Расслабление допустимо, пом оно не вредит эстетическому чувству.

Категория: Взаимоотношения в семье. Исследования, опыт

Ведь чувствовать себя свободно можно и в бриджиках, которые нравятся мужу (а рванье, хотяи чистое, не нравится).

Вот вскрыты почти все положительные и отрицательные для меня черты в моем альтер эго — в моем супруге... Отрицательные действуют на меня так, как будто сосед сверху производит бесконечный ремонт и пользуется сверлами по бетону. Что делать?

Ну, вопервых, используя деликатную психотехнику общения, надо попробовать повлиять, если в принципе недостаток устранимый. В моей психологической клиентке Юле было все хорошо для ее мужа, кроме того, что она сутулилась. В принципе она осознавала это как свой минус... А Виталий остро воспринимал это как дефект в красоте жены. Он постоянно морщился и напоминал ей. И как только Виталий ей напоминал, она исправляла осанку. Сразу восстанавливалась стройность. Продолжалось, однако, это пять лет, пока она не повела дочку Ксюшу на художественную гимнастику, где первым делом тренерша занялась осанкой детей. «Что же, я менее дисциплинирована, чем дети?» — топнула на себя ногой Юля. Она занялась аутотренингом, составила программу самовнушения, сутью которой было следить за осанкой. Купила в аптеке рекламируемый «паучок». Но паучок был слишком мягким напоминанием, она к нему быст

ро привыкла и снова стала сутулиться, даже с паучком. Тогда я показал ей, как сделать более строгий паучок (подобие строгого ошейника). Все просто. Петли из веревки с узлами надеваются на оба плеча спереди и связываются на спине. Достаточно туго, так что, когда Юля сутулилась, в плечи впивались узлы — это вам не мягкий эластичный аптечный паучок — и осанка мгновенно выправлялась. Ходи себе где угодно * хоть по комнатам и кухне, хоть на званых обедах. Ведь «строгого паука» можно скрыть блузкой из плотной темной ткани; не надо, конечно, надевать его под газшифон. Но долго использовать это «устройство» не пришлось. Оно выполнило роль физиологического тренажера, действовавшего по принципу оперантного рефлекса Фридерика Скиннера. Нецелесообразное действие — сгибание в крючок — подкреплялось отрицательными ощущениями — веревки с узлами впивались в нежные плечики. С моей стороны это не было садизмом. Я посоветовал способ, который сама психологическая клиентка тщательно исполняла. С ее стороны — это тоже не было аутоагрессией. Она старалась избавиться от дефектов антисексуального воспитания: грудь нельзя выставлять, это неприлично, ее надо прятать, вот она согбенно и прятала.

Согбенность — частая «вредная привычка». Можно с ней справиться, впрочем, и иным способом, но тоже все с помощью оперантного обусловливания. 20летняя Мария приехала из Курска ко мне на летний семинар в Большую Рябую (в тургеневский заповедник на границе Орловской и Тульской областей). Мы проводили тренинг: за конфликтогены (элементы инициального коммуникативного поведения, провоцирующие конфликт) штрафовали по возрастающей. Начинали с 0 копеек за конфликтоген. Повторный такой же конфликтоген стоил уже 20 копеек. В третий раз подан такой же конфликтоген — 40 копеек. Четвертое повторение — 80 копеек. И т. д. Мария, как и Юля, ходила согбенной. И ее 2й номер совсем не проступал на футболке с нарисованными большими глазами, которые выглядели как помятые... А так — хорошенькая и умненькая, ну, и в психологии уже начала разбираться. С Марией мы договорились брать с нее штрафы и за сгорбленность — приравняли к конфликтогену. Недалеко от истины. Испытание людей своей некрасивостью, которую в принципе можно устранить, — конфликтоген.

За пятое сгорбливание Мария выложила рубль 60 копеек, за шестое — 3.20, за седьмое — 6.40, за восьмое — 2.80... А вот девятого сгорбливания не последовало, так как за него следовало бы уже выложить 25.60... Это оказалось для Марии дороговато, значимо — и уже на бессознательном уровне служило регулятором ее осанки... И к слову сказать, стало понятно, что там, где на футболке были только непонятные складки трикотажа, на самом деле оказались очень сексапильные полушария. Я увидел, как глаза у группы, даже у женщин, устремились на глаза, нарисованные на футболке. А то на самом деле было все похоже на то, как у Маяковского написано: «Где у всех выпуклость — у этих — выем».

