Мальчишки любят играть в войну

Категория: Разное о воспитании детей
Пусть ребенок знает, что от игрушки в его руках до понятия о боге и от мифа о Прометее до идеи всемирного братства —
все на земле сотворено жившими до него, все стоит великих трудов, тяжких усилий,—
пусть... ребенок учится уважать труд отживших поколений, труд своих предков.
Он должен знать жизнь своей семьи, своей родины и своей земли...
А. М. Горький

Мальчишки любят играть в войну. Когда собираются вместе, среди них непременно отыщется «красный командир». А кому-то надо стать «синим» или просто «врагом». Суть, собственно, не в звучании слов — в значении. Ведь ребята всегда делятся на два лагеря. Одна группа — «наши». Другая по правилам игры должна находиться, образно говоря, по ту сторону баррикад. И все прекрасно понимают, что «противника» ждет разгром, знамена его рано или поздно «наши» бросят на землю...

По-иному в войну мальчишки не играют. У них, какой бы возраст мы ни взяли, все выглядит так, как в большой жизни. Обязательны две противоборствующие группировки. Вот только никому не хочется оказываться в шеренгах второй, «не нашей» стороны. Поэтому сюда чаще всего ребята определяются «со скрипом», а порой формирование фронта «синих» сопровождается откровенным ревом. Заметим, кстати, и ту немаловажную деталь, что в строй этот нередко зачисляются самые слабые, маленькие, неголосистые, нерасторопные — словом, те, кто не умеет постоять за себя, дать отпор.

Что касается «наших», то здесь, как вы понимаете, всегда полный порядок. Среди них хочет находиться каждый...

Таковы уж мальчишки. Хотя, впрочем, за этими неписаными правилами просматривается и нечто другое, весьма серьезное, если подойти к привычным для нас ребячьим затеям с позиций высокой социальной значимости. У детей как бы сам по себе сложился в процессе игр невидимый для глаза, но вообще-то великолепно действующий механизм понимания того, что быть в рядах «наших» — значит сражаться за правое дело, за добро, за справедливость, за Родину, наконец.

Ребята, правда, не оперируют такими высокими материями, даже, может, не задумываются над ними. Но им и без того все предельно ясно. Потому и нет отбоя от тех, кто желает влиться в ряды «наших».

А как быть с другим, «враждебным» лагерем? Вот тут-то и не хватает нередко взрослого, родительского слова, чтобы разрешить все мальчишечьи сомнения, погасить недовольство детей, которым выпала роль «синих». Наша поддержка, одобрение в подобных случаях способствуют сохранению необходимых для игры позиций и условий, но главное — помогают закладывать, формировать в совсем еще юной душе основы гражданственности, патриотизма.

Вот только какие слова лучше всего воспримутся нашими мальчишками?

Ответить на этот вопрос нелегко, поскольку готовых рецептов на все случаи жизни, разумеется, не найти. Их просто нет. Скорее всего, надо уметь родительским сердцем почувствовать, что особенно созвучно в ту или иную минуту настроению ребенка, чтобы вызвать в нем наибольший отклик. Без пробуждения, развития нашей педагогической наблюдательности, чутья, культуры вряд ли можно рассчитывать на успех в воспитании детей.

Лет семнадцать назад издательство «Знание» выпустило книгу А. С. Березиной «Всегда ли мы правы?». В основе своей эта интересная работа касается проблем психологического контакта между старшими и младшими в семье. В конце книги автор делится мыслями о путях, средствах, позволяющих достичь неплохих результатов в формировании патриотических чувств, взглядов ребенка.

А. С. Березина вспоминает, как застала своего сынишку играющим в войну: на голове — бумажная пилотка, сделанная в школе к Празднику Победы, на широком солдатском ремне висят два детских пистолета, меч. Витя сосредоточен, совсем по-взрослому готовит себя и снаряжение к бою. Глядя на серьезное лицо мальчика, мать внезапно осознает, что до боли родной, совсем еще маленький человек под влиянием какой-то внутренней силы способен сейчас действительно идти «на войну» и биться там до тех пор, пока не очистит нашу священную землю от всех врагов.

А в комнате звучит тревожащая сердце песня. Мягкий, задумчивый голос Марка Бернеса наполняет щемящей грустью каждую клеточку души.

