Почему младенцы ведут себя беспокойно

Категория: Педагогика малыша до года

Теперь, когда вы познакомились с этой уникальной личностью, как вы будете обращаться с ребенком, имеющим высокие потребности? Чтобы понять, как следует ухаживать за этими особыми детьми, сначала нужно понять, почему дети ведут себя беспокойно. Все очень просто: дети ведут себя беспокойно по тем же причинам, что и взрослые. Им больно, физически или эмоционально, или же они нуждаются в чем-то. Имеется огромный спектр типов плачущего ребенка. У более спокойного края находится ребенок, который плачет, чтобы его взяли на руки, но легко успокаивается и испытывает удовлетворение, когда его держат на руках. Другую крайность представляет ребенок, которому больно, — неутешно плачущий ребенок, получающий ярлык «страдающий коликами».

Дети беспокоятся, чтобы приспособиться

Находясь в матке, еще не рожденный ребенок чувствует себя в своем окружении идеально комфортно. Возможно, у него больше никогда не будет дома, в котором ребенок будет ощущать такую же гармонию — невесомость, постоянная температура и все питательные потребности автоматически и бесперебойно удовлетворяются. В целом, в матке все отлично организовано.

Рождение внезапно разрушает эту организацию. В течение месяца после рождения ребенок пытается заново обрести это ощущение организованности и вписаться в жизнь вне матки. Рождение и адаптация к послеродовой жизни заставляют проявиться темперамент ребенка, ведь он впервые вынужден делать что-то, чтобы его потребности были удовлетворены. Он вынужден действовать, как-то вести себя. Если ему голодно, холодно или страшно, он кричит. Он должен сделать усилие, чтобы получить то, что ему требуется, от обеспечивающего ему заботу окружения. Если его потребности просты и он может без труда получить то, что ему нужно, он получает название «легкий ребенок»; если приспособиться ему не так легко, его именуют «трудным». Он не чувствует себя комфортно. Беспокойные дети — это дети, которые чувствуют себя неуютно и которые не хотят мириться с тем уровнем заботы, который им дают. Им нужно больше, и они кричат, чтобы получить это.

Тоска по утробе

Другая причина, по которой плачут дети, заключается в том, что им недостает того окружения, которое у

них когда-то было, — матки. Ребенок ожидает, что жизнь будет продолжаться как раньше, но все оборачивается неправильно, и у ребенка появляется ощущение, что все неправильно. Ребенок хочет адаптироваться к своему новому окружению и имеет огромное желание чувствовать себя комфортно. Конфликт между желанием получить комфорт и невозможностью его добиться приводит к внутреннему стрессу и внешнему его выражению в так называемой капризности. Своим беспокойным поведением ребенок умоляет тех, кто ухаживает за ним, помочь ему найти то, что даст ему почувствовать себя хорошо, нечто вроде: «Отдайте мне назад мою утробу», пока он еще не стал достаточно взрослым, чтобы придумать собственные способы самоуспокоения.

Сразу же после рождения ребенка положили на теплый мамин живот, мамина грудь дала ему физическую и эмоциональную подпитку, днем родители носят его, плотно прижав к себе, в сумке, а ночью, опять же, тесно прижимают к себе. Ребенку не приходится беспокоиться. Все, что давала ему матка, по-прежнему здесь, и рождение лишь изменило форму выражения взаимоотношений.

А что же с ребенком, попадающим в мир, который дает ему иной уход? Взамен теплого и знакомого тела он получает пластиковый ящик в детской палате. Вместо теплой груди он получает силиконовую соску. Вместо постоянного физического контакта и частых кормлений он остается лежать в ящике, а на руки его берут и кормят строго по расписанию. Нарушается даже его сон. Вместо теплого тела, к которому он привык за девять месяцев в матке, он получает этот пластиковый бокс. У него два выбора. Он может удовлетвориться этой низкопробной «маткой» и стать «хорошим ребенком», или же он может протестовать, заявляя, что его новый дом ему не по вкусу. Чем больше он кричит, тем больше его берут на руки и носят. Чем больше он кричит, тем чаще его кормят. Он приучается требовать, чтобы получать кормление «по первому требованию». В первый же или второй день пребывания в детской палате ему присваивают название «суетливый». По ночам он кричит до тех пор, пока, от отчаяния, родители не берут его к себе в кровать. Наконец, через несколько недель крика во имя приспособления, ребенок понимает, что крик — это тоже способ выжить. Это единственный язык, который может обеспечить ему уровень заботы, который ему могли бы дать автоматически, прежде чем он потребовал его. Этот ребенок, жертва, как мы называем это, синдрома плохого начала, суетиться приучен жизнью.

