребенок быстро привыкает к тому, что в семье все направлено на него. Он чувствует сверхценность самого факта своего существования. Ребенок привыкает воспринимать приятное как должное, а неприятное — как обидное. Нередко это приводит к тому, что он начинает открыто манипулировать взрослыми. Но вне семьи, где любовь и расположение других надо заслужить, такое манипулирование не принимается. Не здесь ли закладываются основы обиды на весь мир, которую мы нередко встречаем у взрослых? Трудно и родителям: по мере того как ребенок усваивает роль «света в окошке» обращаться с ним становится все труднее.

Надо ли бояться ревности?

Многие не решаются обзавестись вторым ребенком, опасаясь детской ревности, о которой они слышали или наблюдали ее в других семьях. Поскольку обычно привлекают внимание достаточно драматические проявления детской ревности, трудности часто кажутся неодолимыми. Между тем их вполне можно избежать.

Говорят, что ревность первенца проявляется меньше, если разница в возрасте детей составляет полтора-два года. Но это не так. Когда ребенок мал, он еще остро нуждается в родителях как в единственном связующем звене между собой и миром, ему очень трудно стать для кого-то опорой, защитой. Когда же он старше сестры или брата лет на 7—8 и занят своими «взрослыми» делами, малыш может быть для него неинтересен.

Так когда же?

Ответ подсказывают сами первенцы: это период трех-шести лет, когда они так настойчиво просят о сестре или брате. Действительно, это возраст, когда ребенок уже до-  статочно уверенно воспринимает себя как личность, стремится к самостоятельности и испытанию себя. Где же все это пережить, как не в общении с малышом?! Конечно, это не значит, что разница в возрасте ни в коем случае не должна быть больше шести или меньше трех лет. Но это значит, что в таком случае нужно уделить больше внимания подготовке первенца к появлению второго ребенка.

Как вызвать желание иметь брата или сестру?

Иногда родители начинают советоваться с первенцем. Это прекрасно, если они уверены, что получат именно тот ответ, которого ждут. А если нет? Что тогда — уговаривать, упрекать в эгоизме, ругать или просто делать по-своему? В любом случае ребенок будет чувствовать, что с ним не считаются, что еще не появившийся малыш уже угрожает его близости с родителями.

Наилучший путь состоит в том, чтобы сделать период беременности мамы временем взаимной предупредительности и заботы. Обстановка праздничного ожидания, возросшей близости ребенка и родителей будет надежным противоядием против детской ревности. Внимание ребенка к беременной матери не должно быть вниманием к якобы больному человеку: он может невзлюбить будущего малыша за то, что «от него маме плохо». Даже если беременность переносится тяжело, лучше не особенно демонстрировать это ребенку, особенно — девочке: ведь ей в будущем тоже предстоит готовиться к материнству, и лучше не запугивать ее заранее. Совсем хорошо, если ребенок узнает, что малыш начинает шевелиться еще в животе матери, что в это время он уже совсем человечек — с ручками и ножками. Пусть ребенок, положив руку на мамин живот, почувствует это шевеление. В первый раз это может вызвать испуг, но любопытство возьмет свое и постепенно ребенок захочет делать это каждый день, вместе с матерью как бы вынашивая малыша и уже действенно его любя — волнуясь, переживая, ожидая. Много лет я рекомендую этот путь, вижу, с каким недоверием порой воспринимаются мои советы, но ни разу не видел, чтобы решившиеся на такую подготовку родители сталкивались потом с детской ревностью.

Младенец появляется в доме

Его рассматривают,- им любуются, за ним ухаживают. Даже в самом лучшем случае старший будет хоть чуть-чуть ревновать. И это естественно. Я даже думаю, что этот момент драгоценен, если, конечно, мы поможем первенцу почувствовать, что чем больше и щедрее он делится с малышом родительской любовью, тем больше получает ее. Если взрослые остаются внимательными и ласковыми к нему, привлекают его к своей радости, заражают ею, если они позволяют старшему видеть и трогать малыша, чувствовать его нежное тепло, что-то делать для него, если не забывают, купив погремушку грудничку, принести вместе с ней что-то приятное и старшему — ревность достаточно быстро пройдет.

Однако слишком часто мы, взрослые, как бы отодвигаем старшего на задний план. Он одиноко тоскует в стороне, а вмешавшись, слышит: «Ты уже большой! Ты — старший! Тебе нельзя! Ты должен...» Стоит ли удивляться, что вместо любви к малышу, даже если она вначале была, мы вскоре сталкиваемся с неприязнью, требованиями «отнести его обратно» или «выбросить»? Это призыв о помощи. Не обращая на него внимания или наказывая маленького ревнивца, мы рискуем только усугубить ситуацию или вызвать невроз.

Что может произойти

Время от времени я сталкиваюсь с детьми шести — девяти лет, ведущими себя наподобие младенцев: они требуют кормить их из соски, начинают мочиться в постель и штанишки, стремятся спать в коляске и т. д. Бессознательно подражая малышу, делая то, что привлекает к нему внимание родителей, они пытаются восполнить переживаемый ими дефицит родительской любви. Если и это игнорируется или влечет за собой наказания, невроз может принимать более тяжелые и затяжные формы.

Вспоминаю 4-летнего малыша, упорно стремившегося задушить младшего брата подушкой. Родители поражались его злобности. Я же видел на приемах мягкого и доброго мальчика, необычайно трогательно отзывавшегося на любое проявление тепла. Из бытовых соображений его в середине беременности матери отправили к бабушке, которую он никогда не видел, и забрали, когда брату было 3 месяца. Разлуку с родителями он переносил так тяжело, что бабушка вынуждена была показать его врачу. Когда он вернулся, то увидел, что дома в центре родительских забот малыш. Он тянулся ко взрослым, а они время от времени ругали его за то, что он «не любит братика». Потребовались месяцы работы с семьей и мальчиком, прежде чем родители смогли спокойно оставлять братьев в одной комнате.

Выход только один

Лучше предупреждать, чем побеждать детскую ревность. Л для этого надо помнить простую вещь. Чтобы ребенок делился с малышом любовью, надо ему самому дать много любви: делясь, он не должен чувствовать обделенным себя! Он должен сознавать, что чем больше любви он отдает, больше получает. Только так, постепенно, с помощью родителей вырастет у первенца любовь, способная к самопожертвованию.