Враги сожгли родную хату, Сгубили всю его семью. Куда теперь идти солдату, Кому нести печаль свою?..

Наблюдая за ребенком, мать приятно удивлена: откуда в нем, семилетнем, столь острое чувство Родины? И хотя это только детская игра, но как интересна она с психологической точки зрения! Ребенок проник в дух песни военных лет, понял, что долг солдата — защищать Родину, отомстить врагам, найти в себе силы продолжать борьбу и тогда, когда, кажется, тебя буквально захлестывает отчаяние ...

Давайте и мы поразмышляем, откуда же берется наше самое большое, самое светлое, великое чувство — любовь к Родине? Говорят, человек рождается с ним. Но почему одни люди испытывают его сильнее, другие — слабее? И вправе ли мы положиться лишь на врожденный инстинкт ребенка? Полагаем, вряд ли. Разве можно безучастно относиться к тому, какими станут завтра сегодняшние мальчишки и девчонки, наши дети? Какие книги прочтут? Какие идеалы позовут их вперед? Надежда Константиновна Крупская писала Муромским рабочим: «Хорошие у нас ребята растут, но много надо еще заботы о них, чтобы вырастить из них людей сознательных, способных довести дело до конца, за которое боролся всю жизнь Ленин, за которое будет бороться вся наша партия...»

Да, чувство патриотизма пробуждается у нас с колыбели. Родина начинается «с той песни, что пела нам мать». Развитие этого чувства в душе ребенка нельзя пустить на самотек, нужно непрерывно контролировать, направлять его.

Кто не знает, насколько благотворны для ребят путешествия! Перед ними расширяется мир, до того ограниченный городской квартирой, улицей или затерянный где-то в лесу, среди полей. Взору ребенка открываются просторы Родины — города, деревни, реки, он узнает историю тех мест, куда привозят его взрослые. А одновременно и историю всей страны, потому что все взаимосвязано и нет такого уголка, которого бы не коснулось дыхание времени, дыхание событий, совершавшихся в Стране Советов.

В первом своем проявлении патриотизм даже и не имеет другой формы,
кроме пристрастия к полям, холмам родным, златым играм первых лет и пр.
Но довольно скоро он формируется более определенным образом,
 заключая в себе все понятия исторические и гражданственные,
какие только успевает приобрести ребенок. Патриотизм этот отличается,
до известной поры, полною и безграничною преданностью всему своему.
Н. А. Добролюбов

Есть остров на Псковском озере. Ширина его — всего каких-то двести — триста метров, длина — километра два-три. Сюда привез Петр Иванович Матаев своего внука. Они сошли с маленького пароходика, причалившего рядом с рыбацкими лодками, и пошагали по длинной улице, которая тянулась из одного конца села в другой. Остров напомнил Ване качающуюся на волнах шлюпку: нос резко приподнят над водой, корма низко опущена. У воды темнели большие валуны. По дороге многие люди окликали деда, уважительно расспрашивали о Москве, где теперь жил Петр Иванович, советовались о своих личных делах, радовались встрече. И знакомились с внуком, которого видели впервые. Рыбаки обещали взять Ванюшу на лов рыбы.

На этом острове начиналась дедушкина родина. Не только потому, что Петр Иванович тут появился на свет. Здесь ветеран строил Советскую власть, отсюда в феврале 1918 года ушел воевать за нее с белыми под Псков.

Вечером дед рассказывал мальчику, как в доме, где они остановились, провел свое босоногое детство. Отец надолго уходил на заработки в Питер, мать трудилась грузчиком. Немало лишений выпало на ее долю, пока не подросли дети. Зимой, когда завывала за окном вьюга, чудилось, будто все окрест занесло снегом. Белая пустыня простиралась на много верст кругом. А осенью бушевали штормы — не слабее морских. В избах тлели лучины, керосиновые лампы, тускло освещая лавки да печь. Ребятишки — у Матаевых их было четверо — часто ложились спать голодными.

Ваня буквально весь обращался в слух. И когда Петр Иванович повел его в гости к соседям, попросил показать лучину или керосиновую лампу. Но в просторных домах ярко горело электричество, светились голубые экраны телевизоров — совсем как в Москве.

Целый день гуляли по берегу, возле больших гладких камней, на которые пытался залезть Ваня. Петр Иванович просил его запомнить красоту здешних мест.

— Дедушка, давай по обрыву взберемся вверх, — потянул за руку внук.

