Чтобы не распалась семья (размышления после суда)

Категория: Счастливые родители

— Безобразие! Я буду жаловаться! Зачем мне еще три месяца думать-мучаться?! — вне себя захлопывает дверь молодая женщина.— Он, видите ли, против развода... А я не хочу с ним жить. Четыре месяца в больнице наотдыхался, а когда узнал, что я третьего ребенка жду, умотал к своей мамочке. Он нас предал... И вообще я люблю другого человека,— голос ее срывается, в глазах злобное отчаяние.

Что же там между ними, прожившими пять лет вместе, произошло? Суду разобраться не удалось: истица — в сильнейшем возбуждении, ответчик, напротив,— в тупой молчаливой подавленности. И трое детей за всем... Можно ли торопиться с решением?

Эта скамейка в судебном коридоре не пустовала ни часа. Двенадцать дел о разводе было назначено к слушанию. Исключительный день? Нет, достаточно типичный для Зеленоградского народного суда. Город молодых опережает все столичные районы по числу распадающихся браков.

И вот именно отсюда раздался настойчивый голос общественности,, активно занявшейся проблемами укрепления семьи, продлить до года во имя интересов детей применяемую сегодня народным судом трех — шестимесячную отсрочку для примирения супругов при рассмотрении бракоразводных дел.

Аргумент? Цифры сохраненных в прошлом году семей: 10 из 40, которым по-умному, чутко помогли авторитетные  люди на производстве, 136 из 755 — в результате работы суда и влияния примирительной комиссии при исполкоме.

А каков мир в этих семьях — худой или добрый?

Дважды откладывала народный судья С. Б. Григорьева решение по иску о разводе, поданному в феврале прошлого года Татьяной О-вой, а в августе закончила дело такими словами: «Иди, Игорь, купи Тане цветы и берегите друг друга».

Как у них жизнь, у О-вых? Заглянем.

Ясный свет и улыбка в глазах встретившей меня молоденькой женщины лучше всяких слов поведали: здесь согласие. Живут, правда, тесновато. «Да не в обиде,— уточнила хозяйка.— А на новой работе у Игоря замаячила перспектива получить отдельное жилье».

Не вышло у них совместной жизни со свекровью. Утешение от мучительных ссор Игорь нашел в водке. Дважды Таня уходила с ребенком от них в свою комнатку. Терпеть мужа-пьяницу? Нет уж!..

—   Когда первую отсрочку на три месяца дала нам судья, я злилась, возмущалась: «Вот формалистка!» А однажды увидела из окна, как Игорь с дочкой в саду играет, и такая пронзила тоска... Но из упорства на своем стояла: развод и развод! Спасибо судье Светлане Борисовне — вложила нам обоим ума. Теперь-то я понимаю, что мы могли потерять, отнесись она к делу формально. Нет, с разводом не семь — десять раз надо отмерить, прежде чем отрезать. Считаю, полезно продлить срок на раздумье супругам,— убежденно заключила Таня.

Такое же мнение высказали три другие примирившиеся пары.

А как думают специалисты? Десять лет народный судья С. Б. Григорьева ведет дела о разводе.

—   Растянуть примирительный срок до года? — задумывается Светлана Борисовна.— Полагаю, закон менять не следует, при необходимости мы и так идем на задержки. Как правило, даже первое знакомство с разводящимися позволяет определить, где нити уже оборваны и оттяжка развода лишь ненужная волокита, а где связи, хотя и болезненно нарушенные, можно заживить, и фактор времени, безусловно, сыграет положительную роль.

Торопливость при разборе семейных дел любого характера вообще противопоказана. Ведь даже для установления определенного контакта с разводящимися требуется какая-то временная дистанция. Порой далеко не сразу нащупываются истинные истоки раздора. А они, увы, бывают и крайне несерьезными. Мы же, судьи, постоянно в цейтноте и при поверхностном подходе можем не уловить этого. Отсюда разводы, которых могло и не быть.

Причины, ломающие семью, меняются. Если вчера на первом месте было пьянство одного из супругов, то сегодня — измена, утрата духовной общности. А за этим, в свою очередь, глубинные аспекты психологического, физиологического, нравственного порядка, этичесхой культуры. Нередко семью раздирают изнуряющие ее конфликты из-за простого неумения людей, особенно молодых, строить совместные отношения, нежелания преодолевать неизбежные в жизни трудности, какие-то лишения. В таких случаях сам по себе лечащий фактор времени вряд ли спасет семью от развала. Наши истцы и ответчики очень часто нуждаются в авторитетном, квалифицированном специалисте-психологе, психотерапевте. Если перед подачей заявления о разводе супруги побывают на приеме у них, бракоразводных дел будет меньше...

Двадцать один год супружеской жизни за плечами у этой пары. Неприметная собой женщина в слезах и степенный, внутренне напряженный мужчина. Сын уже в армии, а дома неизлечимо больная дочь.

Женщина: Я жить с ним не могу и не буду. Я даже рядом с этим человеком находиться не в состоянии. У него другая женщина, он полгода дома отсутствовал. Пожалуйста, не задерживайте развод.

Мужчина: Я против. Утрясется все... Виноват я, конечно. Но у нас дочь. Кому она, больная, нужна, кроме нас? Судья: Вам действительно дорога семья? Мужчина: Да. И я постараюсь... Суд откладывает решение по делу на три месяца. Разные испытания предлагает каждому из нас жизнь, требуя мужества, жертв, терпеливого борения с самим собой... Иначе как оставаться человеком, опорой росткам, которым дал жизнь?

Дети при разводе — наша общая боль и беда. Как уменьшить, предотвратить неоправданные потери? Что можно улучшить в сегодняшней судебной практике ради предупреждения поспешных, ошибочных решений? Разные высказаны точки зрения. Давайте поищем, подумаем вместе.

Интересное