Ну что же, можно и так, только для этого требуется другое устройство: не узловатая веревка, а тренинговая группа... Она, может быть, даже похлеще узловатой верёвки.

Такие же дела с прической. Ну, проведите опросы мужчин, что им больше нравится в «приложении» к женщине: челочка или открытый лоб. Я проводил такие опросы: им больше нравится челочка. А женщины часто используют открытый лоб. А иногда они предпочитают вообще отсутствие прически — лишь бы в глаза не лезли волосы. Получается: патлы — сюда, патлы — туда. Черт возьми, я действительный член Академии имиджелогии. И я говорю вам, уважаемые дамы: мужикам нравятся челки. Очень даже интеллигентным. Вспомните у Пастернака:

«И чуб касался чудной челки И губфиалок.

Сошлюсь и на Пикассо. Взгляните на его девушку с цветком.

Открытый лоб — это вызов. Он должен быть идеальным, если уж вы его на себя надели. № то лучше менять прически. И увидеть себя надо с разных сторон. В зеркале видна только часть вашей головы. Надо смотреть на себя в нескольких зеркалах, а не в одном; сделайте фотоснимки, снимитесь на видео.

Одна эпилептоидка, в соответствии со своим психотипом, носила скобу на голове и фиксировала ею волосы, открывая лоб. Так удобно, — поясняла она, — волосы не мешают. Но при этом спрашивала меня, почему мужчины держат ее на положении товарища по партии, а не в роли сексуальной подружки. Даме было за сорок, и она рационалистично продекларировала свое кредо:

—  Както уже хочется разукрасить свою жизнь маленькими интригами. Дочери — двадцать, у нее своя жизнь, она со мной впечатлениями делится, а я обделенной себя чувствую.

У этой психологической клиентки была хорошая женская фактура. Но я постарался ее дискредитировать в ее глазах. Я предпочитаю психохирургию, а не бальзамические повязки. Мы отсняли ее обиходный имидж на видео. Вместе просмотрели. Она отшатнулась... Я сказал:

т Вот вы увидели себя со стороны; наверное, также отшатывались и мужчины.

— А как надо?

И мы долго возились с ее головой, отыскивая «как надо». А надо было, конечно, в первую очередь снять скобу и забросить ее в корзину для собачьих игрушек. Она это сделала. Я на свой страх и риск расчесал ее волосы во все стороны и сделал ей челку, подрезал ее ровно и утончил филировочными ножницами: Снова съемка на видео. Она поразилась:

— Теперь понимаю, почему отшатывались...

— Вы довольны собой?

— Я в себя влюбилась

Мужчины в группе были столь учтивы, что не говорили об изменениях, но стали столь игривы, что она отметила их «приставучесть». Прямо тут же один «товарищ по партии» (ну не по партии, ладно уж, но по группе) увидел в ней сексуальную подружку и проводил прямо до дома.

Я вовсе не собираюсь сейчас излагать парикмахерское ремесло. В последнем случае — это все равно было на интуиции. Тем более не буду преподавать всю костюмологию — читайте здесь обоснованные психологически и технологически книги сестер Сориных. Одна из сестер — президент Академии имиджелогии Елена Алексеевна Петрова. Так что книги эти — с психологическим фундаментом, но и написанные — тут уж я могу вообще быть экспертом — нормальным русским языком.

Несколько советов я все же рискну дать.

Если вы некрашеная блондинка, подойдут: и светлые тона, и темные, и «посередке» расположенные. Но если кожа смуглая, то нужен контраст — или черный цвет, или светлый, но не темносерый. У мужчин — то же.

Модельеры иногда выпендриваются так, что как будто специально нарушают законы гештальтпсихологии, раздела психологической науки, в котором главная тема — единый образ (геш

тальт). Всетаки голова ведь не должна быть отрезана от туловища, она нечто единое с ним. А один из вариантов «моды» — футболка и на ней пиджак. Меня передергивает — как будто готовят к гильотине; так перед казнью отрезают ворот у рубашки. Логично — рубашка с воротом, ладно, пусть и без галстука. Вроде встреча без галстука была символом раскрепощенности, свободы в отношениях, устранялась часть маски. Ну а галстук — тоже нормально — дисциплинирует: воротничок чтобы не перекашивался. Можно чтото среднее, как у Михаила Задорнова: водолазка и пиджак... Но не стоит так вот — пиджак на майку.