Высоко поднялись по земляной тропинке. Счастливые глаза Ванюши сияли гордостью: если смог взобраться сюда, значит, сильный. А Петр Иванович вновь говорит:

— Посмотри, как красиво! Какая даль перед нами! Вон до соседнего острова километров десять, не меньше. От озера вообще глаз не отвести.

— Да, красиво, — соглашается Ваня. — Ну, пойдем выше...

По-прежнему мальчика больше волнует горка, которую он решил одолеть. Изумительные виды родной природы пока мало трогают его. В таком возрасте еще, вероятно, недоступно понимание этой красоты, не возникает ощущение, что вся земля раскрылась перед ним.

Петр Иванович, однако, не успокаивается, хочет, чтобы внук уже теперь, в детстве, рассмотрел и навсегда полюбил остров на Псковском озере. Ведь любовь к родной природе — неотъемлемая, существенная часть общего патриотического настроя, любви к Родине. Это одна из основ, опор, на которой складывается в юной душе чувство патриотизма. Непросто пробудить у ребенка восторженное отношение к родному краю. Иные и повзрослев внушают себе: все эти цветочки, травы, лазурь — ерунда, мол, ненужная лирика.

На самой верхней точке острова Ванюша все-таки замер в восхищении перед распахнувшимся безбрежным простором. Подошел к памятнику, о котором ему еще в Москве говорил дед. Пять штыков, опутанные рыбацкой сетью, взмывали в небо. Под ними лежали якоря. На самом высоком мигала, как маяк, красная звезда, видная рыбакам издалека.

Потом Петр Иванович привел внука в музей. Его экспонаты повествовали о жизни рыбаков до революции, об их борьбе за Советскую власть, о красных героях. Особенно поразил Ваню здесь портрет деда.

Патриотическое воспитание имеет множество граней. Первая из них — видение мира.
 То, что открывается перед человеком с первых же шагов его сознательной жизни —
 с того момента, как он подумал и пережил,— он должен не только видеть и понимать,
 но и любить, дорожить им, считать своим, чувствовать себя частицей мира, в котором родился.
 Позаботьтесь, чтобы, тысячи тончайших нитей связывали личность с Отечеством —
это первый совет отцу, матери и педагогу. Мы заботимся о том, чтобы в сознании,
 в эмоциональной памяти детей запечатлевались, навсегда оставались мельчайшие детали
 родной природы, те незабываемые уголки, из которых постепенно складывается мир,
 дорогой человеку. Речь идет о том, что называется памятью сердца.
В. А. Сухомлинский

Пожалуй, такой силы эмоции захватывают ребенка, когда с экрана телевизора или с фотографии в музее смотрит на него человек, к которому он привык в домашней обстановке. Происходит некий психологический поворот. Совсем иными предстают вдруг родные люди. Сколько помнили себя, шестилетний Ваня и его младший братишка Петя чуть ли не ежедневно общались с Петром Ивановичем — для них просто дедушкой, обожающим внуков, готовым дарить им любую дорогую игрушку, несмотря на сердитые возражения матери. Генерал Матаев мечтал, что внуки пойдут по его пути, поэтому дом заполняли игрушечные автоматы, макеты самолетов, танков. И вдруг — портрет...

Вечером, перед сном, Ваня расспрашивал, как Петр Иванович стал военным. Оказывается, деда еще при царе отправили солдатом на первую мировую войну. После ранения врачи в госпитале возле Пскова долго лечили ему ногу. Когда разнесся слух, что немцы наступают, все, кто мог ходить, ушли из госпиталя. С костылем в руках доковылял солдат до берега. Оттуда земляк переправил его на Талабинский остров, где Петр Иванович впервые познакомился и сблизился с теми, кто готовил революционный переворот, потом создавал Красную гвардию, защищал Советскую власть. Руководил ими учитель Ян Залита, эстонец, чей портрет тоже висел в музее.

— А дальше? — теребил замолчавшего деда внук.

— Дальше я утром тебе расскажу.

Мальчик заснул. Но чуть ли не с первыми лучами солнца опять затормошил Петра Ивановича:

— А дальше что было?

Видно, так устроен детский мозг — живо воспринимать то, о чем рассказывают. Сказку ли слышит, быль, переживает так, будто сам участвует в событиях.

