Что наша жизнь — игра!

Категория: Дошкольная психология и педагогика детей

Игры не просто полезны, они жизненно необходимы человеку вообще, но стократ — детям. Игры любые — подвижные и тихие, интеллектуальные и такие, в которых, на наш, родительский взгляд, никакого ума не надо. Если бы этот вывод был достоянием всех взрослых, если бы о нем знали не только все родители, но и воспитатели, учителя, говорить об этом, конечно, не стоило бы. К сожалению, не знают.                                                                           

Итак, какие же ошибки допускаем мы, родители, в вопросах детских игр? Прежде всего, образно говоря, не хотим (заняты, устали, лень, не придаем значения...) сесть на корточки или стать на четвереньки рядом с ребенком. Отделываемся тем, что покупаем игрушки. И — сердимся, а то и наказываем, если ребенок эти игрушки ломает, не хочет играть с ними. А не понимаем того, что играть ему одному скучно. Игра, практически любая, требует партнера. Какое-то время партнером может быть кукла или заяц, или медведь... Но ведь игра — это обязательно ситуация. А набор ситуаций с неодушевленным предметом весьма ограничен. Вот почему ребенку очень скоро даже с новой игрушкой становится неинтересно.

Возможность разобрать игрушку, что при отсутствии навыков и инструмента почти всегда выглядит как поломка ее — это уже интереснее. Это уже новая игровая ситуация. Для ребенка поломать — это игра. Для нас — материальный ущерб. Ну и соответственно наша реакция оказывается ребенку непонятной. Но ведь любознательность, стремление узнать «что у мишки в животе» — неотъемлемая черта детства. Значит, во-первых, игрушки следует приобретать такие, чтобы это не слишком отражалось на бюджете семьи, а во-вторых, когда-нибудь и самим, взяв отвертку, вскрыть игрушку и показать «внутренности».

Несколько слов о приобретении и хранении игрушек. Думается, серьезной ошибкой является посещение магазина игрушек вместе с ребенком. Сколько бы игрушек ни было дома и даже в детском саду, в магазине их все равно больше. Не только у ребенка, у взрослого глаза разбегаются. Сделать же выбор очень трудно. И если все-таки взрослые могут на чем-либо остановиться, то для ребенка такой подход в принципе невозможен. И потому конфликт в той или иной форме неизбежен.         

Кроме одной-двух любимых игрушек, как правило, используемых не постоянно, а лишь в определенных ситуациях, остальные достаточно быстро ребенку надоедают. В то же время обилие их рассеивает внимание, еще более снижает интерес к ним. Поэтому (но опять же — об этом надо думать, тратить время на это) периодически, и чем младше ребенок, тем чаще, игрушки надо убирать, а через 2—3 недели, месяц вновь давать ребенку.

Серьезная ошибка взрослых, когда они все же снизойдут до игры с ребенком, заключается в неумении выдержать грань допустимой снисходительности. Попытаюсь объяснить это на примере. Когда-то, заведя себе собаку, я занимался с ней в клубе служебного собаководства. Инструктор учил нас, как воспитать у собаки смелость. Если «чужой» (а это был, конечно, тоже кто-то из нас), замахнувшись на пса, тут же поворачивался к нему спиной и убегал, собака начинала верить в свою силу и пыталась догнать. Если же, замахиваясь, шел на нее, она трусила и пряталась за хозяина.

Примерно так и с ребенком. Если родители, согласившись поиграть с сыном или дочерью, будут подавлять ребенка своим интеллектом («Ну кто же так ходит? У тебя что, глаз нет, ты что, не видишь? Это неправильно, сколько раз тебе говорить...»), у него разовьются комплекс неполноценности, страх принимать решение, неуверенность в своих силах и т. д. С другой стороны, если все время поддаваться, «поворачиваться спиной и убегать», тоже ничего хорошего не получится. Это от служебной собаки требуется безоглядная смелость и даже безрассудство в защите хозяина, дома, границы. От человека требуется все-таки другое. И если, как часто бывает, родители не могут найти золотой середины и, не оказывая сопротивления, все время поддаются, ребенок вырастет с гипертрофированным самомнением и излишней самоуверенностью, за что жизнь обязательно накажет его.

Одним из важнейших условий игр ребенка можно считать чрезвычайную легкость перевоплощения. Прислушайтесь, с чего начинается большинство игр: «Я буду как будто мама, а ты моя доченька... Я как будто учительница, а ты ученица... Я как будто доктор, а ты больной...» А через пять минут наоборот: «Ты как будто доктор, а я больная...» К сожалению, взрослые так легко и быстро не входят и не выходят из роли. Надо избегать еще одной ошибки — быть все время только самим собой. В игре допустимо, более того, необходимо на некоторое время и самому стать ребенком. А как к играм детей относится медицина? Ответ однозначный — положительно. Особенно к играм подвижным, на свежем воздухе. Сейчас, когда серьезным бичом здоровья (правда, не только в детском возрасте) стала малоподвижность, медики видят спасение от нее именно в играх. Конечно, спорт и физкультура тоже хороши, но очень немногие из наших детей занимаются ими. Считать же достаточным объем движений, который дается во время пребывания ребенка в детском саду, а тем более в школе, нельзя при самом богатом воображении.

Ну, а может ли ребенок переутомиться, «перебегать» или «перепрыгать»? Здоровый — нет. По двум причинам: первая — у детей невелик запас выносливости, они просто физически не могут дать организму, сердцу такую нагрузку, которая бы была вредной для здоровья. И вторая — в большинстве случаев дети инстинктивно играют достаточно экономично в энергетическом плане. Только маме, наблюдающей с балкона, кажется, что ее ребенок беспрерывно носится часами. На самом деле практически все детские игры предусматривают чередование нагрузки с отдыхом. Вспомните, как вы играли сами — пробежка — остановка, пробежка — отдых.

Конечно, при некоторых заболеваниях двигательную активность детям приходится ограничивать — но врач об этом скажет. Во всех остальных случаях пусть бегают, пусть утомляются — и аппетит станет лучше, и сон крепче. А родителям необходимо позаботиться о профилактике простудных заболеваний. Дети простуживаются (кстати, и взрослые тоже) не тогда, когда им холодно, а когда в холод им жарко. Здесь нет никакого парадокса. Даже при значительном и длительном пребывании на холоде ребенок не простынет, хоть и замерзнет до дрожи. Потому что организм включит сложную систему обогрева (да вот и дрожь — это же мышечная работа, при которой вырабатывается тепло), до минимума сведет теплопотери.

Совсем другое дело в жару или когда ребенку жарко вследствие излишнего укутывания. В коже открываются бесчисленные «форточки» — поры, через которые с потом уходят избытки тепла. И стоит в этой ситуации какому-либо участку тела оказаться не защищенному одеждой или промочить, например, ноги — простуда обеспечена. Но игра здесь ни при чем. Это весьма распространенная, но упорно отстаиваемая родителями ошибка — закутать свое дитя так, чтобы и лица не было видно.

Интересное