Эстетически приемлемым или, наоборот, неэстетичным может быть и поведение человека. Слишком уж часто я вынужден наблюдать в студенческой аудитории такое. Вроде бы даже красотка и... зевает: такие, знаете ли, потягушечки... Или сидит эдакий ковбой с голливудской улыбкой, ноги навытяжку вперед — «меня много»; дескать, смотрите какие у меня длинные ноги да еще в ботинках с очень острыми и с очень длинными носами. Но и это еще не все: я еще и руки могу вытянуть назад, тоже потягушечки, а вы, профессор, попробуйте так — так вас же осудят. Бррр... не хочется распинаться перед такими студентами, Но некоторые преподаватели скромны, они молчат, «не замечают», а может быть, и на самом деле не замечают... И в семье можно найти примеры такого антиэстетического поведения. Я уже иронизировал по поводу того, что мужу — бигуди, а начальнику — локоны. Кроме того, что в супружестве это антиэстетично, если вдуматься, так это ведь еще и несправедливо. Грим и крем — по поводу их у меня тоже сквозила неоднократно ирония. А помыться в ванне и не прибрать ее за собой... Дальше пусть фантазия и опыт каждого читателя увеличат число таких сюжетов.

Стоит обсудить случаи с «неисправимыми дефектами» внешности. Я рискую впасть в назидательность, однако, как говорил корольГарин в кинофильме «Золушка»: «Связи связями, но и совесть же надо иметь» Это правило приложимо и к теме «эстетика в семье». Я знал одного старого человека. Так именно на старости лет он решил разойтись с женой и найти замену на лучший вариант. Его знакомили — человек был достаточно значимый для многих людей. Но у каждой кандидатуры он находил неисправимые недостатки. У одной живот очень большой, у другой — руки грубые, у третьей — нос крючковатый, у четвертой — кожа морщинистая... Самому же ему было семьдесят пять со все

ми вытекающими для имиджа последствиями. Да коечто и другое в нем, прямо скажем, было далеко не эстетично: громко сморкался, при людях чистил уши, в носу торчали волоски, на бороде — крошки пищи. Но если ему, не дай бог, напомнить об этом, то было не избежать бурной реакции: что же я, под конец жизни не имею права на счастье? Этот случай, надо сказать, скорее эксклюзивный. Но и иллюстративный.

Отношения в супружестве тем лучше, чем терпимее относиться к некоторым физическим и психологическим недостаткам человека. Помогают многочисленные «зато». Не очень уж красива, зато умна и добра. Эти «зато» хорошо работают и в собственно эстетической сфере. Невыраженный бюст, но красивая попа. Землистый цвет лица, но черты его правильные и очаровательные. Полновата, но очень уж улыбка обаятельная. Так что известное «Лишь бы человек был хороший» пусть нам будет целительным самовнушением.

К тому же присмотримся: самито мы не совершенство. И себе прощаем. Поэтому, как только возникает критический настрой, давайте заведем привычку подойти к зеркалу и найти у себя то, за что нас надо прощать. И кстати, надо подумать, а что можно исправить в себе, чтобы не раздражать супруга. Можно не ходить в «трениках» с пузырями на коленях. Можно делать прически для мужа. Но с другой стороны, в расслабленности есть своя прелесть — такая вот своеобразная диалектика в супружеской этике и эстетике.

Вопросы семейной эстетики упираются также в психотехнику общения. Элементарные «пожалуйста» и «спасибо» — без этого никуда не деться. А ведь кажется, ну чего уж там, живем вместе, к чему эти формальности, лишнее это. А вот и не лишнее. Кашу маслом не испортишь. А вот разные там: «Я с тобой не разговариваю», «Ну ладно, хватит», «Кисонька, подай вон ту тарелочку... да не эту, а ту, господи, ни о чем нельзя попросить» — таких фраз примерно тысяча. И их надо изъять из лексикона, предварительно осознав почему... Я сел на своего любимого конька, но не буду его погонять, предлагаю читателю сесть на него вместо меня: читайте «Лабиринты общения» («АСТПРЕСС», 2002, 2003, 2004).

Ура, вот и добрались до «святая святых» семейных отношений — до финансовых проблем в семье. А то я все откладывал и откладывал этот разговор... Ну, с богом, потому что иначе тут не разберешься.

Итак...