Иван не спускал глаз с деда, не прерывал ни единым словом, жестом. Словно воочию наблюдал, как бурной ночью подошли к берегу корабли белогвардейцев, .увезли пятерых большевиков, членов ревкома. Зверски замучив Залиту с его четырьмя товарищами, враги бросили их в озеро. Позже остров получил имя Яна Залиты. А Петр Матаев воевал на гражданской, сражался под Псковом, учился в академии.

Петр Иванович мечтал увековечить память погибших революционеров. И колхоз воздвиг им на острове обелиск. Теперь маяк светит не только рыбакам — многим ребятам

с острова указывает путь, учит служить Родине, быть мужественными, самоотверженными.

...В авиационном гарнизоне зазвучал сигнал сбора. Через мгновение из дверей домов выбежали летчики, штурманы, техники, застегивая на ходу куртки, натягивая шлемы. Большой сбор — значит надо быстро, как требует воинский устав, оказаться на аэродроме. Мальчишки с завистью глядели вслед. Сама гарнизонная жизнь звала их к романтике подвигов и воинской службы. Торопясь вместе со всеми, внук Петра Ивановича Матаева, старший лейтенант Иван Симонов мчался на мотоцикле по серой ленте шоссе к самолету. Вспомнились ему в это мгновение остров, дед, маяк, который осветил и его жизнь.

...Давайте детям больше и больше созерцание общего, человеческого, мирового;
 но преимущественно старайтесь знакомить их с этим через родные и национальные
 явления: пусть они сперва узнают не только о Петре Великом, но и о Иоанне III,
чем о Генрихах, Карлах и Наполеонах. Общее является только в частном:
кто не принадлежит своему отечеству, тот не принадлежит и человечеству.
В. Г. Белинский

Так из чего же складывается патриотическое воспитание, что объединяет в себе чувство любви к Родине? Конечно же, это любовь к родной природе, к родному краю, где ты родился, вырос, частицей которого являешься. Это и любовь к своему народу, а в более конкретном детском мышлении — к тем или иным людям. Это и ощущение того, что без родной земли ты не можешь жить, что только здесь твое место и вся твоя деятельность направлена на благо земли, давшей тебе жизнь, на благо Родины. С другой стороны, патриотизм предполагает, разумеется, глубокую ненависть к тем, кто покушается на твою землю, к врагам Отчизны, к любым угнетателям, наконец, ко всем циникам, для которых понятие «Родина» — пустой звук.

Вас, естественно, заинтересует: как же в семье прививать эти чувства ребенку? Путей, на наш взгляд, здесь немало. Одним из них может стать тот, о котором мы только что рассказали: взять да и съездить с сыном или внуком на далекий остров-, навсегда вошедший в самые глубины сердца. Или, положим, махнуть на денек-другой в деревеньку, откуда пролегли все твои дороги... Или,..

Мать повезла сына в Брест. Был канун 9 Мая.

— Утром приедем, я покажу тебе крепость, а вечером — назад, в Москву. Успеешь вернуться к началу уроков...

Брест встретил их дождем. Продрогшие, мокрые, они добрались до крепости. И сразу забыли о непогоде, об усталости, о том, что даже не позавтракали. У входа, выполненного в форме звезды, собрались люди со всех концов страны. Звучала суровая песня сорок первого года: «Вставай, страна огромная...»

Сын восторженно глядел на нескольких ветеранов, отважных защитников Брестской крепости, которым почтительно уступали дорогу. Молча, полный трепета, рассматривал священные развалины, величественные скульптуры, воздвигнутые в честь героев.

Пожалуй, ничто не впечатляет так юное сердце, как посещение исторических мест, непосредственное общение с теми, о ком слагают легенды. Недаром тысячи человек отправляются на поле Бородино, хотя сражение здесь протекало больше полутора веков назад. И крепость над Бугом тоже никого не оставляет равнодушным. Не может оставить. Мальчик гладил рукой кусок кирпича, опаленного огнем. Слушал воспоминания ветеранов о беспримерной защите Бреста. Серый гранит памятников, яркие краски живых цветов. И общий людской поток, объединенный одними мыслями, чувствами, в котором шли мальчик с матерью.

Они вместе задерживались перед портретами героев в музее обороны Брестской крепости.

