Фотопериодизм

Категория: Свет и температура

Так на научном языке называют комплекс явлений, вызываемый изменением освещенности. Фотопериодизм — биологическая реакция растительного организма на эти изменения.

Дни имеют разную длину в зависимости от сезона. Увеличение или уменьшение длительности светлого периода суток служит для растения сигналом включения тех или иных процессов роста и развития. Растение генетически «запрограммировано» не на собственно возрастные перемены (тем более, что многие виды каждую весну как бы начинают жить заново), зависящие исключительно от времени типа через столько-то дней — росток, через еще сколько-то — первая пара листьев и так далее. Они, зависящие от климатических факторов, просто не выжили бы при таком условии. Даже температура сама по себе — не исчерпывающий параметр: бывают очень холодные годы, бывают — теплые, бывают с непредсказуемой сменой холодных и теплых фронтов и т. д. Только одно постоянно из года в год — циклы освещенности. Они-то и стали для растений основой главной жизненной программы.

Пока длина светового дня не достигнет определенной (так называемой «критической») длины, растение не станет цвести. Если она будет превышена — тоже. Но ведь для декоративноцветущих растений самое главное — цветок, и потому не знать или забывать об этой особенности никак нельзя.

Фотопериодическая реакция многих видов растений настолько точна, что разница между длиной периода освещенности, при которой оно зацветает и при которой цвести не станет ни за что, составляет всего пятнадцать — двадцать минут. При этом часто важна не абсолютная длина светового дня, а именно сравнительная ко дню предыдущему, будет ли он короче или длинней некоего критического периода.

По требованиям к световому режиму цветы делятся на короткодиевные, длиннодневные и нейтральные (которые, впрочем, тоже не вполне нейтральны).

Мало того, с некоторыми растениями происходят чуть ли не фокусы! Вот мы, ни о чем не задумываясь, включаем ночью люстру — а для длиннодневного растения достаточно одной минуты света ночью при коротком дне, чтобы оно

зацвело, тогда как короткодневное в ответ на этот «импульс» света цвести откажется наотрез. И период непрерывного света, и период непрерывной темноты почти одинаково важны.

Происхождение растения и здесь будет играть решающую роль. Достаточно вспомнить географию на уровне среднеобразовательной школы, чтобы ответить: может ли световой день в экваториальной зоне достигать 16 часов или хотя бы по 14 часов в течение двух недель.

Короткодневные растения цветут весной или (иногда — и) осенью, длиннодневные — летом.

Некоторым достаточно одноразового сигнала, другие требуют более длительной экспозиции: эти «тугодумы» среагируют на изменение освещения через несколько недель.

В одной из оранжерей нашего города, в которой выращивались хризантемы на продажу, однажды случился «полный кошмар»: огромные шикарные цветы распустились на стеблях... длинной всего лишь около пятнадцати сантиметров. Причина была проста: неполадки с освещением. А убытки... Комментарии излишни.

Растения, находившиеся в условиях длинного дня, имеют более высокие стебли, чем растения в условиях короткого дня.

И снова, как всегда, ни одно из жизненных проявлений не является чем-то изолированным: в природе взаимосвязано все.

Связана с фотопериодизмом и так называемая яровизация (выдерживание семян при определенной, обычно близкой к замерзанию, температуре): благодаря ей можно превратить длиннодневное растение в короткодневное, и наоборот. Яровизированная озимая рожь становится типичным длиннодневным растением, шпинат — короткодневным, клевер вообще теряет зависимость цветения от длины дня. Этот факт для цветоводства прямого практического значения пока не имеет: эксперименты проводились, в основном, с сельскохозяйственными культурами, но на всякий случай запомнить его можно. И для общей эрудированности, и для экспериментов, которые могут открыть новые возможности в выращивании цветов.