О мудрые вольки!

Категория: Общие сведения о растениях

Ребята, случайно или заинтересованно раскрывшие эту книгу! Не спешите возвращать ее на прилавок. Перелистайте странички, посмотрите картинки, и, уверены, вы обязательно найдете что-нибудь интересное, что имеет смысл применить на родительском садовом участке уже сейчас, пока у всех вас одна профессия - помощники мамы и папы. Углубившись в чтение, вы, может быть, с независимых позиций своего возраста и наклонностей увидите простые и оригинальные подходы к решению некоторых садовых проблем и даже сконструируете приспособление для упрощения отдельных приемов. И кто. знает, может, увлечетесь так, что на всю жизнь свяжете свою судьбу с садоводством. Не исключено, что для многих вообще будет откровением сам факт существования профессии садовода.

Приходилось, конечно, и вам слышать крылатую фразу о том, что каждый человек за свою жизнь должен вырастить хотя бы одно дерево. Сажать деревья в торжественные дни - древнейший обычай многих народов. В разных уголках нашей Родины вам покажут вековые дубы и тополя, кедры и лиственницы, груши и орехи, связанные с историческими событиями и выдающимися личностями.

Еще до недавнего времени в Тимирязевской сельскохозяйственной академии сохранялась традиция - каждая группа первокурсников сажала на Лесной даче несколько деревьев. Более ста лет тысячи будущих и уже именитых ученых-агрономов считали это дело естественным и очень важным. Но наступили 70-е годы, и по велению экологических невежд город-монстр поглотил первые гектары Лесной дачи...

А если бы каждый житель нашей страны посадил не просто дерево, а дерево, приносящее плоды! Если бы сажали деревья в дни свадьбы, рождения детей и в другие юбилейные даты! Представляете, вся страна - сад. Конечно, это мечта. Но все-таки сады, пусть не такие огромные, у нас есть. И для того чтобы, ухаживать за ними, нужны знания. Так давайте попробуем овладеть некоторыми из них.

Однако начальная профориентация - не единственная цель этой книги. Судьба садов определяется не только садоводами-профессиона-лами. Слишком часто она зависит от людей иных профессий, например

проектировщиков или строителей новых микрорайонов и целых городов, производственных комплексов, современных автострад. Какое бы решение вы приняли на их месте: сохранить или отдать под нож бульдозера встретившийся на пути приусадебный садик или высокоурожайный совхозный сад, уникальные, неповторимые коллекционные посадки научного учреждения или пришкольный опытный участок юннатов? Пока в подавляющем большинстве случаев находятся веские аргументы как раз не в пользу сада. Считая себя созидателями, такие "специалисты" уничтожают многотрудное, великое творение души и рук человеческих. Не помнят - или не знают, - что с древних времен по состоянию сада судили о хозяине, а по развитию садоводства - о государстве.

Садовод - одна из самых кропотливых профессий.

Надо точно знать, с какого дерева собрать плоды, как выбрать из них лучшие, как тщательно хранить их зимними месяцами, следя за температурой и влажностью, как весной посеять и как, наконец, дождаться крепкого сеянца с хорошими корнями. А потом пеленать его, чтобы прижился глазок интересного сорта, не один раз покружить вокруг растения, чтобы создать стройное деревце с прочной кроной. Наконец, посадить сад и прийти в него однажды по весне в пору белопенного буйства.

Садовод - одна из самых драматичных профессий.

Пронесется грозовая туча,-простучит в течение получаса ледяная дробь - и все усилия садовода окажутся перемешанными с землей. Одно морозное утро в мае - и кружевное облако из распустившихся белых с розовым цветков осядет серым туманом, и светлые надежды весеннего сада обернутся пустоцветом. Неделя крепких морозов в бесснежье декабря или слишком солнечные дни в феврале - и сотни гектаров с тысячами деревьев превратятся в былинное поле брани.

Садовод - одна из самых радостных профессий.

Плоды труда садовода делают .счастливыми, сопровождают в дни особых событий и торжеств, возвращают утраченное здоровье.

Разве это не так? Разве не найдется у каждого из вас хотя бы одно приятное воспоминание о бабушкином яблоневом саде, где вы и сами уже успели потрудиться, о встреченной в походе высоченной груше-дикарке с необыкновенно вкусными (как вам тогда показалось) плодами, о земляничной поляне и зарослях малины вперемежку с крапивой и, наконец, о привезенных мамой и папой в пионерский лагерь апельсинах и бананах?..

Бесспорно, будет приятно, если эта книга умйожит число деятельных садоводов-профессионалов. Но даже если вы изберете иной путь и в вашей власти вдруг окажется, судьба какого-либо сада, вспомните о том, что здесь прочитали. О том, сколько поколений ученых и народных селекционеров посвятили свои жизни выведению сортов, радующих нас прекрасными плодами. О том, каких трудов стоит сохранить семена и вырастить из них сеянцы. О том, как долог путь возмужания

сада и как трудно живется ему в мороз, засуху, заморозки, оттепели, .из-за болезней и вредителей, а то и просто из-за людской неблагодарности и бесхозяйственности. Припомните - и встаньте на защиту сада,

Изучив в школе ботанику, дарвинизм, природоведение, потрудившись на родительском садовом участке, многие из вас узнали о существовании различных сортов яблони, вишни, абрикоса, винограда и других плодовых пород. И наверное, однажды, с удовольствием доедая румяное, как говорят в сказках, яблочко или ароматную сливу, кое-кто захотел выбрать семена или косточки и посадить их, чтобы вырастить деревце с такими же чудесными плодами.