Концепция уровня потребностей

Всем младенцам нужно, чтобы их брали на руки, кормили, гладили, а также оказывали чуткую заботу всеми прочими способами, но некоторым нужно больше, чем остальным, и некоторые младенцы выражают свои потребности сильнее. Именно тогда, когда мы пытались понять, почему некоторые из наших детей вели себя иначе, хотя получали тот же уровень заботы, мы пришли к концепции уровня потребностей. По нашему мнению, каждый ребенок имеет определенный уровень потребностей, удовлетворение которых позволяет ребенку достичь своего потенциала, эмоционально, физически и интеллектуально. Логично также предположить, что каждый ребенок рождается с соответствующим темпераментом, чтобы быть в состоянии дать знать о своем уровне потребностей.

Предположим, у ребенка средние потребности, которые должны быть удовлетворены, чтобы ребенок чувствовал себя комфортно. Он плачет лишь очень немного, а окружающие берут его на руки и укачивают ровно столько, чтобы контролировать беспокойное поведение ребенка. Его можно было бы окрестить «легкий ребенок». Предположим, ребенку нужно, чтобы его подолгу держали на руках. Он продолжает плакать, когда его кладут, поэтому добивается, чтобы его держали на руках больше — как если бы он требовал, чтобы его перевели из второго класса в первый. Этот ребенок получает ярлык «требовательный». Но оказавшись в первом классе (его много носят на руках, часто кормят, с ним

{неразлучны днем и ночью), он плачет все меньше и меньше. Теперь он там, где ему хорошо, и больше нет необходимости плакать. Оба ребенка нормальны, оба гармонично вписываются в окружающий мир, и один не лучше, чем другой. У них просто разные уровни потребностей и соответствующий темперамент, призванный помочь им добиться их удовлетворения.

Чувство единства

Требовательная малышка, которая «кричит, стоит мне лишь спустить ее с рук», нуждается в том, чтобы чувство единства с матерью не кончалось. До рождения эта малышка была едина с матерью. После рождения мать знает, что ребенок теперь представляет собой отдельного человека, но ребенок себя отдельным не чувствует. Ребенок по-прежнему нуждается в том, чтобы чувствовать себя связанным с матерью, и рождение изменило лишь форму выражения этой связи. Этот ребенок будет протестовать или вести себя беспокойно, если его неразлучность с матерью нарушена. Ему требуется продлить это единство еще некоторое время, и, к счастью, у него есть способность требовать этого. Если потребности этого ребенка услышаны и удовлетворены, он чувствует себя комфортно: он находится в гармонии с окружающим миром. Он чувствует, что все хорошо. Когда ребенок чувствует, что все хорошо,

его темперамент меньше проявляет себя, и он становится «хорошим» ребенком.

Приклеенный или оторванный

Матери часто говорят об этом чувстве единства, выражаясь так: «Мой ребенок словно приклеен ко мне». Они также используют слово «оторванный» для описания того, как их дети словно рассыпаются, когда теряют это чувство единства со своим окружением. Нэнси, мать, которая долго и упорно работала над установлением крепкого контакта со своим имеющим высокие потребности ребенком, как-то сказала нам: «Когда мой ребенок чувствует себя оторванным и словно бы рассыпается на кусочки, теперь я чувствую, что могу собрать кусочки и снова склеить его воедино. Это была долгая, суровая борьба, но я наконец начинаю получать проценты со своего вклада».