Из истории

Категория: Разное о воспитании детей
...То, что необходимо настоящему человеку, должно быть намечено в детском и юношеском возрасте.
 К этому надо подойти со страшной осторожностью и пониманием.
С. Т. Шацкий

В истории русского революционного движения известен удивительный человек, чья жизнь оборвалась очень рано. Виргилий Леонович Шанцер. Подпольная кличка — Марат: так называл его В. И. Ленин. Политические взгляды Шанцера разделяла жена, Наталья Федоровна. В семье воспитывалось трое детей. Младший, Евгений, не помнил отца — тот умер, когда мальчику не исполнилось и 6 лет. Но незримо Виргилий Леонович по-прежнему присутствовал в семье. Мать часто повторяла: «папина книга», «папино любимое варенье»...

Маленькому братишке рассказывали об отце старшие дети, которые вместе с ним были в ссылке в сибирской тайге. У Евгения складывался образ несгибаемого большевика-ленинца, доброго, честного, справедливого, под его огромным влиянием формировался характер. А в 12 лет Женя получил неожиданный подарок от матери — Наталья Федоровна переписала для него письмо А. И. Герцена старшему сыну: «Любезный Саша, через пять дней тебе будет двенадцать лет. Поздравляю тебя, мой друг, ты становишься всё; больше и больше человеком. Пора тебе продолжать начатое мною... я служил на пользу России словом и делом...»

Когда свершилась революция, Евгений Шанцер вместе с такими же, как он, мальчишками выполнял поручения революционных рабочих...

Впечатления детства, отношение ребенка к героическому подвигу во славу Родины являются той основой, фундаментом, на котором формируется его гражданская позиция. Невольно вспоминаются замечательные слова Шарля Монтескье: «Лучшее средство привить детям любовь к отечеству состоит в том, чтобы эта любовь была у отцов».

От старших к младшим, от родителей к детям передаются идеалы, традиции, мироощущение. Малыш еще не умеет говорить, а мы уже показываем ему все, что нас окружает, — зеленый луг, березки под окном, светлые здания. Он радуется тому, что видит. Когда подрастет, мы объясним ему, что все это — маленькая частица нашей огромной Родины. «Вложите, матери, в детей любовь к Отчизне» — с таким призывом хочется вслед за поэтом обратиться к женщинам.

Иной раз мать не знает, как самой справиться с сыном, если отец в длительной командировке, в долгом плавании — порой месяцы, даже годы. А его письма? Наказы? Что скрывать, мужьям время от времени приходится выслушивать от жен в присутствии сына или дочери упреки за то, что они буквально горят на работе. Тем самым дети невольно приобретают черты равнодушия, эгоизма, у них не развивается чувство долга. И напротив, неназойливо подчеркивая лучшие черты характера мужей, женщины пробуждают у ребят естественное желание перенять эти качества.

Приведем записи жены офицера, который служил в Афганистане. Галина Дудина размышляет о том же, о чем мы сейчас говорим: может ли отец на расстоянии воспитывать ребенка.

«День был пасмурный, и рассвет еле-еле пробивался в комнату. Дети еще спали, а я глядела в окно на чуть видимые деревья, уже облетевшие, голые. И вдруг услышала: кто-то отпирает ключом дверь. Вздрогнула — ведь ключ только у меня. Рванулась в прихожую: он! Прилетел. На несколько дней. Припала к кожаной куртке, то ли смеюсь, то ли плачу. Мальчишки проснулись, повисли на отце: Антошка на одной руке, Виталий — на другой. А я села, подняться не могу. Будто ноги отнялись. От радости, наверное, тоже так бывает.

Несколько дней превратились в сказочный сон. Приближались ноябрьские праздники, и муж возвратился в Афганистан.

Уложив сыновей спать, сажусь за очередное письмо. Прежде чем перечислить все, что случилось за день, мысленно представляю далекий аэродром, перебираю прошлое.

Все-все помню. Помню, когда родился младший, Антон, мужа тоже дома не было — улетел на Дальний Восток. Наши общественницы принесли мне цветы. Я жила в городке недавно и не сразу почувствовала, какой здесь дружный народ. А сейчас, когда муж служит там, где его нередко подстерегают опасности, ощущаю это на каждом шагу.

Перед тем как Виталик пошел в первый класс, отец написал сыну:

«Поздравляю тебя со званием школьника. Учись хорошо, не ленись, слушайся маму и помогай ей, гуляй с Антоном, ты теперь мужчина в. доме вместо папы...»

Похоже, Виталик накрепко запомнил напутствие отца, потому что, вернувшись из школы, вдруг повторил его слова:

— Ну, как ты тут справляешься?

И интонация та же, озабоченная. Мне стало и смешно и грустно. И точно Евгению, я ответила сыну: — Хорошо справляюсь...»