Выбрали, посадили в огороде в чистую, рыхлую, влажную почву. И что же? Проходит месяц, другой - не прорастают ни семена, ни косточки. Могут вообще пропасть. А случается, пролежат в земле целое лето, о них и забыть уже успели. Но следующей весной - пожалуйста вам: росток-стебелек, да такой жизнерадостный. Выходит, что-то мешало свежему семени прорасти даже во влажной почве. Оказывается, в тканях семени содержатся особые вещества, которые в природных условиях тормозят активную деятельность зародыша. Не спешите думать, что это очень плохо. Можете представить, что произошло бы, если в лесу из семян созревших и опавших яблок уже осенью появились нежные ростки. Совершенно верно, их погубил бы первый же мороз. Вот и приспособилось растение, определив зародышу задание прорастать только после зимовки.

Под влиянием смены низких положительных температур и при высокой влажности размягчаются покровные ткани семечка, изменяются и тормозящие рост вещества. Только после этого при благоприятных условиях среды пробуждается зародыш, появляется росток. Вот на нем и листочки зазеленели. Вот и веточки выросли. Осень наступила, листья облетели. Пришла весна. Растет деревце, новые и новые ветки образуются, но корявые какиз-то, колючие. Пять-десять лет пройдет, пока цветения дождешься. А осенью - где же те яблоки, так когда-то понравившиеся, из которых семена посеяли? Есть хуже, по вкусу, есть лучше, но ни одного, подобного исходному. Как же тогда получают многогектарные сады из деревьев с одинаковыми яблоками, грушами, персиками, черешней?

Вырастить большое количество деревьев каких-то строго определенных сортов - дело не простое и не скорое. Выращивают их в специальных питомниках. Работают здесь очень знающие, трудолюбивые, терпеливые, заботливые, влюбленные в свое дело люди. Многие из них вырастили не одну сотню тысяч плодовых растений. Цветут и плодоносят они в совхозных садах или на участках садоводов-любителей по всей нашей стране.

Труд мастера-питомниковода по точности исполнения, творческому содержанию близок к труду ювелира, только еще сложнее, так как своего рода огранке подвергается живое растение, служащее основой для будущего дерева.

Хозяйство в питомнике обширное и разнообразное. Есть сад, где выращивают деревья подлежащих размножению сортов. Он называется маточно-черенковым. Здесь взрослые растения бережно хранят "культурные" качества сортов. Есть сад, где выращивают деревья, с которых собирают урожай и заготавливают семена. Он называется маточно-семенным. Есть сад - маточник вегетативно размножаемых подвоев. Здесь ветки выращенных деревьев окучивают почвой, укореняют, и они дают начало самостоятельным растениям. Их отделяют и используют затем в качестве подвоя для создания плодового дерева, прививая на них нужный сорт. Обязательное требование ко всем этим насаждениям - абсолютное здоровье и стопроцентная гарантия соответствия конкретному сорту.

Имеются в питомнике поля, где выращивают сеянцы, окулянты, одно- и двулетки, есть также постройки-помещения для зимней прививки, стратификации семян, хранения подвоев, черенков, парники для размножения подвоев, теплицы для интенсивного выращивания саженцев в контейнерах и т. п.

Вы спросите: зачем все это нужно? Можно, наверное, взять ветку от понравившегося сорта и поставить в бутылку с водой, как вербу или тополь. Появятся корни - высаживай в сад. Что ж, почти так и поступают, например, со многими сортами вишни (Владимирская, Агатовая, Загорьевская), сливы (Скороспелка красная, Память Тимирязева), груши (Нарядная Ефимова) и даже с некоторыми сортами яблони, но далеко не со всеми. И укоренение проводят, разумеется, не в бутылках, а в парниках с туманообразующей установкой. При этом укореняемые части растений обрабатывают специальными ростовыми веществами, способствующими корнеобразованию. Но опять же не у всех пород и сортов.

Однако туманообразующие установки, ростовые вещества появились у питомниководов не так давно. А как же поступали раньше? Давайте представим: какой-то древний-древний римлянин, или египтянин, или китаец долго и безуспешно пытался дождаться образования корней у ветки его любимой яблони, или грецкого ореха, или мандарина. И вдруг - эврика! Если ветка не в состоянии вырастить свои корни, можно попробовать "посадить" ее на чужие! Нашел молодое деревце яблони (грецкого ореха, мандарина). Срезал у него прошлогоднюю ветку и заменил ее такой же, но срезанной с дерева желаемого сорта. Прижилась. Постепенно удалил древний экспериментатор все остальные ветки дерева-хозяина и сформировал всю крону из прижившейся ветки. И назвал растение, которое "предоставило" корни, подвоем, а привитую часть - привоем. Многие поколения садоводов всего мира совершенствовали этот метод, но и до наших дней он дошел в своем изначальном виде - с обязательным присутствием как минимум двух компонентов: подвоя и привоя. Компонентов может быть несколько: штамбообразователь, скелетообразователь, промежуточный, или интеркалярный, подвой, а потом уже сорт. Но об этом чуть позже.

Что касается привоя, то и сегодня продолжается поиск лучшего варианта: что и когда брать в качестве привоя - еще растущий зеленый побег с листьями летом, этот же побег, но уже в конце лета, перезимовавший прошлогодний прирост, либо одну почку со щитком -небольшой частью коры и древесины стебля, либо черенок - часть стебля с 2-3 почками; когда его срезать и как хранить. Разнообразны и оригинальны способы совмещения привоя с подвоем, материалы для обвязки, орудия для выполнения операции. Не менее сложно обстоит дело с подвоем. К нему предъявляют целый ряд требований: мощная разветвленная корневая система, совместимость (хорошее срастание с привоем), слаборослость, обеспечивающая дереву компактную форму кроны, зимостойкость, устойчивость к патогенам. Если это семенной подвой, он не должен образовывать поросли, если его размножают вегетативным путем, то должен обладать высоким коэффициентом размножения.