— Смотри, это твой дед... — сказала мать. — И его друзья. Ты читал о них книгу Сергея Смирнова «Брестская крепость». Петр. Клыпа, который воевал здесь мальчиком... Зубачев, Фомин, Гаврилов...

Дорога к памятнику — не просто дорога к тому или иному населенному пункту, обозначенному кружком на карте. И не тропинка к бесхитростному, изготовленному

руками умельцев обелиску на опушке леса. Это дорога в наше с вами прошлое, героическое прошлое, которое мы и наши дети должны ценить, беречь. В последнее время утвердились прекрасные традиции создавать парк памяти, поле памяти, аллею памяти. Идет по такой аллее дед с внуком — и перед мальчиком развертывается живая история.

В Белоруссии есть городок Верхнедвинск, раньше именовавшийся Дриссой. Тридцать лет назад пионеры начали искать родственников офицеров, похороненных на центральной площади. Среди них — семью москвича лейтенанта Аркадия Пантиелева. Нашли мать, брата, который бережно хранил письма Аркадия с фронта. Сам он тоже воевал, летал штурманом на бомбардировщике, был сбит. Несколько лет пролежал в госпитале, потом работал агрономом в Подмосковье. Воспитывал двух сыновей — старшего в честь дяди назвали Аркадием.

Отец читал мальчикам фронтовые весточки брата — дорогие семейные реликвии. Треугольники, конверты с листовками, призывавшими беспощадно громить врага. «У нас сейчас тихо, — писал Аркадий. — Только шумят белорусские леса. Оживает природа. Ручьи. Солнце. Хорошие лунные ночи... Но экзотику, чудесную идиллию весны некогда рассматривать, надо вначале фашистов прогнать...» «Все дальше и дальше ухожу от вас на запад. Видите, как мы бьем врага. Нужны только великие силы, большое терпение, и мы дождемся часа победы». «Скоро уже конец Гитлеру и его банде. Сколько несчастья принесли они нашему народу!»

Лейтенант Пантиелев заслужил орден Красной Звезды за то, что, увидев, как солдаты чуть дрогнули перед танками противника, бросился вперед и вместе с командиром роты повел воинов в атаку. Боевая задача была выполнена. Мужество Аркадия в его последнем бою отмечено орденом Отечественной войны II степени. С волнением слушали племянники строки, пришедшие накануне гибели дяди: «Дорогие мои! Очень прошу, не беспокойтесь, что стал реже писать. Я здоров и невредим, но сейчас очень много работы, да притом я все время в движении. Но дела хорошие, радостные. Очень, очень скоро мы победим, и тогда все соберемся вместе». Обращаясь к брату, Аркадий добавлял: «Мы с тобой счастливые, будем непременно жить. Суть-то в том, чтобы победить и жить. Правда ведь?..»

Читая эти письма своим сыновьям, отправляясь с ними в Белоруссию на могилу брата, Яков Пантиелев вряд ли преследовал какую-то высокую цель. Просто считал — дети должны знать, как сражались с коричневой чумой их отцы, родные. А ребята черпали из писем безграничную любовь к Родине, которая подчиняла себе даже жажду жизни, понимали ее истоки.

Мальчик, носивший имя погибшего лейтенанта, вырос — стал архитектором. И задумал создать проект памятника на братскую могилу в белорусском городе, куда возил его в детстве отец.

Всей семьей приехали на открытие монумента в Двинске.

Сознание и чувство Родины мы формируем у юных граждан,
 раскрывая перед ними истину, что каждая горсть родной земли,
каждый камень пропитаны кровью борцов-патриотов... Мы передаем
 своим детям большие материальные и духовные богатства.
 Вместе с этими богатствами надо передавать и благородное чувство
 долга перед Родиной, которое несли в своем сердце герои,
идя на поле битвы за жизнь и счастье грядущих поколений.
В. А. Сухомлинский

Дорога к памятникам военных лет, к священным для Родины местам пролегает через наши жизни. Она раскрывает страницы истории. Вот почему идти по этой дороге мы должны обязательно вместе с детьми. В такой совместной поступи, в совместных переживаниях у ребят рождаются правильные взгляды на жизнь, на подвиг. Правда, иногда надо что-то подсказать им, на что-то нацелить, помочь правильно определиться. И мы, по возможности, поступаем именно так. Идем плечом к плечу. И все увереннее шагает рядом с вами будущий защитник Отечества.

Интересное